ПОСЛЕДНИЙ ШАНС

Стандартный
0 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 5 (0 оценок, среднее: 0,00 из 5)
Для того чтобы оценить запись, вы должны быть зарегистрированным пользователем сайта.
Загрузка...


Ты считаешь, что все в твоей жизни сломано, И ни веришь в любовь совершенно ты…

Евгений Евтушенко

alt

Девушка Люда, 28 лет, пыталась покончить с собой, потому что случайный знакомый, с которым она три недели назад познакомилась в кино, так и не позвонил, хоть и обещал. Катя, 22 лет, попала в психиатрическую больницу с реактивной депрессией (то есть депрессией, возникающей вследствие психической травмы) — парень, с котором она познакомилась по переписке и обменивалась письмами в течение двух лет его службы в армии, после демобилизации так и не объявился. Коринна, 30 лет, приведена к психотерапевту коллегами-учительницами — после ухода из школы молодого преподавателя физики, в которого она была тайно влюблена, она все время плачет и не может работать.

Что объединяет все эти случаи? На первый взгляд поражающее несоответствие причины и следствия. С точки зрения рядового обывателя, эти девушки просто сумасшедшие. На самом деле они вполне нормальны, но крайне неуверены в себе, обладают очень низкой самооценкой, а то, что кажется непосредственной причиной нервного срыва, на самом деле лишь повод, последняя капля. Для себя я называю этих несчастных созданий «последний шанс».

Характерные особенности таких девушек — внутренняя и внешняя зажатость, скованность, полное неумение одеваться и пользоваться косметикой, отсутствие даже признаков кокетства. Обычно они считают себя уродами, хотя чаще всего, как и большинство женщин, они и не красавицы и не полные дурнушки, а так, серединка на половинку; но именно неумение подать себя и пренебрежение своей внешностью делают их объективно малопривлекательными. Кроме того, их общая черта — абсолютное отсутствие всяких навыков общения, даже в самой маленькой компании они молчат, а если к ним обращаются, то краснеют и отвечают невпопад. Довольно часто эти женщины страдают легким заиканием, которое проходит в привычной для них обстановке — при разговоре с родными или детьми (вообще с детьми они чувствуют себя свободнее, недаром так много среди них воспитательниц детских садов и учительниц младших классов! Что касается мужчин, то даже мысль об обращении к ним рождает у них замешательство, они никогда не согласятся, например, навестить заболевшего сотрудника. Страх, внушаемый любыми представителями мужского пола, сидит глубоко внутри — женщины такого типа в хорошем настроении и спокойной обстановке, например увлеченные психотерапевтической игрой, просто «не видят» мужчин, игнорируют их присутствие в комнате, а более тесное вынужденное общение рождает у них панику. С самого детства эти девушки постоянно ощущают себя не в своей тарелке, глубоко переживают свое «уродство», очень часто считают себя не только неловкими и неумелыми, но и глупыми; они чувствуют себя жертвами судьбы, неудачницами и очень рано ставят на своей жизни крест. Кроме того, они обычно долго и тяжело переживают реальные, а чаще вымышленные обиды, очень чувствительны, преувеличивают свои недостатки до вселенских размеров и с трудом обращаются за помощью к врачу — из-за недоверия и стеснительности. Для этих девушек характерна постоянная очень низкая самооценка, они страдают сильнейшим комплексом неполноценности, им плохо не только в период реального кризиса, но практически всегда. Именно поэтому у них так низок порог наступления депрессии, легко возникают мысли о добровольном уходе из жизни.

Чаще всего девушки такого типа воспитываются в неполной семье матерью-одиночкой, которая сама не очень-то здорово умеет ладить с мужчинами. Давайте, например, поближе познакомимся с семьей Лены. Лене 26 лет, она учительница младших классов. Мама Лены тоже педагог, завуч, с мужем развелась, когда дочери был годик, с тех пор ни она сама, ни Лена его не видели. Ребенка ей помогали воспитывать мать и незамужняя сестра. Ленины бабушка и тетка — это те родственники, с которыми они близки до сих пор, кроме них в доме бывают изредка только подруги мамы и самой Лены. Ленина мать всегда ходит в строгих костюмах, которые она считает соответствующими своей профессии, с одним и тем же неизменным узлом на затылке. Сама Лена одевается отнюдь не дешево и не небрежно, но дорогие фирменные вещи на ней не смотрятся: длинная джинсовая юбка скрывает ноги и подчеркивает малый рост, бесформенный свитер маскирует талию, к тому же Лена сутулится, стесняясь непропорционально большой для ее роста груди. Словом, у нее фигура певицы Сабрины, только без ее сексапильности и шарма.

Мать воспитывала Лену в строгости. Сама человек долга, она и от дочери требовала безукоризненного выполнения всех своих требований. Лена прилежно училась, ходила вместе с подругами на кружок кройки и шитья, занималась с преподавателем английским, но нигде ее достижения не были слишком впечатляющими Мать была недовольна, нередко бросала сентенции вроде: «Красавица может позволить себе быть глупой, но дурнушке волей- неволей приходится быть умной… Что мне делать, если дочь растет глупой дурнушкой!» Таким образом, Лена усваивала, что она не только некрасива — об этом она догадывалась и сама, глядя в зеркало (особые муки ей доставляла вдруг откуда-то появившаяся в 14 лет грудь, которую она стеснялась и безжалостно утягивала), но и не умна.

Здесь я сделаю небольшое отступление. Оно обращено к матерям. Если бы матери могли догадаться заранее, сколько зла они причиняют подрастающим дочерям своими необдуманными, порой сказанными в раздражении словами, а иногда и советами и поучениями, произнесенными из самых добрых побуждений! Вспоминаю одну свою пациентку, очень милую девушку. Все детство и юность мать внушала ей, что она урод, вместо того чтобы повести к эндокринологу. А эндокринологическое лечение очень быстро избавило ее от избыточной полноты и чрезмерной волосатости, оставшиеся усики уничтожили электроэпиляцией. Она оказалась просто красавицей! А вот последствия психической травмы — выраженный комплекс неполноценности, крайняя неуверенность в себе — мешали ей жить еще долго. В принципе каждая девочка обязательно проходит стадию гадкого утенка, и любое неосторожное слово, засевшее в ее подсознании, может привести к тому, что подросший гадкий утенок все равно будет ощущать себя изгоем, даже если он в действительности превратился в прекрасного лебедя.

Но давайте вернемся к Лене. С детства она не любила и не умела играть с мальчиками. Выполняла все правила предосторожности, внушенные ей родными: не садилась в лифт с незнакомыми мужчинами и старшими мальчиками, не разговаривала с посторонними. Когда Лена подросла, мать стала следить, чтобы она не гуляла после наступления темноты и ни в коем случае не посещала школьные вечеринки, где царит «разврат». А что может случиться с неосторожными и легкомысленными юными особами, Лене было известно очень хорошо: у матери, как у завуча, всегда была куча примеров. По тем же соображениям Лену не отпускали в пионерские лагеря и туристские походы, впрочем, она и сама, девочка очень домашняя, туда не стремилась. Лена никогда не танцевала с мальчиками, вздрагивала и краснела, если кто-нибудь случайно до нее дотрагивался. Мальчики в классе любили ее дразнить, а, впрочем, чаще не замечали, просто не обращали на нее внимания. Таким образом, к моменту окончания школы, когда большинство девушек ее возраста изведали если не все сладости любви, то хотя бы прошли через юношескую влюбленность и поцелуи, Лена сохранила полнейшую невинность и, что хуже, абсолютное неведение относительно психологии мужчин и инстинктивный страх перед ними.

После школы она поступила в пед училище (в институт она пойти не решилась, не веря в свои силы), где, в чисто девичьем обществе, она чувствовала себя свободнее. И вот уже пять лет она работает в школе. Но ничего в ее жизни не изменилось: по-прежнему она живет вдвоем с суровой матерью, каждый день школа, дом и — больше ничего. У нее есть две близкие подруги по пед училищу, такие же, как она сама, скромные и замкнутые. Ни у кого из них нет поклонников, одни мечты, так и живут.

И вот теперь мы переходим к эпизоду, который оправдывает название «последний шанс». Полгода назад в жизни Лены появился Анатолий. Она познакомилась с ним на курсах повышения квалификации. Он был куратором их группы, и Лена сначала общалась с ним по делу: она была назначена старостой. Потом он пригласил ее на выездной семинар молодых учителей, и целых два дня, субботу и воскресение, она была счастлива, как никогда раньше. Семинар проходил в доме отдыха, в старом сосновом бору, и Лена занималась вместе со всеми, вселилась вместе со всеми, и рядом все время был внимательный Анатолий. После приезда в Москву он звонил несколько раз, приглашал на выставку, на модный фильм. Потом звонки стали реже, а три месяца назад он совсем пропал. Набравшись мужества, она позволила ему сама. Он поднял трубку, вежливо расспросил ее о делах, но на робкое предложение встретиться ответил, что очень занят. С тех пор не было ни звонков, ни встреч. Лена переживала, часто плакала, сильно похудела, перестала спать ночами. Обеспокоенная мать отвела ее к врачу.

— Лена, ты любила его?

Она не знает, да разве в этом дело? Она полюбила бы любого, кто обратил бы на нее внимание, хотя бы из благодарности. «Как вы не понимаете, это была моя последняя надежда!» А теперь… Что теперь? Жизнь кончена, ничего хорошего уже не будет. К Анатолию у нее двойственное отношение: с одной стороны, это единственное яркое пятно в ее серой жизни, с другой — он ее предал, поиграл и бросил…

— Лена, а он говорил тебе о чувствах?

— Нет.

— А пытался он тебя поцеловать?

— Один раз, в щечку.

— Так какие у тебя могут быть к нему претензии?

Она смотрит на меня в недоумении. Она для себя уже все представила: и как он за ней ухаживает, и как делает предложение, и как они идут в загс, она в красивом платье и сама почти красивая… Когда у человека нет представления о реальной действительности, он заменяет ее свои воображением. И сейчас уже не важно, оттолкнуло ли Анатолия поведение Лены или он сам быстро разобрался, что это не его тип женщины. Этот эпизод уже в прошлом. Но беда в том, что девушки с характером Лены ведут себя с решившимися поухаживать за ними кавалерами так, что тех как ветром сдувает. Ни един нормальный мужчина не потерпит, чтобы в него вцеплялись мертвой хваткой, чтобы женщина, пренебрегая правилами игры (а Лена просто не имеет о них представления), торопила события. Мужчина всегда видит, как на него смотрит женщина, и от жадного и одновременно преданного взора готов бежать на край света.

Да, это уже в прошлом… А в настоящем — надо заставить Лену поверить в себя, в то, что у нее еще многое впереди И психотерапевтическая работа с ней будет идти по двум направлениям. Во-первых, нам надо избавляться от комплекса неполноценности Лена должна переоценить то, что она считает своими недостатками, и раскрыть в себе новые, еще неведомые ей достоинства. В данном конкретном случае нам есть от чего отталкиваться: как я уже говорила, Лена внешне напоминает Сабрину, только ей надо выпрямиться, научиться не прятать, а выставлять напоказ свою довольно-таки сексуальную женственность, гордиться своей фигурой. Ох, как трудно это для человека, который привык считать все лучшее в себе греховным и постыдным и которому всю жизнь внушали, что ноги выше колен обнажают только проститутки! И здесь нам поможет и аутогенная тренировка, которая снимает зажатость и при помощи специальных приемов повышает уверенность в себе, и обучение правильной осанке и движению. И еще ее обязательно надо научить красиво одеваться и пользоваться макияжем. В принципе лучше всего ей помогли бы курсы типа Школы женского обаяния.

И во-вторых, Лену надо обязательно научить общению, дать ей общие и конкретные навыки общения с противоположным полом. Такое обучение возможно только в специальных психотерапевтических группах — нельзя научиться плавать на берегу, невозможно научиться общаться без общения. И еще Лене могут помочь бальные танцы, самая обычная группа для начинающих — ничто так не развивает чувство партнера, как парный танец, который к тому же позволяет избавиться от чисто физического страха перед мужчинами.

Но все это может быть действенным при одном условии: если Лена сумеет решиться переломить себя и вложить много груда и энергии в свое преображение. Для этого ей надо прекратить копаться в себе  и беспрестанно себя ошикивать, переступить через свою пассивность и неверие и отдать все силы сотворению себя самой, чтобы стать в конце концов счастливой женщиной.

Надо сказать, что к группе «последний шанс», как ни странно, относятся и девушки, чье поведение на первый взгляд полностью противоположно Лениному. Это женщины с крайне выраженным комплексом неполноценности, но развитые сексуально и не испытывающие страха перед мужчинами. Они настолько не уверены в себе, в своей женской притягательности, что пытаются привязать к себе мужчину самым надежным, на их взгляд, способом — сразу же ложась с ним в постель. Но, как известно, легко доставшееся не ценится, и вот уже брошенная девушка «вцепляется» таким же образом в другого, так же пытаясь его привязать «физической любовью», не замечая, что окружающие начинают относиться к ней как к женщине легкого поведения. При этом довольно часто эти женщины вовсе не обладают горячим темпераментом, не испытывают при физической близости оргазма и даже просто удовлетворения. Они просто пытаются доказать себе и окружающим, что они — привлекательные женщины, и бросаются на каждого нового мужчину в полной уверенности, что это и есть их единственный и неповторимый избранник.

Вот Таня, 20-летняя студентка технического вуза Она пришла ко мне с жалобами па плохое самочувствие и личные неудачи. Недавно она познакомилась с Игорем, студентом старшего курса. Они сразу же нашли общий язык, им было интересно вместе, Таня поняла, что именно таким хотела бы видеть своего будущего мужа, и влюбилась в него по уши. Через два дня после знакомства Таня осталась у него на ночь. А еще через неделю он к ней охладел: стал груб, чуть ли не силой выгнал из комнаты. Таня очень переживала, вся извелась, пыталась с ним встретиться, но натыкалась на новые оскорбления, Игорь над ней очень зло подшучивал. Соседка посоветовала ей пойти к психологу.

В беседе мы разложили по полочкам ее поведение, проанализировали ошибки. Она ушла от меня почти окрыленная, но через месяц вернулась снова, с теми же самыми жалобами, только героем ее романа на этот раз оказался лучший друг Игоря! Увы, работать с ней было бесполезно, она продолжала хвататься за мужчин, бескорыстно отдавая им себя, и упорно не желала понять, почему же ее бросили. И все это в одном и том же студенческом общежитии. Я думаю, что она сможет изменить подобный стереотип поведения, только если жизнь побьет ее очень сильно.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.





Комментарий к статье

Войти с помощью: 

Мы не размещаем навязывающуюся, эротическую, шоковую и любую другую плохую рекламу. Сайт живет за счет рекламы. Пожалуйста, отключите блокировщик рекламы для этого сайта

Обнаружен включенный блокировщик рекламы

Мы не размещаем навязывающуюся, эротическую, шоковую и любую другую плохую рекламу. Сайт живет за счет рекламы. Пожалуйста, отключите блокировщик рекламы для этого сайта

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: