Психологический анализ Гамлета в России начала XX столетия

Стандартный
0 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 5 (0 оценок, среднее: 0,00 из 5)
Для того чтобы оценить запись, вы должны быть зарегистрированным пользователем сайта.
Загрузка...


Образ Гамлета послужил источником и катализатором рождения целого ряда научных проблем в психологии. Так, дипломная работа Л. С. Выготского была посвящена психологическому анализу шекспировского Гамлета. «Связь с отцом, с матерью — родительская, кровная, телесная — передала его душе темный и ужасный момент завязки, момент убийства. Один конец нити оборван, и это мгновенно отдается на его другом конце» (Выготский, 1987, с. 268). Гамлет анализировался Выготским сквозь призму конфликтов с ближайшим окружением. Потеря связи с отцом определялась ученым как внутренняя катастрофа для героя.

К размышлению на эту тему Выготского подтолкнула социальная ситуация, сложившая в конце ХIХ-начале XX столетия. Преданность отцовским идеалам, нежелание жить по-другому помешали успешной адаптации русской интеллигенции в изгнании после революции 1917 г. Так, сама действительно подсказала тему дипломной работы Л. С. Выготскому, который именно в этом году окончил Московский университет. До революции была Первая мировая война, а после — большая белая эмиграция. Они показали, что представители высших сословий, люди религиозные и образованные, не видят другого пути решения нравственного конфликта, кроме как через собственное физическое устранение.

В начале XX в. и Бахтин, и Выготский формулируют принципы и категории анализа, согласно которым мотив поведения лежит вне самой личности. Формируясь в результате конфликта двух и более людей, в полифонии окружения, в зоне ближайшего развития, ребенок, в свою очередь, создает, развивает или разрушает, изменяет зону своего ближайшего развития. Говоря языком современной психологии, он становится субъектом своей жизнедеятельности (С. Л. Рубинштейн, А. В. Брушлинский, К. А. Абульханова-Славская).

Основную задачу искусства Л. С. Выготский видел в формировании эмоционально-образной сферы личности художественными средствами (Выготский, 1987). С тех пор проблема анализа эмоциональной составляющей психики, определяющая собственно суть субъективности, ускользает от однозначного объективного анализа. Она фиксируется в художественном произведении, которое всегда вызывает эмоциональную реакцию, хотя содержание эмоции может варьироваться в зависимости от ситуации, настроения, воспитания, моды воспринимающего. Эмоции и чувства остаются за «бортом» объективного психологического исследования.

Психологический анализ художественных текстов в 1920-1930-е годы был ограничен стремлением к объективации методов, поиском основной единицы анализа, под которой Выготский понимал «слово» как «знак» и «значение». Более сложные единицы психологического анализа текста — «высказывание», «диалог», «полилог», «сценарий», «контекст», в которых может быть обозначено соотношение позиций субъектов разных поколений, стали разрабатываться позже — и не только в рамках общей психологии, но и в смежных науках: психолингвистике, психологии художественного творчества, психологии речи.

Выполнив свою методологическую роль, образ Гамлета, как научная метафора, продолжает использоваться для обозначения психологических проблем подчиненного уровня. Пьесы Шекспира остаются излюбленным объектом дискурсионного, трансперсонального анализа. В культурно-исторической традиции предпринимаются попытки анализа сценариев жизни и поведения (Меппоп, 2002; Ма-ховская, 2003). Шекспир показал нам задворки психологического кризиса героя, который, конечно, является кризисом экзистенциальным, включающим решение вопросов о жизни и смерти. Гамлет начинает олицетворять психологическую проблему становления личности в период ломки традиционных, стереотипных сценариев. Ему удается удержаться в разряде символов, в которых отражается история человечества. Для российского сознания Гамлет олицетворяет табу на убийство отца и наказание за его отступление. С психоаналитической точки зрения это нонсенс — поскольку отцеубийство заложено в комплекс Эдипа. С российской точки зрения такое отношение к идеалам ставит Гамлета в разряд мучеников и героев, достойных канонизации. Особенность образа Гамлета состоит не только в том, что он думающий, психологически изломанный и напряженный, но и в том, что он олицетворяет неестественную разорванность преемственности поколений, нарушение наследования по отцовской линии, которая приводит к гибели всех членов королевской семьи. В образе Гамлета персонифицируется самый глубокий конфликт личности с окружением — отказ в социальном признании, за которое приходится платить жизнью. Смерть отца воспринимается Гамлетом и как предчувствие его собственной гибели, и как покушение на династию. Такова сила идентификации героя со своим отцом.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.





Комментарий к статье

Войти с помощью: 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: