СИСТЕМНАЯ МОДЕЛЬ ПОЛОВОЙ ДИФФЕРЕНЦИАЦИИ

Стандартный
0 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 5 (0 оценок, среднее: 0,00 из 5)
Для того чтобы оценить запись, вы должны быть зарегистрированным пользователем сайта.
Загрузка...


Сексуальные роли/идентичности, эротические ориентации. Они представлены на нашей модели линиями С1-3 и Э1-2.

Под сексуальными ролями/идентичностями понимают специфические генитально-эротические аспекты половых ролей/идентичностей. При обсуждении этой стороны половой дифференциации важно помнить, что и десексуализация мира детства, и его эротизация в представлениях взрослых чреваты крайностями пермиссивности или репрессивности в половом воспитании.

Отдельные элементы сексуального поведения и сексуальные реакции можно проследить уже у детей раннего возраста. Эрекции у мальчиков-младенцев, младенческая мастурбация и т. д. отражают наличие физиологических механизмов сексуальности задолго до возникновения собственно сексуального поведения. По мере развития и знакомства с миром, ребенок знакомится и со стереотипами сексуального поведения, которые он может пытаться имитировать как имитирует мир взрослых вообще. Это еще не сексуальное (в точном смысле этого слова) поведение, а скорее постепенно и подражательно складывающиеся стереотипы — формы, не наполненные пока содержанием. Даже при таких пугающих взрослых проявлениях, как коитальные игры, мастурбация, стремление наблюдать коитальное поведение других людей или животных и проч., сексуальность еще не представляет собой для ребенка ни самостоятельной ценности, ни целостности — отдельные, составляющие ее, элементы существуют сами по себе. Изучение сексуального поведения детей наталкивается на множество обеъктивных и субъективных препятствий: здесь, с одной стороны, неочевидность сексуальности, проявляющейся чаще всего в скрытой от глаз взрослых детской культуре, а с другой — эротизация детства, приписывание ребенку сексуально-эротических личностных смыслов, проекция на него взрослого восприятия сексуальности. Речь же идет, подчеркнем еще раз, о содружественном развертывании биологических и социальных программ развития. Это можно сравнить с овладением чтением: знание букв не есть ни умение читать, ни потребность в чтении как таковом, ни — тем более — проявление тяги к литературе того или иного толка. Постепенное освоение физиологического и социального алфавита сексуальности включает в себя и усвоение направленности сексуального поведения на адекватный объект, формирование этой направленности и круга сексуально-эротических предпочтений.

Критическим периодом формирования сексуальной ориентации является пубертатный. Гормонально обусловленная энергетика выражается в пубертатной гиперсексуальности и разлитой эротичности, стимулируемых не только теми или иными реальными напоминаниями о сексуальности, но и сексуально индифферентными раздражителями. Сексуально-эротическим стимулом в этом возрасте может быть телесность вообще, а не только лиц противоположного пола. Сексуальное экспериментирование, благодаря гомосоциальности и гомофилии, часто разворачивается как раз в среде сверстников своего пола [Кон И. С., 1978]. К концу пубертатного периода такое экспериментирование обычно изживает себя и прекращается, основание для беспокойства (требующего деликатного анализа, а не патогенного наклеивания диагностических ярлыков) дает продолжение его после 15—16 лет.

По мнению М. Storms (1981), сексуальная ориентация складывается в результате взаимодействия развивающегося полового влечения и социального развития в раннем подростковом возрасте. При одинаковой силе полового влечения, согласно М. Storms, сексуально-эротическая ориентация на лиц своего пола будет тем сильнее, чем длиннее период возрастно-половой сегрегации, а укорочение этого периода способствует гетеросексуальной ориентации. Реальное положение дел много сложнее, и в оформлении сексуальной ориентации и выработке эротических предпочтений участвуют далеко не только сила либидо и социальный опыт пубертатного периода. Известно, например, что при одних конституционально-характерологических типах гомосексуальное экспериментирование отмечается чаще, чем при других [Личко А. Е., 1983], и что абсолютно гомо- и гетеросексуальные установки присущи меньшинству людей, тогда как для большинства характерно большее или меньшее преобладание одной из установок. Бесспорно, однако, что пубертатный период для многих подростков оказывается временем своеобразной сексуально-ролевой неопределенности и растерянности, когда гиперсексуальность и разлитая эротичность могут вызывать у подростка сомнения в своей полноценности и нормальности. Если переживание такой неопределенности очень сильно, то внешний толчок в любую сторону (гомо- или гетеросексуального поведения) может приносить субъективное облегчение, снижать психологическое напряжение — любая определенность, пусть и «плохая», переживается легче, чем неопределенность — и побуждать тем самым к выработке соответствующего стиля жизни. Вместе с тем «тропность» развивающейся личности к гетеро- или гомосексуальному опыту можно оценить лишь с учетом особенностей развития в более раннем возрасте.

Эти особенности невозможно с уверенностью свести к средовым влияниям: обследование детей, воспитывавшихся в семьях гомо- и транссексуалов, не обнаруживает влияния семьи на половую дифференциацию детей в казалось бы диктуемом семьей направлении [Weeks R. et а 1., 1975; Green R., 1978]. Это можно трактовать по-разному, но бесспорно, что понять их вне связи с гипотетическими пока биологическими детерминантами едва ли возможно.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.





Комментарий к статье

Войти с помощью: 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: