МЕДИКО-ПЕДАГОГИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ

Стандартный
0 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 5 (0 оценок, среднее: 0,00 из 5)
Для того чтобы оценить запись, вы должны быть зарегистрированным пользователем сайта.
Загрузка...


Тот факт, что дети часто оказываются объектами тайного совоспитания на улице и каждый ребенок рискует получить сведения о поле этим маложелательным путем, делает разумное общегигиеническое и половое просвещение в младших классах несомненно целесообразным. Однако программы полового просвещения — даже самые совершенные — не исчерпывают задач, стоящих перед половым воспитанием в этом возрасте. Громадное значение имеет приобретаемый в первые школьные годы практический опыт отношений между людьми разного пола, влияния взрослых на поведение, опыт переживаний и психосексуальные установки ребенка. Решающее значение при этом имеет способность взрослых оценить свою объективную позицию по отношению к детям и полу, избежать прямой проекции своего (неизбежно ограниченного и, как правило, очень индивидуального) опыта на конкретные ситуации, в которых находится ребенок. Женщины с неразрешенными сексуальными проблемами либо обладают наивно-инфантильным переживанием сексуальности, либо рассматривают отношения мужчины и женщины как поле битвы, на котором женщина должна одержать верх над мужчиной, либо сексуальность в их представлении служит единственно цели деторождения [Hardi J., 1972]. Г. С. Васильченко (1977) выделяет и ряд типов мужских сексуальных проблем, влияющих на восприятие мужчинами проблем пола у окружающих. И родителям, и педагогам имеет смысл оценить свою реальную психосексуальную позицию, сопоставив ее с требованиями, выдвигаемыми половым воспитанием. Это избавит взрослых от ряда трудностей, предохранит от многих ошибок и поможет найти наиболее эффективные пути проведения полового воспитания. Ни попытки «закрыть глаза» на сексуальность и психосексуальное развитие детей, ни переоценка значения сексуальности в жизни человека не способствуют успеху этой работы.

«Агрессивное ухаживание» мальчиков на этапе половой гомогенизации часто вызывает острое недовольство взрослых и соответствующие «воспитательные меры». Это приводит к утрате педагогического контакта с ребенком и нередко отрицательно сказывается на формировании полоролевых установок не только мальчиков, но и девочек. Осуждая и наказывая мальчика за такое «ухаживание», взрослый рискует способствовать выработке негативного отношения не только к стилю ухаживания, но и к самому ухаживанию, так как стиль этот для мальчика 9—10 лет естествен. Целесообразно не наказывать, а указать на возможность и других способов проявить внимание (хотя освоить эти другие способы мальчик сможет, как правило, позже). Не менее, а часто — более важно создать условия для социально приемлемой реализации спонтанных тенденций детей. Этому поможет эмоциональный климат уроков труда, внеклассных занятий и досуга, когда мальчики и девочки заняты общим делом. Важно, чтобы они могли переживать и осознавать свое разное по содержанию (но не по ценности) и в равной мере необходимое участие в общем деле, могли помогать друг другу как равноправные (но не тождественные) партнеры.

Трудно переоценить значение кружковой работы, физкультурных и военно-спортивных игр с их положительным эмоциональным зарядом. Мальчики тяготеют к «мужским» кружкам, которыми и руководят, как правило, мужчины. Здесь они, как и девочки в «женских» кружках, более свободны в проявлениях маскулинности (фемининности). Это, разумеется, не значит, что мальчик не может интересоваться, например, кройкой и шитьем, а девочка — моделированием самолетов. Но такие занятия порой требуют от ребенка (особенно — мальчика) немалого личного мужества, чтобы противостоять насмешкам сверстников, улыбкам (а то и недовольству) взрослых. Поддержка, иногда — просто понимание со стороны значимых взрослых могут помочь разрядить ситуацию.

Роль родителей также состоит не в том, чтобы наказывать, а в том, чтобы привлечь ребенка к реально ценным занятиям, соответствующим его склонностям и установкам маскулинности — фемининности. Для этого не нужны какие-то специальные меры; достаточно включить сына или дочь в круг семейных обязанностей. Когда мужская и женская части семьи помогают друг другу в общем деле, то этим задачи полового воспитания решаются никак не меньше, чем назидательными беседами. Мы неоднократно убеждались в том, что как раз маскулинные мальчики, растущие в таких семьях, редко предпринимают акты бесцельной агрессии в адрес девочек, призванной лишь выразить внимание. Они умеют проявить и заботу о девочке, когда это надо. Попытки жесткого разделения труда на «мужской» и «женский» в современной семье едва ли уместны. Забота о выработке у ребенка маскулинных или фемининных установок не может быть сведена к такому разделению. Умение справляться с физическими нагрузками, мужественная решительность, стремление взять на себя трудности — все эти качества должны воспитываться у мальчиков. Но в такой же степени они нужны и девочкам. Речь не о том, что все должны делать одно и то же, и не о том, что «мальчикам — мужское, а девочкам — женское»: абсолютная «уравниловка» и сегрегация одинаково плохи. Речь должна больше идти о стиле деятельности, о системе маскулинных и фемининных ценностей. От позиций маскулинности и фемининности легче перейти к расширению круга обязанностей, чем от разделяемых по полу дел к установкам поведения.

Родители стремятся всячески оградить ребенка от столкновений с телесными проявлениями пола: «Это тебе рано, здесь целуются, это не для тебя» и т. д. Врач-педиатр, используя весьма обывательскую терминологию, рассказала, как, оказавшись с 12-летней дочерью на «взрослом» фильме, велела ей «спать» и заставила закрыть глаза на время смущавшего ее эпизода. Едва ли можно найти лучший способ привлечь внимание ребенка к тому, от чего хотят оградить, и придать естественным человеческим отношениям в восприятии ребенка постыдный характер. Не навязывая ребенку знакомство с сексуальностью, лучше все же при непредсказуемых столкновениях с ней обратить внимание на красоту человеческих отношений, на оскорбительность для человека их принижения. Как правило, аффективное отношение взрослых не ограждает ребенка от проявлений сексуальности, а лишь фиксирует на них внимание и стимулирует сдерживаемые взрослыми (как они думают) интересы.

К нам обратилась мать 9-летнего мальчика с жалобами на его болезненную ревность к полуторагодовалой сестре и стремление подглядывать за переодеванием и естественными отправлениями девочек и женщин. Как оказалось, он всегда очень хотел иметь брата или сестру, но всегда отстранялся матерью от обсуждения этих вопросов, а его попытки помочь ухаживать за сестрой мать сразу пресекла: «Она девочка, а ты мальчик,— это стыдно».

Появляющееся у большинства детей в этом возрасте чувство красоты создает новые благоприятные возможности для воспитания. Было бы ошибочным разочаровывать, а тем более — стыдить ребенка, любующегося тем или иным (пусть даже непривлекательным) человеком или зрелищем. Но очень важно подсказать, показать и помочь находить красивое в жизни, в том числе — в человеке противоположного пола. Полезно попытаться показать ребенку высокое и духовное в человеке, то, как оно проявляется в поведении и поступках, как выражается в позе, жесте, мимике и т. д. Ни гипертрофирующее подчеркивание, ни игнорирование телесности при этом нежелательны.

Как бы в противовес тенденции максимального ограничения некоторые взрослые склонны не слишком считаться с восприятием ребенка, чрезмерно демонстрируют свободу поведения при детях. Не для всякого ребенка (особенно, если он уже «просвещен» на улице) безразличны вольное толкование пола в шутках, анекдотах, каламбурах, не говоря уже о просто пошлых и непристойных высказываниях и действиях. Постоянное обсуждение в семье мелочей жизни и поведения знакомых превышает возможности понимания ребенком, трактуется им по-своему и может ограничивать возможности становления маскулинного и фемининного поведения. Множество предрассудков прямо касаются отношений полов.

Одна наша 10-летняя пациентка, будучи на приеме после своего дня рождения, пренебрежительно отозвалась о мальчике, пришедшем к ней с цветами: «Зачем мне это сено?». Ее мать считает, что настоящий мужчина дарит женщине дорогие и дефицитные вещи, а цветы — подарок «рохли и размазни».

Подобные установки, то невежественные, то ханжеские или аморальные, запечатлеваются ребенком, влияют на его полоролевое развитие, рискуют помешать возникновению естественных и гармоничных человеческих отношений, позволяющих находить радостное и необычное в самом простом и повседневном. В этом возрасте — возрасте нравственного созревания, установки детей отличаются от,представлений и установок взрослых. Продуктивнее не ломать еще только формирующиеся мнения и позиции, не навязывать детям пока недоступную для них мораль взрослых, а помочь им, насколько это возможно, понять мотивы поступков и попытаться направить ситуацию в адекватное русло. Оценивая, например, обиду девочки мальчиками класса, можно видеть за ней только неуважение к девочке, а можно предположить, что она дала для этого основания,— только терпение и такт помогут взрослому избежать опрометчиво одностороннего решения.

Половое воспитание, будучи в известном смысле воспитанием межличностных отношений, предполагает, что мальчики и девочки испытывают себя в товарищеских и дружеских отношениях. Формирующееся у них чувство долга по отношению к другому человеку в разнополой дружбе обретает оттенки маскулинности и фемининности. Вместе с тем, эти отношения — хорошая школа самостоятельности. Воспитатели часто забывают, что возможности моделировать для детей жизненные ситуации очень ограничены, а попытки оградить детей от жизни с ее противоречиями и разнообразием — просто несостоятельны. Остается единственная (и наилучшая!) возможность: вместо «короткого поводка» — самостоятельное разрешение возникающих проблем, в котором взрослый может страховать ребенка, но не действовать вместо него и не подменять деятельность ребенка книжно-теоретическими обсуждениями. Это особенно важно, когда речь заходит о стремлении оградить и предостеречь детей от встреч с «плохими», «испорченными» сверстниками и старшими. Предохранить от них возможно далеко не всегда, да и не это важно. Гораздо важнее — как поведет себя ребенок в таких встречах: будет перенимать дурное, останется нейтральным или, может быть, сумеет восстать против дурного подобно Дюшке из «Весенних перевертышей» В. Тендрякова.

Нравственная позиция — позиция активная, требующая часто немалого мужества, отчего следование ей понимается и как высокий человеческий и гражданский долг, и — нередко — как подвиг. Мало рассказать об этом детям, им надо помочь сформировать навыки нравственного поведения, несовместимого с односторонним извлечением выгоды из отношений человека с обществом, людей разного пола. Такие задачи накладывают на воспитателей обязанность стремиться соответствовать декларируемым ими моральным установкам. В первые школьные годы, создающие тот или иной настрой на дальнейшее обучение, на стиль отношений (в том числе между мальчиками и девочками), это особенно важно.

Опыт показывает, что если в дошкольном возрасте психика ребенка не была отягощена связанными с полом стыдом и страхом, а в младшем школьном возрасте половое воспитание было адекватной частью воспитания в целом, и если к началу пубертатного периода мальчики и девочки проделали при помощи родителей и воспитателей необходимые этапы психосексуальной дифференциации, то подростковый возраст лишается многих, казавшихся прежде неизбежными, трудностей. Особое внимание должно привлечь половое просвещение — как в силу достаточно эмоционально-нейтрального его восприятия, так и в силу того, что чем младше ребенок, тем в большей мере знания определяют складывающиеся убеждения.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.





Комментарий к статье

Войти с помощью: 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: