Зрелость

Стандартный
0 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 5 (0 оценок, среднее: 0,00 из 5)
Для того чтобы оценить запись, вы должны быть зарегистрированным пользователем сайта.
Загрузка...


Зрелость, или психическое здоровье, — это способность перейти от опоры на среду и от регулирования средой к опоре на себя и саморегуляцию. Для того чтобы достичь зрелости, индивидуум должен преодолеть свое стремление получать поддержку из окружающего мира и найти новые источники поддержки в самом себе. Главным условием как для опоры на себя, так и для саморегуляции является состояние равновесия.

Достичь его возможно при осознание иерархии потребностей. Саморегуляция опирающегося на себя человека характеризуется свободным протеканием и отчетливым формированием гештальта. Таков путь к зрелости. Перлз писал: «Есть только один путь к зрелости — это становиться реальным, учиться иметь позицию, развивать собственный центр. Я есть то, что я есть, и в этот момент я не могу быть не чем иным, кроме того, что я есть… Я даю вам ге-штальтистскую молитву, может быть, она будет вас направлять. Молитва гештальт-терапии такова: «Я делаю свое, а ты делаешь свое. Я в этом мире не для того, чтобы соответствовать твоим ожиданиям, а ты в этом мире не для того, чтобы соответствовать моим. Ты есть ты, а я есть я. А если нам случится найти друг друга — это прекрасно. Если нет, этому нельзя помочь»».

Если индивидуум не достиг зрелости, то он, вместо того чтобы попытаться самому удовлетворить свои потребности и брать ответственность за свои неудачи на себя, более склонен манипулировать своим окружением.

Зрелость наступает тогда, когда человек мобилизует свои ресурсы для преодоления фрустрации и страха, возникающих из-за отсутствия поддержки со стороны окружающих. Ситуация, в которой он не может воспользоваться такой поддержкой и опереться на себя самого, называется тупиковой. Зрелость заключается в умении пойти на риск, чтобы выбраться из тупика. Некоторые люди, не способные (или не желающие) действовать таким образом, берут на себя защитную роль «беспомощного» или «дурачка».

Понятие зрелости связано с понятием социального созревания. Большинство молодых людей в социальном отношении взрослеют очень медленно. Точнее, многие молодые люди не спешат становиться взрослыми и брать на себя их обязанности.

Перлз полагал, что для этого человек должен тщательно, как бы снимая кожуру с луковицы, проработать все свои невротические уровни.

Первый уровень — клише — отличается стереотипностью и конформностью поведения. Второй — искусственный, где доминируют роли и различные игры. Здесь человек, пытаясь получить поддержку, манипулирует другими. Далее — уровень тупика, который характеризуется отсутствием поддержки и неумением в достаточной мере опереться на себя. Здесь человек переживает пустоту: все, что раньше было важным, стало ненужным. И тут некоторые люди вновь возвращаются к уровню клише, знакового существования и ролевой игры.

Следующий уровень — внутренний взрыв. Только на нем серьезно затрагивается истинное Я, «похороненное» до этого под толстым слоем защиты.

Старая личность умирает, а высвободившаяся энергия проявляется в четырех вариантах взрыва:

  • горя и печали;
  • гнева;
  • оргазма у людей, сексуально заблокированных;
  • смеха и радости.

Не следует контролировать энергию этих взрывов.

Пятый уровень — эксплозивный — внешний взрыв. Подлинная личность осознает и его.

Задача гештальт-терапевта заключается в том, чтобы помочь пациенту осознать свою потребность, сделать ее более четкой (сформировать гештальт) и нейтрализовать, завершить ее, а в конечном итоге помочь человеку выйти из тупиковой ситуации. Таким образом, основной целью является пробуждение скрытых возможностей человека при поощрении осознания своих потребностей и содействии в продвижении пациента по пути к зрелости.

Если гештальт-терапия проводится в группе, то психотерапевт обычно работает с одним (реже с двумя) участником. Остальные члены группы могут идентифицироваться с «работающим» участником, оказывать ему эмоциональную поддержку, а в некоторых случаях — обеспечить обратную связь. Доброволец, находящийся на «горячем месте», должен обязательно соблюдать принцип «здесь и сейчас» и рассказывать о содержании своего осознания. Психотерапевту не нужно интерпретировать рассказ участника, а лучше следовать за ним, всячески поддерживая в попытках осознать свои чувства и поведение.

Техника гештальт-терапии включает ряд компонентов.

Расширение осознания.

Используются упражнения, направленные на расширения осознания того, что входит в понятие «внутренняя и внешняя зоны». Руководитель группы просит участника закрыть глаза и, соблюдая принцип «здесь и сейчас», сконцентрироваться на внутреннем мире своего тела. Свое осознание участник начинает словами: «Сейчас я ощущаю…» и далее описывает свои ощущения, возникающие на поверхности кожи, в мышцах, во внутренних органах и т. д. Затем он получает задание открыть глаза и сфокусировать внимание на внешней зоне. Осознание окружающего мира также сопровождается словами: «Сейчас я осознаю…» и т. д. (Он предоставляет информацию об ощущениях, которые у него вызывают различные предметы, звуки, запахи и т. п.) Далее фокус внимания снова перемещается на внутреннюю зону, и так поочередно.

Сначала эти упражнения могут показаться искусственными и нелепыми, но через некоторое время участники группы овладевают ими и без особого напряжения начинают работать со своими чувствами, поочередно фокусируясь то на внутренней, то на внешней зоне.

Следует подчеркнуть, что информация о процессе осознания еще не есть само осознание. Часто участники, особенно когда группа только что сформирована, не хотят говорить о своих переживаниях и ощущениях. Психотерапевт в таких случаях не должен настаивать, но может помочь вопросом, например, такого плана: «Что ты чувствуешь именно сейчас?» Участник группы не обязательно должен рассказывать все о своих ощущениях, главное — научиться осознавать их.

Участники гештальт-группы, наоборот, задерживают свое внимание на таких ощущениях, как напряжение мышц спины, тяжесть одной ноги, лежащей на другой, и пр., и вслух рассказывают о своих ощущениях.

Упражнения, направленные на расширение осознания, выполняются участником, находящимся на «горячем месте», совместно с психотерапевтом. Пациент получает задание попробовать осознать ощущения, возникающие у него во время дыхания, в определенной позе и т. п. Уже само задание заставляет человека действовать по принципу «здесь и сейчас»: он начинает рассказывать о своих ощущениях во время вдоха и выдоха, о тяжести, возникающей в скрещенных на груди руках, и г. п. Психотерапевт не интерпретирует рассказ участника, но может усложнить процесс его осознания, спросив, например: «Знаешь ли ты, в какой позе сейчас находишься?» или «Знаешь ли ты, что сейчас улыбаешься?» По мере развития группового процесса такие вопросы могут задавать пациенту на «горячем месте» и остальные участники группы.

Интеграция противоположностей.

Формирование и завершение гештальтов зависит от способности личности четко определить свои потребности и вступить в контакт со средой, чтобы удовлетворить их. Последний во многом зависит, во-первых, от умения разграничивать окружающую среду и свое Я и, во-вторых, от умения разграничивать отдельные аспекты своего Я, например ощущения, их истинность и полярность.

В одном человеке часто сочетаются пассивность и агрессивность, конформность и независимость, рационализм и альтруизм, робость и смелость, романтизм, мечтательность и сухой рационализм и циничность, искренняя нежность, ласковость и черствость, отчужденность, враждебность и даже жесткость. Борьба этих противоположных личностных качеств нередко формирует конфликт внутри нас самих.

Для гештальт-терапевта важно, чтобы пациент осознал свои противоречивые качества, а главное — осознал чувства, которые сопровождают борьбу этих противоположностей.

С этой целью используется метод «двух стульев». Участник садится сначала на один стул и начинает описывать свои ощущения с позиции Нападающего, потом пересаживается на второй стул, стоящий напротив, и выступает уже с позиции Защищающегося.

Нападающий обычно читает нравоучения, диктует своему оппоненту, что он «должен делать», «как должен себя вести», а Защищающийся объясняет, что он «может сделать», как ему «хочется себя вести». Получается диалог, в котором пациент воссоздает конфликт между своими полярными ощущениями и старается осознать их. Когда позиции внутреннего конфликта прочувствованы и осознаны, пациенту становится легче интегрировать их в своей личности.

Хотя упражнение по методике «двух стульев» является, по существу, индивидуальной работой на «горячем месте», исследования противоречий в этом случае можно вести вместе с группой. Это бывает особенно полезно, когда между членами группы возникают межличностные конфликты и когда они могут сами до конца осознать свои чувства и причины этих конфликтов.

Усиление внимания к чувствам.

Осознание своих чувств должно быть непрерывным, но многие люди прерывают процесс осознания, как только дело доходит до неприятных переживаний, до тех чувств, которые пациент избегает осознавать. Иногда он охотно и продуктивно осознает те из них, которые реабилитируют его в какой-либо ситуации. Но как только дело доходит до чувств противоположного порядка, процесс прерывается. В подобных случаях психотерапевт должен помочь пациенту завершить незавершенный и травмирующий гештальт. Это важно, во-первых, потому, что та энергия, которая тратится на скрытие «неприятного» чувства, после реагирования на него может быть направлена на более продуктивные цели, и, во-вторых, это может прояснить противоположности, вовлеченные во внутренний конфликт, и интегрировать их в единое целое.

Иногда для того, чтобы легче осознать свои чувства, нужно усилить их или даже несколько утрировать, сделав более гротескными. В этом плане помогает методика «разыгрывание ролей». Участники по очереди разыгрывают роли, позволяющие им полностью выразить свои реальные чувства. Когда человек говорит не от себя, а от имени своего «героя», ему всегда легче осознать и высказать свои сокровенные переживания.

Психотерапевт должен обращать внимание не только на смысл слов, которые произносятся участниками, но и на их мимику, жесты. Перлз справедливо считал, что полностью подавить наши стремления и чувства невозможно. «Язык тела, — подчеркивал Къелл Рудестам, — не является единственным видом невербального поведения, позволяющим вплотную изучить эмоции». Свои чувства пациент может выразить через рисунок, песню, танец и т. п.

Работа с мечтами (фантазией).

Перлз считал, что фантазии представляют собой наиболее спонтанную продукцию, которая несет в себе уникальную информацию — фрагменты нашего Я, которые при обычном рассказе подавляются или от которых мы отказываемся сами.

В гештальт-терапии фантазии не анализируются и не интерпретируются психотерапевтом. Пациент сам исследует их. Работа эта включает в себя как минимум два компонента:

  • перенос мечты на реальную почву;
  • идентификация мечты со своей личностью.

Первый облегчается, если участник группы получает задание описать свою мечту в настоящем времени. Перлз утверждал, что каждый фрагмент мечты представляет собой отчужденную часть личности. Чтобы вновь «присвоить» их себе, человек должен идентифицировать объект мечты со своей личностью.

Другим вариантом этого упражнения является проработка отдельных фрагментов фантазии. По мнению Перлза, в гештальт-терапии нет необходимости работать с фантазией как таковой, достаточно отдельной ее части.

Если содержанием фантазии является спор, дискуссия, обсуждение противоположных точек зрения или чувств, то тогда возможно использовать методику «двух стульев». Участник «представляет» сначала одну крайнюю позицию, а потом вторую. Исследуя и осознавая их, он потом может объединить все в одно целое.

Принятие ответственности на себя.

Сторонники гештальт-терапии считают, что причиной невроза часто является неспособность индивидуума полностью принять на себя ответственность за свои чувства, мысли и поступки, иными словами, неспособность принимать ответственность за свое Я.

Люди очень часто склонны перекладывать ответственность за свои негативные поступки и чувства на других: «Я пью потому, что такая напряженная жизнь», «Я изменяю тебе потому, что ты допекаешь меня своей ревностью» и т. п. Многие искренне считают, что в их пороках и неудачах виноваты не они сами, а другие люди или обстоятельства.

Тенденцию избегать ответственности за себя и возлагать ее на других Перлз называл «дырами в личности». Согласно автору, человек проецирует неприятные для него чувства вовне только тогда, когда не в состоянии осознать их в самом себе. В подобных случаях психотерапевт не спешит соглашаться с участником группы в его доводах и оказывать ему поддержку в его сетованиях на судьбу. Наоборот, отказывая в поддержке, он заставляет пациента выискивать ресурсы внутри себя и, следовательно, принимать ответственность за свои чувства и поступки на себя.

В гештальт-терапии сопротивлением обозначается такая ситуация, при которой участник группы не выполняет те упражнения, которые предлагает ему терапевт. Но гештальт-терапевт, в отличие от аналитиков, не рассматривает сопротивление как барьер, который нужно обязательно разрушить и преодолеть. Перлз расценивает сопротивление прежде всего как нежелание индивидуума осознать свои негативные чувства. Целью же гештальт-терапевта является преобразование сопротивления в процессе осознания самого себя.

Сопротивление может проявляться в мышечном напряжении, неестественной позе, изменении голоса и т. п. В таких случаях терапевт может задать пациенту вопрос: «Слышишь ли ты, как изменяется твой голос?» или «Можете ли вы сейчас ощущать свою позу?»

Нежелание переживать болезненные чувства проявляется также и в изменении дыхания: оно становится поверхностным, неритмичным. В подобных случаях психотерапевт просит пациента дышать глубже и ритмичнее, а когда дыхание нормализуется, попытаться все-таки рассказать о своих истинных переживаниях.

Таким образом, гештальт-терапия не пытается разрушить сопротивление, она ориентирована на формирование у пациента понимания того, что оно как раз и скрывает те чувства, которые он избегает осознавать и которые особенно нуждаются в осознании.

Методики и упражнения гештальт-терапии направлены на расширение сознания, интеграцию противоположностей, усиление внимания к чувствам, работу с мечтами, принятие ответственности за самого себя и преодоление сопротивления.

Для гештальт-терапевта пациентом является человек, который хронически препятствует самому себе в удовлетворении собственных потребностей и достижении своих целей. У него неадекватные представления о своих возможностях и особенностях, а его прежний опыт не развил в нем внутренний источник опоры, позволяющий эффективно преодолевать трудности. Процесс саморегуляции протекает у него неэффективно, поскольку его личность расщеплена на множество изолированных частей.

Хотя гештальт-терапия формировалась как метод индивидуальной психотерапии, ее групповая форма стала наиболее распространенной. Однако формируемая в этом случае группа сильно отличается от какой-либо другой. Если Т-группы и группы встреч вовлекают в работу всех членов и поощряют взаимодействие между ними, гештальт-терапия представляет собой договорное общение группового лидера и отдельного участника, который добровольно решается стать пациентом, сев на так называемое эмоционально «горячее место», т. е. на стул, рядом со стулом терапевта. Остальные члены группы без комментариев наблюдают за процессом, взаимодействием терапевта и клиента. Хотя в некоторых упражнениях могут участвовать все члены группы, чаще всего им отводится роль молчаливых зрителей и выразителей групповой поддержки.

Ценность групповой работы Перлз видел в том, что члены группы, наблюдая за поведением работающего пациента, начинают лучше понимать себя и собственные проблемы, могут идентифицироваться с пациентом, находящимся на «горячем месте». Кроме того, по принципу цепной реакции при возникновении сильного эмоционального переживания у одного участника аналогичные переживания могут возникнуть и у остальных. Таким образом, предполагается, что наблюдение само по себе способствует изменению.

Некоторые гештальт-терапевты используют групповое взаимодействие и поддержку в большей степени. «Горячее место» превращается в «блуждающее горячее место», на котором оказывается то один, то другой член группы. И хотя в течение определенного времени в работе задействован один человек, другие, если захотят, могут спонтанно вмешаться в разговор. Возрастает понимание того, что все происходящее в любой момент имеет какое-то отношение ко всем участникам, которые непосредственно вовлекаются в процесс и попадают под воздействие индивидуальной терапии.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарий к статье

Войти с помощью: 

Мы не размещаем навязывающуюся, эротическую, шоковую и любую другую плохую рекламу. Сайт живет за счет рекламы. Пожалуйста, отключите блокировщик рекламы для этого сайта

Обнаружен включенный блокировщик рекламы

Мы не размещаем навязывающуюся, эротическую, шоковую и любую другую плохую рекламу. Сайт живет за счет рекламы. Пожалуйста, отключите блокировщик рекламы для этого сайта

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: