Рациональный подход к анализу разрыва поколений: поколение как функция исторического времени в европейской науке XIX-начала XX столетий

Стандартный
0 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 5 (0 оценок, среднее: 0,00 из 5)
Для того чтобы оценить запись, вы должны быть зарегистрированным пользователем сайта.
Загрузка...


Если в России в XIX в. анализ поколений осуществлялся средствами литературы, то в Европе этими вопросами занимались историки. Опыт Французской революции, смена привычного образа жизни в рамках сословных предписаний стимулировали социологический и исторический анализ межпоколенческих отношений. Дж. Дромел, А. Корно и Г. Ферар во Франции в 1860-1870-х годов предпринимают попытки эмпирического исследования поколений. Поиск объективных критериев описания поколений приводит авторов к предположению, что смена возрастных когорт связана с биологическими циклами, и, соответственно, к определению промежутков, отделяющих одно поколение от другого -15,30 лет и даже 33 года.

Согласно их мнению, совокупность четырех поколений обеспечивает исторические ритмы, циклы. В дальнейшем это направление легло в основу новой дисциплины — демографии. Причину смены поколений французские историки видели в возникновении новых форм социальных связей (Шартье, 2001). Консервативный французский историк О. Кошен считал, что наряду с масонскими ложами во Франции существовало много интеллектуальных кружков, в которых муссировались революционные идеи — академии, лицеи, литературные, философские, агрономические кружки. В отличие от традиционных семейных, религиозных и трудовых сообществ они отстаивали новые идеи, опровергали старые, стереотипные представления о мире. Кошен вводит понятие новых способов общения (sociabilite) через которые формируются новые общности и новое коллективное сознание. Основная особенность таких кружков — полный отрыв от реальности, уход в чистое мышление. Это своего рода «государство в государстве», «литературная республика». Однако развитие этих кружков подчиняется объективным социологическим законам. Революция не является следствием заговора; она — результат распространения идей, альтернативных тем, которые бытуют в обществе. Идеи Кошена получили развитие в школе «Анналов», которая поставила вопрос о «социализации Просвещения», вернее, о путях «распространения идей» просветителей XVIII в., их доступности для широких слоев населения (Шартье, 2001).

В работах Ф. Броделя ставится вопрос о стабильности и устойчивости цивилизаций, которые определяют признаваемые ими центральные авторитеты, доминирующие этические ценности, повторяющиеся способы мышления. Поколение выбирается в качестве «атома» движения исторического процесса. Цивилизация как коллективное сознание поддерживает определенное социальное устройство. Поколение не только стабилизирует и несет в себе характеристики эпохи, но еще и создает и воспроизводит механизмы репродукции культурного опыта, которые обеспечивают связанность истории (Бродель, 1986; 1988; 1992).

Представитель феноменологического направления истории, француз Марк Блок (1886-1944) предлагал изучать человека определенного времени. Задача историка-восстановить сознание человека определенного времени, его ментальность. Он писал, что любой человек похож больше на своих сверстников, чем на собственных родителей. Таким образом, история подчиняется поколенческим ритмам. В качестве метода предлагается метод исторической регрессии. Чтобы понять явление, необходимо изучать его в наиболее зрелом виде, а потом провести реконструкцию истории и проследить закономерности генезиса, становления и развития данного явления. Объектом анализа должны стать различные исторические источники, которые М. Блок понимал весьма широко — письменные, материальные артефакты, география местности, язык и т. д.- «все, что человек говорит или пишет, все, что он изготавливает, все, к чему он прикасается, может и должно давать о нем сведения». М. Блок настаивает на междисциплинарности исследования, полагая, что все методы анализа в совокупности дают представление об изучаемом предмете — сознании человека определенной эпохи (Блок, 1986). Исследуя источники, нужно учитывать психологию свидетельства — мотивы, события, знания, которые могли повлиять на автора исторического документа. Это поможет определить ограничения и искажения интерпретаций. Таким образом, вместо анализа единственного источника — произведения выдающегося писателя — предлагается использовать самые разнообразные источники, свидетельства представителей поколения определенной эпохи, а в качестве способов верификации и объективизации — сравнительный, регрессивный, интерпретационный методы.

В Германии, где на рубеже веков стал очень авторитетным академизм, Д. Дильтей предлагал оставаться в рамках философского видения истории и настаивал на качественном анализе поколений (Дильтей, 1924). Согласно Дильтею, поколение — это люди, которые связаны общим временем проживания, сходным детством, молодостью как наиболее насыщенными эмоционально и психологически фрагментами биографии, а также крупными событиями, память о которых надолго, а порой и пожизненно определяет общее восприятие текущих событий. Д. Дильтей впервые определяет поколение как психологическое, ментальное единство людей, сформированное в сходных социально-экономических и исторических условиях.

Таким образом, параллельно с литературным (пристрастным, личностным) освоением проблемы поколений в России развивался рациональный (объективный) подход в рамках истории и зарождающейся во Франции демографии. В России проблема поколений психологизировалась, персонифицировалась. В отечественном литературоведении и психиатрии основное внимание обращалось не на поиск объективных критериев и способов выделения поколений, круга их представителей, характерных для них идей, порождающих их причин, а на нравственный облик поколения, его общественную миссию. Моральная оценка поколений в России доминировала над объективной. Чрезмерное превознесение и обобщение образа Гамлета (как и Дон Кихота) были связаны с верой в идеального и абсолютного героя на все века и для всех стран. Следуя этой идее, русская классическая литература создала жизнеописания, псевдобиографии, в которых с высокой достоверностью были изображены типичные для целых эпох практики воспитания. Они остаются образцами описания и предметом психологического анализа до сих пор.

Во Франции волюнтаризму и откровенному психологизму противопоставляется объективизм, который достигается за счет расширения источников, сведений, интерпретаций. В рамках этого подхода исследователь дистанцирован от изучаемой когорты людей; он не несет ответственности за их поступки и не влияет на установки свидетелей.

В России исследователей интересовал не вопрос как (как создаются, формируются и функционируют поколения), а вопрос кто (моральный облик поколения, его роль в истории, исторический масштаб). Если на западе под влиянием рациональной традиции интерес вызывали вопросы внутрипоколенческой солидарности, то в России — описание отдельных идеальных героев своего времени.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.





Комментарий к статье

Войти с помощью: 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: