Половое самосознание

Стандартный
0 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 5 (0 оценок, среднее: 0,00 из 5)
Для того чтобы оценить запись, вы должны быть зарегистрированным пользователем сайта.
Загрузка...


Если наши данные характеризуют неосознаваемые установки, то исследование Т. И. Юферевой (1980) касается знаний о маскулинности и фемининности. 24 % испытуемых семиклассников не смогли написать сочинение «Какими я представляю себе современных мужчин и женщин». Из них около половины просто не раскрыли тему, а несколько больше половины (в основном, девочки) подменяли понятия «мужчина» и «женщина» понятием «человек» и императивно определяли — каким он «должен быть», резко противопоставляя гражданственность и нравственность внешним признакам пола. Т. И. Юферева расценивает это как «уход» от напряженно воспринимаемой темы и дефект «бесполой» педагогики.

Анализ раскрывающих тему сочинений показал, что проявления особенностей современных мужчин и женщин подростки связывали с семейно-родительскими и общественно-полезными отношениями, упуская, например, сферу взаимоотношений полов. Все девочки подчеркивали большую и важную роль женщины в семье, но видели в ней (судя по оценкам «вечная домашняя хозяйка», «белка в колесе» и проч.) не столько желанную обязанность, сколько жертву, требующую признания. Мужчину в семье девочки характеризовали как «помощника жены но хозяйству» («Приятно видеть мужчину, стоящего в очереди за фруктами и овощами»). Но это, скорее, пожелание, контрастное реальной оценке («Идеал мужчины — три Т: тахта, тапочки, телевизор», «Мужчину нельзя сравнивать с женщиной. Он не готовит обедов, редко когда убирается, но зато часто ест»). Мы воздержимся от комментирования той детской непосредственности, с которой девушки в возрасте Джульетты демонстрируют свое отношение к мужскому полу, заимствованное от ближайших воспитателей.

Мальчики возлагали на женщину основную ответственность за жизнь семьи («Женщина должна быть хорошей матерью. Она должна руководить семьей и не должна уделять много времени работе. Она должна чаще быть дома»), а мужчине отводили необязательную роль помощника жены.

Заметим, что позиции мальчиков и девочек при всем их несовершенстве и заимствованности все же вполне согласованны и образуют заслуживающее специального обсуждения направление будущих отношений, чреватых конфликтом инфантильно-эгоистических требований друг к другу.

Представления девочек о маскулинности диссоциированы: возвышенноромантический образ мужчины противостоит реальным требованиям к нему и его облику; у мальчиков портрет маскулинности более однопланов и реалистичен. Фемининность девочки оценивали по эмпатийным и эмоционально-действенным качествам, а мальчики — по эмоциональной стабильности и отсутствию напряженности. Ни мальчики, ни девочки не выделили качеств женщины, выражающих ее отношение к мужчине. Этот факт Т. И. Юферева не объясняет. Некоторый свет на него проливают описанные Г. Вельской (1977) результаты опросов девочек-подростков: главное, по их мнению, качество женщины — женская гордость, а мужчины — уважение к женщине; по нашему мнению, здесь ярко выступает тенденция принятия отношения без его адресования. Девочки, в целом, отмечает Т. И. Юферева„ описывают роль женщины шире, чем это делают мальчики, но менее реалистично.

Проще всего, вероятно, оценить выявляемые тенденции как «хорошие» или «плохие» и призвать к культивированию «хороших» и борьбе с «плохими». Но как раз это было бы неверно. Они ни «хороши», ни «плохи» — они с наивной беспощадностью отражают существующие противоречия демократизации половых ролей, позволяют прогнозировать будущие трудности сегодняшних подростков и — тем самым — основные направления потребной медико-педагогической помощи и совершенствования полового воспитания.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.





Комментарий к статье

Войти с помощью: 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: