ПСИХОГЕНЕТИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ ИНТЕЛЛЕКТА

Стандартный
1 оценка, среднее: 5,00 из 51 оценка, среднее: 5,00 из 51 оценка, среднее: 5,00 из 51 оценка, среднее: 5,00 из 51 оценка, среднее: 5,00 из 5 (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Для того чтобы оценить запись, вы должны быть зарегистрированным пользователем сайта.
Загрузка...


Наследуемость IQ

При исследовании монозиготных близнецов, выросших порознь, обнаружена высокая степень корреляции коэффициента интеллекта (в пределах 0,64-0,78). Оценка наследуемости (в широком смысле, т. е. с учетом всех генетических факторов) в этих работах составила 0,75.

Согласно некоторым другим подсчетам, наследуемость этого коэффициента оценивается в 0,50, вклад общей среды 0,20-0,30, а остальная часть фенотипической дисперсии приходится на индивидуальные средовые воздействия и ошибку измерения (Chipuer et al., 1990; Loehlin, 1989).

Прямая оценка влияния общей среды возможна в исследованиях приемных детей. Если вычислить корреляцию по коэффициенту интеллекта между родными и неродными детьми, воспитанными в одной семье, то она составляет только 0,04 (данные четырех исследований, полученные уже на взрослых). Другие данные показывают, что в раннем детстве имеется небольшая корреляция между IQ генетически неродных детей, воспитывающихся в одной семье. Причем с возрастом, несмотря на увеличение длительности совместного воспитания, происходит падение корреляции практически до нуля. Эти данные показывают отсутствие влияния общей семейной среды на наблюдаемую изменчивость умственных способностей.

Корреляция IQ между детьми и их биологическими родителями во всех исследованиях была существенно выше, чем между приемными детьми и усыновителями (0,35-0,40 против 0,15). Очень интересные данные были получены в лонгитюдных исследованиях. Если в раннем детстве фиксируется небольшая корреляция IQ приемных детей и усыновителей, то начиная с 7 лет усиливается сходство между уровнем интеллекта приемных детей и их биологических родителей, а корреляция «приемные дети — усыновители» падает. При низких значениях коэффициента интеллекта у биологических родителей усиление сходства «приемные дети — биологические родители» достигается за счет снижения IQ у детей. Кроме того, было отмечено, что на это снижение не влиял социально-экономический статус усыновителей.

Самос репрезентативное исследование IQ было основано на данных призыва на военную службу в Дании (Tcasdalc, Owen, 1984). Все мужчины независимо от годности к службе выполняли тест по оценке интеллекта. Корреляция результатов тестирования среди родных детей, выросших вместе, составила 0,52, у родных детей, выросших в разных семьях, — 0,47, для сводных братьев и сестер, выросших порознь, этот показатель не превышал 0,22, а для приемных детей, выросших в одной семье, — 0,02. Таким образом, результаты указывают на высокую наследуемость и на незначительное влияние общей среды.

Изменения наследуемости коэффициента интеллекта с возрастом

В лонгитюдных близнецовых исследованиях интеллекта было показано, что в возрасте 3-6 месяцев практически отсутствует разница в корреляции умственных способностей между моно- и дизиготными близнецами, т. е. наследуемость равна нулю. Затем разница появляется и постепенно увеличивается за счет того, что сходство монозиготных близнецов все время растет, а сходство дизиготных все время уменьшается. В возрасте 15 лет корреляция по коэффициенту интеллекта для монозиготных близнецов составляла 0,86, а для дизиготных — 0,54. У взрослых значения корреляции IQ для монозиготных близнецов составляли 0,83, для дизиготных — 0,39 (McGue et al., 1993). В течение практически всего взрослого периода жизни наследуемость оставалась прежней, не превышая в среднем 0,81.

Увеличение наследуемости по мере взросления противоречит предположениям о том, что с возрастом все большую роль для возникновения индивидуальных различий играет воздействие среды.

По мере взросления и перехода от детства к взрослому состоянию наблюдается постепенное снижение практически до нуля вклада общей (разделенной) среды в наблюдаемую изменчивость IQ. Вклад индивидуальной среды остается сравнительно значимым для всех возрастов.

Если оценивать специальные умственные способности, то в целом получаются меньшие значения наследуемости, чем в случае общего IQ. Из массы данных по отдельным компонентам тестов, определяющих умственные способности, стоит упомянуть любопытный факт, касающийся вербальных способностей. Значения коэффициента наследуемости вербальных способностей превосходят показатели для невербального интеллекта. Это касается самых разных исследований вне зависимости от конкретных значений наследуемости, которые могут достаточно сильно варьировать. Получается, что невербальные способности более чувствительны к влияниям среды. В то же время в ходе близнецовых исследований выяснилось, что для памяти на невербальные стимулы характерны очень высокие показатели наследуемости (Михеев). Например, были получены значения коэффициента наследуемости для памяти на невербальные зрительные стимулы (0,93), на тактильные (0,69) и на слуховые (0,86). Напротив, для словесных стимулов, как зрительных, так и слуховых, не наблюдалось значительных различий в показателях моно- и дизиготных близнецов. Таким образом, значения коэффициента наследуемости для памяти на словесные стимулы оказались намного ниже (зрительные стимулы — 0,38; слуховые стимулы — 0,37).

Воздействия среды и коэффициент интеллекта

Поиски факторов, относящихся к средовым влияниям, которые могли бы повлиять на коэффициент интеллекта, дали относительно немного сведений. Подавляющее большинство работ указывает на незначительность влияния общей (разделенной) среды. Что касается индивидуальных средовых влияний, то большинство так или иначе сказывающихся на IQ воздействий относится к обеспечению нормального развития организма и нервной системы, в особенности на стадии раннего онтогенеза. Например, вирусные внутриутробные инфекции могут вызвать серьезные нарушения физического и умственного развития с падением коэффициента интеллекта. Недостаточное или неполноценное питание, нехватка витаминов, нарушающие нормальное развитие болезни приводят к снижению умственных способностей и коэффициента интеллекта. Столь же негативно сказываются и плохие условия жизни, недостаточный уро; вень медицинского обслуживания, неудовлетворительные санитарно-гигиенические условия.

Например, было обнаружено, что некоторое влияние на коэффициент интеллекта оказывает грудное вскармливание. Особенно заметен этот эффект на детях недоношенных или родившихся в срок, но с пониженным весом (меньше 2,4 кг). У тех из” них, кого вскармливали только грудью, IQ в возрасте 5 лет был в среднем на 11 баллов выше по сравнению с группой, где грудное вскармливание было ограниченным и применялись различные питательные смеси. Для детей с нормальным весом наблюдалась та же закономерность, но эффект не был таким выраженным (в среднем на 3 балла выше для группы с грудным вскармливанием). В настоящее время Американская академия педиатрии рекомендует грудное вскармливание в течение не менее 6 месяцев. Если сопоставить показатели детей, которых кормили грудью 7-9 месяцев, с теми, у которых этот срок был меньше месяца, то у первых 10 в среднем на 6 баллов выше.

К этой же категории воздействий (нарушение нормального развития) относится и уже упоминавшийся близнецовый эффект (глава 3), из-за которого у монозиготных близнецов несколько снижен коэффициент интеллекта (в среднем 90 баллов). В тех случаях, когда по какой-то причине один из близнецов умирает после рождения, развитие оставшегося идет практически без отклонений от нормы (IQ равен 99 баллам).

В учебниках часто упоминается о влиянии на IQ ребенка числа детей в семье, причем значение имеет число старших. Чем больше детей в семье и чем меньше интервалы между рождениями, тем ниже коэффициент интеллекта у младших детей. Однако следует отметить, что действительно значимые отличия наблюдаются только при большом количестве детей в семье (более 5-7). Поэтому данный фактор, по-видимому, тоже связан с ухудшением условий развития на ранних этапах онтогенеза.

Определенное влияние оказывает процедура усыновления, особенно ранняя, которая повышает IQ на 10-15 баллов. Причина, очевидно, также связана с обеспечением нормальных условий развития, поскольку приемные дети, как правило, происходят из неблагополучных семей, не обеспечивающих надлежащего ухода и воспитания. Следует обратить внимание еще на одно обстоятельство, важное для понимания результатов исследований. Выше уже говорилось о том, что корреляция коэффициента интеллекта приемных детей с IQ биологических родителей все время остается существенной, а влияние общесемейной среды чрезвычайно мало. В то же время процедура усыновления повышает IQ у приемных детей. Казалось бы, эти данные противоречат друг другу.

Говоря о наследуемости, мы имеем в виду изменчивость признака. Высокая наследуемость IQ означает, что изменчивость по этому признаку в данной группе определяется генетическими причинами. Влияние процедуры усыновления на IQ заключается в увеличении средних значений коэффициента интеллекта. Так что никакого противоречия нет. Среднее значение признака может измениться под воздействием какого-то средового фактора, который влияет на средние значения признака, понижая или повышая все оценки индивидов в равной степени и при этом не изменяя их общего распределения (т. е. величина дисперсии при этом остается прежней).

Точно так же данные, демонстрирующие нулевое значение вклада общей (разделенной среды) в наблюдаемую изменчивость IQ, зачастую интерпретируются как отсутствие значимого влияния общей среды на психологические свойства личности. Если нет корреляции между коэффициентом интеллекта приемных родителей и IQ приемных детей, то означает ли это, что условия воспитания не имеют значения? Просто так этот вывод делать нельзя. Информация о корреляциях, точно так же как и об изменчивости, еще ничего не говорит нам о средовых влияниях на значения признака. Иными словами, благоприятные условия, позволяющие реализовать генетический потенциал приемного ребенка и приводящие к повышению значения его 1Q, могут никак не повлиять на корреляцию 1Q, скажем, приемных и родных детей.

В одном французском исследовании приемных детей (возраст усыновления 5 лег) было обнаружено, что при повторных измерениях коэффициента интеллекта в подростковом возрасте наблюдалось увеличение IQ. При этом прирост был существенно выше у тех детей, которые были приняты в семьи с высоким уровнем достатка и образования родителей (Duymc et al.. 1999).

Имеется еще один, в определенной степени загадочный, средовой фактор, обусловливающий так называемый эффект Флинна.

Флинн обнаружил значительное увеличение коэффициента интеллекта (примерно на 20 баллов) в течение второй половины XX столетия (Flynn, 2000). Причины этого неясны, поскольку они вроде бы должны иметь средовую природу, но настолько большой прирост предполагает колоссальные изменения в средовых воздействиях за весьма короткое время. Наряду с предположениями, что это связано с повсеместным улучшением здравоохранения, питания и других условий жизни, было показано (Dickens, Flynn, 2001), что причиной такого мощного потенцирующего эффекта средовых воздействий в принципе могла бы быть корреляция «генотип—среда» (rGE).

В свое время предпринимались многочисленные попытки изменить коэффициент интеллекта за счет различных программ компенсаторного воспитания, раннего вмешательства, специального тренинга. Одна из самых масштабных попыток, так называемый Милуокский проект, представляла собой программу раннего вмешательства. Была выбрана группа риска (дети матерей с коэффициентом интеллекта менее 75 баллов), которая подверглась интенсивной тренировочной программе с 3-месячного возраста до 6 лет. Психологи оказывали помощь матерям в воспитании и обучении детей, специально тренируя способности, необходимые для успешного решения тестов. Эксперимент привел к тому, что у части детей удалось к моменту поступления в школу поднять IQ на 30 баллов. После этого разница между контрольной и экспериментальной группой стала быстро уменьшаться и к концу восьмилетнего обучения в школе составила только 10 баллов, причем натренированным оказался именно специфический интеллект, школьная успеваемость была одинаковой.

Тренировочный эффект вмешательства коснулся именно способности решать тесты, не затронув общий фактор интеллекта. Милуокский проект раннего вмешательства продолжался 14 лет и закончился без особых результатов. Затраты составили 23 тыс. долларов в расчете на 1 балл прироста IQ у одного ребенка.

Метаанализ 72 проектов раннего вмешательства показал, что все они давали примерно одинаковые результаты: в подавляющем большинстве случаев в результате применения развивающих программ удавалось увеличить IQ на 9-10 баллов перед поступлением в школу, после чего наблюдалось быстрое возвращение к уровню контрольных групп. Таким образом, коэффициент интеллекта за счет такого рода вмешательств удается изменить, но эффект имеет преходящий характер.

На основании этих данных многие пытаются отстаивать точку зрения о невозможности изменить с помощью программ раннего компенсаторного обучения «траекторию» развития интеллекта, которая устанавливается при рождении. Эта точка зрения основана на представлении (иногда неявном) о существовании некоего критического периода, когда воздействия среды определяют способности на всю оставшуюся жизнь.

На самом деле эти данные можно рассматривать и с другой точки зрения. Во-первых, эффекты различных развивающих программ достаточно очевидны, а то, что с прекращением обучения по этим программам наблюдаются обратные изменения, показывает лишь высокую пластичность ментальных способностей. Как только прекращается тренировка памяти, внимания, планирования и т. п., происходит их изменение в соответствии с новым уровнем использования. Экспериментальные данные показывают, что мозг сохраняет

огромный потенциал пластичности практически в течение всей жизни. И принцип use it or loose it («либо используешь, либо теряешь») играет огромную роль в развитии или деградации ментальных способностей человека.

Еще одна важная с методической точки зрения проблема касается оценок влияния общей среды. Ее роль, как уже было сказано выше, практически очень невелика. Почему? Дело в том, что изначально принимается совсем не очевидная логика — если среда одинаковая, то она должна увеличивать сходство (или, по крайней мере, не уменьшать). Для очень большого числа признаков фенотипа это действительно так, но не для таких сложных, как поведение человека. Приходится признать, что одно и то же средовое воздействие может по-разному повлиять даже на монозиготных близнецов в зависимости от свойств их личности. Тогда эта часть изменчивости не совсем правомерно будет отнесена на счет влияния индивидуальной среды и, что самое главное, приведет к неправильному выводу о том, что данный тип средового воздействия не имеет значения.

Заслуга психогенетики состоит в том, что она заставила пристально взглянуть на природу различий в психике человека. В настоящее время уже недостаточно подсчитывать значения h2 для все новых свойств, акцент исследований смещается в сторону выяснения способов влияния на те или иные качества с помощью средовых факторов. И здесь особенно важны такие психогенетические подходы, как анализ причин дискордантности близнецов или исследования с подробным изучением условий среды (и общей и индивидуальной), в которых развиваются приемные дети.

Высокая наследуемость коэффициента интеллекта очень часто совершенно неправильно воспринимается как указание на бесполезность обучения. Существуют две точки зрения. Первая заключается в том, что в низкой успеваемости человека, который плохо учится, виноват не он сам, а его гены. Согласно второй, всех обладающих низким коэффициентом интеллекта не стоит учить вовсе, так как это бесполезная трата средств. Оба этих подхода неверны.

Прежде всего высокая наследуемость совсем не означает, что признак нечувствителен к воздействиям среды. Представим себе, что мы знаем оптимальные условия для развития, образования и воспитания личности и обеспечиваем их для всех детей. В таком обществе подавляющая часть индивидуальных различий между людьми будет определяться особенностями их генотипа, т. е. коэффициент наследуемости будет приближаться к максимальным значениям. Наследуемость IQ должна быть выше в эгалитарных обществах! И наоборот, чем больше будет различий в социально-экономическом положении людей, в условиях их жизни, образовании и воспитании, тем больше будет вклад среды в наблюдаемую изменчивость признака.

Кроме того, интеллект и коэффициент интеллекта — это все-таки вещи разные, и обученный человек радикально отличается от необученного, даже если у них одинаковый IQ. Более того, лица со сниженным коэффициентом интеллекта нуждаются в особенно тщательном и методичном обучении, чтобы компенсировать недостаток способностей.

Второй момент, тоже очень важный: нельзя забывать о том, что в случае коэффициента интеллекта речь идет об определенных способностях. Каким образом будут использованы эти способности в жизни конкретной личности — это уже совсем другой вопрос. В некоторых случаях, как это ни парадоксально звучит, слишком хорошие способности могут оказать дурную услугу. Н. Винер в свое время заметил, что он видел немало способных умов, ничего не достигших, потому что легкость усвоения защищала их от дисциплины обычной школы и они ничего не получили взамен нее.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарий к статье

Войти с помощью: 

Мы не размещаем навязывающуюся, эротическую, шоковую и любую другую плохую рекламу. Сайт живет за счет рекламы. Пожалуйста, отключите блокировщик рекламы для этого сайта

Обнаружен включенный блокировщик рекламы

Мы не размещаем навязывающуюся, эротическую, шоковую и любую другую плохую рекламу. Сайт живет за счет рекламы. Пожалуйста, отключите блокировщик рекламы для этого сайта

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: