Этапы развития отечественной военно-психологической науки и практики

Стандартный
0 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 5 (0 оценок, среднее: 0,00 из 5)
Для того чтобы оценить запись, вы должны быть зарегистрированным пользователем сайта.
Загрузка...


С появлением в системе научного знания отдельной науки — психологии начинает формироваться такая ее отрасль, как военная психология. Отечественная военная психология впитала в себя всю палитру военно-психологических идей, которыми располагало к концу XIX в. мировое военно-психологическое искусство. В ее развитии мы выделяем четыре основных этапа: этап романтизма, этап анабиоза, этап становления, этап амбивалентности. В основе такого выделения лежит степень активности военно-психологической науки и социальное признание ее возможностей и роли в решении государственных задач.

Этап романтизма (конец XIX в. — середина 30-х гг. XX в.). Он характеризуется активным осмыслением учеными (военачальниками, военными врачами) возможностей приложения психологического знания к боевой практике войск, формулированием основных военно-психологических гипотез, «грубым» очерчиванием предметного поля военной психологии, первыми попытками энтузиастов применить выводы и рекомендации психологической науки в военном деле.

В это время в трудах Л. Л. Байкова, Г. Е. Шумкова, В. Н. Полянского, К.М.Вольфа, С.К.Гершельмана, А.С.Зыкова, К.И.Дружинина, М. И.Драгомирова, П. И. Изместьева, А.А. Керсновского, Н. В. Краинского, А. С. Резанова, чуть позже в работах Н. Н. Головина, Р. К.Дрейлинга, В.Доманевского, Н. Колесникова, П.Н.Краснова, Г.Д.Хаханьяна, Б.Штейфона активно анализируется спонтанный, несистематизированный опыт психологической подготовки, поддержки, реабилитации воинов, психологического противоборства с противником в войнах предшествующих эпох, русско-японской войны, Первой мировой войны. Большинство этих работ пронизаны наивным романтизмом, верой почти в безграничные возможности психологии в деле боевой подготовки войск, в ее радужные перспективы в армии.

На этом этапе была сформулирована эвристическая идея о приобретении войной все более психологического характера. В психологической литературе того времени приоритетность психологической составляющей боевых действий обосновывается тем, что: во-первых, психологической является цель боя; во-вторых, среди средств достижения тактических, оперативных и стратегических целей все более существенными становятся средства психологические; в-третьих, критерии победы или поражения есть явления чисто психологические; в-четвертых, последствия войны наиболее ощутимо проявляются в психологической сфере.

Известный русский военный психолог Г. Е. Шумков писал: «Прежнее понятие о бое как о насилии физическом, об истреблении противника, о захвате — как цели, приходится изменить и центр тяжести о насилии, из области физической перенести в область психологическую» [274, с. 11]. Оценивая уроки поражения в русско-японской войне 1904—1905 гг., «Русский инвалид» указывал на тот факт, что в будущих войнах победу будут решать не снаряды и картечь, не смерть и раны, а нервы.

По существу здесь заложена мысль о том, что военная психология постольку и востребуется боевой практикой, поскольку способна психологическими средствами обеспечить ее потребности.

Главное предназначение военной психологии видится в том, чтобы максимально расширить психологические возможности бойца, облегчить психологическое давление боя и, как результат, обеспечить его лучшее выживание в боевой обстановке. По существу, на этом этапе были подняты и поставлены в фокус научного анализа все важнейшие проблемы военно-психологической науки, сегодня составляющие ее предметное поле.

По широко распространенному в то время убеждению, война как социальное и психологическое явление строится на определенных закономерностях. Выражая эту мысль, Г. Е. Шумков писал о том, что на войне нет случайностей, все подчинено определенным законам как в сфере внешних явлений, так и в сфере психики. Поэтому в каждом бойце, по его мнению, необходимо признать личность, подвергающуюся изменениям под влиянием обстановки. При этом следует учитывать, что абсолютной воли бойца не существует, а есть его поступки, безусловно, подчиняющиеся закону причинности. На основании этого делается вывод о том, что необходимы специальное психологическое обоснование принимаемых боевых решений, тактики действий войск, психологическая подготовка к боевой деятельности, психологическая помощь военнослужащим в преодолении психотравмирующих факторов боевой обстановки.

Военно-психологические идеи находят широкое отражение в специализированных печатных изданиях («Военно-медицинский журнал», «Военный сборник», газеты «Русский инвалид», «Разведчик», «Психиатрическая газета»). Делаются первые в истории науки попытки ввести в программу подготовки в военных академиях и училищах специальную дисциплину «Военная психология» [199].

Значимой является роль отечественных психологов в развитии системы оказания психологической помощи воинам, пострадавшим во время войны. Именно в русской армии в 1904—1905 гг. впервые были введены должности военных врачей-психиатров, организованы психиатрические отделения в военных госпиталях. Неоценимый вклад в теорию и практику оказания психологической помощи пострадавшим военнослужащим внесли известные российские психологи и врачи-психиатры В.М.Бехтерев, М.И.Аствацатуров, Г. Е. Шумков, С. Д. Владычко и др.

В 1920 — 1930-х гг. совершенствуется процесс психофизиологических исследований, делаются попытки обоснования и проведения профессионального отбора в армии и на флоте, ведется активная пропаганда психологических знаний. В 1920-х гг. разворачивается целая сеть психологических лабораторий: центральная, во всех военных округах и на флотах, в ряде академий и училищ, в ВВС, ВМФ, бронетанковых войсках, а также по некоторым специальным профилям. Их работа была направлена на изучение психологических особенностей новых видов деятельности, изучение психических состояний и особенностей поведения военнослужащих в процессе нагрузок, выполнения военно-профессиональных задач, на определение профессионально важных качеств для той или иной военной профессии. Среди психологов и военных ученых, внесших значительный вклад в разработку проблем научной организации и проведения психологической работы в войсках того периода, выделяются П.И.Изместьев, А. Е. Снесарев, Г. Ф. Гире, С.Е.Минц, А.А.Таланкин, Г.Д.Хаханьян [13].

Попытку осуществить системный анализ возможности использования выводов военной психологии в боевой практике войск предпринял в 1929 г. Г.Д.Хаханьян [261]. По существу он наметил основные направления психологического обеспечения боевых действий войск. По его мнению, военная психология призвана решать конкретные проблемы современного боя: выработать меры наилучшего использования оружия при воздействии сильной эмоции страха и меры борьбы с самим страхом; указать меры, которые обеспечивали бы нужные тактические формы; дать рекомендации по наиболее рациональной организации армии, управления ею, устройству ее быта; определить способы управления отрицательными факторами современного боя; дать рекомендации по военно-профессиональному отбору и др.

Таким образом, на первом этапе становления военно-психологической теории и практики еще нет официально признанной военной психологии, нет военных психологов, но есть самоотверженный энтузиазм ученых-подвижников, их романтическая вера в будущее военной психологии, ее высочайшее социальное предназначение и величайшую гуманистическую ценность и есть великолепные, эвристические научные идеи.

Этап анабиоза (середина 1930-х — начало 1960-х гг.). Этап начинается с разгрома военно-психологической науки в постановлении ЦК ВКП(б) «О педологических извращениях в системе наркомпросов» (1936 г.). Он характеризуется временным замораживанием исследовательской и практической деятельности в этой научной отрасли. За эти годы не выходит сколько-нибудь значимых научно-психологических работ. Даже в годы войны не были призваны психологи, которые могли бы осмыслить ситуацию, выработать стратегию действий психологического сообщества, расставить силы психологов для решения наиболее важных оборонных задач, для достижения победы над врагом и т.д. Свидетельством недооценки потенциала психологии в решении задач обороны страны является то, что большое число известных в стране психологов во время войны были вынуждены заниматься решением проблем, не связанных с психологией.

Например, в аналитических материалах А.А.Смирнова [220] приведена подробная справка о деятельности отечественных психологов в годы Великой Отечественной войны. В частности, отмечается, что психологи А.Г.Ковалев, В.И.Киреенко, М.Ф.Громов, Е. И. Игнатьев, А. И. Щербаков, С. Н. Шебалин занимали командные посты; Г.Д.Луков, В.И.Кауфман, Ю.А.Самарин служили рядовыми; В.Н.Мясищев, К.К.Платонов, В.Н.Колбановский находились на ответственных медицинских постах; А.В.Ярмоленко, А. А. Люблинская, Т. А. Репина служили на должностях младшего медицинского персонала. Прошли всю войну Д.Б.Эльконин и Ф. Н. Шемякин. На Ленинградском фронте в течение всей блокады воевал А. Г. Коварев. Б. С. Смирнов сражался в партизанском отряде. Получили на фронтах ранения и контузии Е.С.Кузьмин, М. Ф. Морозов, А. 3. Редько. Погибли на войне Л. М. Шварц (бывший заместителем директора Института психологии), сотрудники института И.И.Волков, Ф.И.Муплев, доцент МГПИ им. В.И.Ленина П.С.Любимов. Несли службу на постах ПВО Е. В. Гурьянов, А. Н.Леонтьев, А.А. Смирнов, Б. М.Теплов, П.А. Шеварев, А.А. Бо-далев. С 1941 г. в ряды армии влились психологи Г.З. Рогинский, Б. О. Хотин, А. Л. Шнирман. На Ленинградском фронте сражались А.В.Веденов, Ю.А.Самарин, А.Ц.Пуни [6].

Эти и многие другие психологи, обладая столь полезными для достижения победы над врагом знаниями, принесли бы большую пользу, занимаясь теоретическими и практическими проблемами психологического обеспечения боевых действий войск.

О недооценке военно-политическим руководством нашей страны и государством в целом роли военной психологии в обеспечении безопасности страны и боевой деятельности Вооруженных сил говорят и другие факты. Так, «Очерки психологии для летчиков», подготовленные в 1937 г. К.К.Платоновым и Л.М.Шварцем, были опубликованы лишь в 1948 г. Работа Н.А.Коновалова «Психологические факторы в военном деле», написанная на материалах советско-финского военного конфликта, выходила во время войны частями и небольшим тиражом. Армейские библиотеки не располагали в этот период книгами по военной психологии.

Таким образом, к началу Великой Отечественной войны в нашей стране военная психология как наука была по существу запрещена, отсутствовали кадры военных психологов, а подготовленные учебники, учебные пособия по психологии были или дискредитированы, или не опубликованы.

Историки психологии сегодня по крупицам собирают научные труды этого этапа: несколько до сих пор не переведенных с грузинского языка работ, несколько книжиц, изданных уже после войны, две-три рукописные работы, неизвестные широкому читателю, несколько психолого-педагогических статей по методам формирования волевых качеств, смелости и т.д.

И тем не менее психологи имеют полное право говорить о своем вкладе в достижение победы над врагом. Довольно четко в деятельности психологов в годы войны выделились психофизиологическое и патопсихологическое направления.

Психофизиологическое направление включало разработку теоретических и прикладных проблем противовоздушной маскировки, полевой разведки, повышения чувствительности зрения и слуха. Оно связано с деятельностью К. X. Кекчеева, Л. А. Шварца, С. В. Крав-кова. Отвечая на запросы боевой практики, психологи разрабатывают методы ускорения адаптации глаз к темноте, сенсибилизации слуха и зрения, развития глазомера, различения быстро движущихся объектов, способы звукомаскировки, определения бинауральной способности и др. [6; 13; 92; 100; 207; 220]. По оценкам С.Л.Рубинштейна, благодаря этому удалось, например, вчетверо повысить эффективность деятельности воинов ПВО.

Патопсихологическое направление ориентировалось на восстановление нарушенных психологических функций у раненых военнослужащих. Его наиболее крупными представителями были А. Н.Леонтьев и А. Р.Лурия. В специальном восстановительном госпитале, развернутом под Челябинском, группа психологов во главе с A. Р. Лурия занималась восстановлением боеспособности и трудоспособности раненых бойцов. Позднее был создан восстановительный госпиталь, работу в котором возглавил А. Н.Леонтьев. В восстановительной работе принимали участие Б. Г.Ананьев, Д. Н.Узнадзе и др.

В ряде научных и научно-популярных статей исследовались причины страха, паники, пути их преодоления и предупреждения; природа самоотверженности, смелости, мужества; условия ускоренного обучения военных специалистов — радистов, телеграфистов, летчиков, танкистов и т.д.; разрабатывались пути повышения зрительной и слуховой чувствительности воинов, ускоренной адаптации глаза к темноте, улучшения ночного зрения; решались задачи маскировки, восстановления функций речи и движений, утраченных после ранения [100; 214].

Однако масштабы решенных психологами задач кажутся ничтожными перед масштабами самого события — мировой войны.

По существу, на описываемом этапе военная психология вернулась в период своего стихийного развития и нашла наиболее яркое выражение в деятельности наших полководцев, командиров частей и соединений, многие из которых проявили себя величайшими психологами при планировании операций, введении противника в заблуждение, при организации боевой и психологической подготовки и т.д.

Военная психология активно развивалась также в недрах такой формы политической работы, как спецпропаганда.

В первое десятилетие после войны делались отдельные попытки вернуться к разработке военно-психологических проблем. Однако лишь после того, как утихли отголоски печально известных «Павловских» сессий, военная психология стала медленно возвращаться к жизни. Военные педагоги и психологи-энтузиасты B.А.Барабанщиков, М.И.Дьяченко, М.П.Коробейников, Г.Д.Луков, А.М.Столяренко, Н.Ф.Феденко, К.К.Платонов и др. выступили не только генераторами новых военно-психологических идей, но и практическими организаторами военно-психологического строительства. Здесь, собственно, и начинается третий этап развития военной психологии.

Этап становления (начало 1960-х — начало 1990-х гг.). Этот этап характеризуется:

  • — началом систематических военно-психологических исследований важнейших сторон жизнедеятельности войск (кандидатские и докторские диссертации, КНИР и др.) и публикаций в открытой массовой печати;
  • — переводом ряда военно-психологических трудов зарубежных специалистов под редакцией А. В. Барабанщикова и Н. Ф. Феденко;
  • — распространением военно-психологических знаний среди командиров, политработников, военных педагогов (в 1964 г. выходит книга Г.Д.Лукова и К.К.Платонова «Психология», в которой изложены представления о специфике и задачах новой военной психологии);
  • — выходом рекомендаций по психологической подготовке военнослужащих частей Сухопутных войск;
  • — формированием военно-психологического сообщества (появление первых ученых-психологов в армии);
  • — становлением военно-психологической практики (системы психологической подготовки, психологической помощи, реабилитации участников боевых действий и др.);
  • — вызреванием и первыми попытками реализации идеи о создании единой психологической службы для ВС РФ (Д. В. Гандер, М.Т. Юсов и др.).

Военная психология активно ищет точки своего практического приложения и находит их во всех сторонах жизни и деятельности войск: в обучении, воспитании, боевой подготовке военнослужащих, в руководстве воинскими подразделениями и т.д. (Н.П. Балыков, В. И. Варваров, А.Д.Глоточкин, А. И. Китов, Б.Ц.Бадмаев, Г.А.Давыдов, С.И.Съедин и др.).

Вместе с тем за рамками ее интересов по существу остается 10-летняя война в Афганистане.

Этап амбивалентности (с начала 1990-х гг.). Он характеризуется тем, что на явном (социальном) уровне о необходимости развития и важности военной психологии говорят, как никогда ранее, часто и весомо, начинается подготовка психологов для войск, в штаты воинских частей вводятся должности психологов, объявляется создание психологической службы, начинается разработка нормативно-правовой базы психологической работы в ВС РФ.

  1. Опишите периоды и этапы развития военной психологии.
  2. Что такое военно-психологическое искусство?
  3. Каковы особенности военно-психологического искусства Древней Греции и Рима?
  4. Что характерно для военно-психологического искусства Древнего Востока?
  5. Что отличает военно-психологическое искусство полководцев России?

Военно-психологическая наука, как бы вернувшись к своим истокам, существенно расширила поле своих интересов, активно исследует самые разнообразные проявления психики военнослужащего в различных видах воинской деятельности, вырабатывает обоснованные рекомендации по повышению боеготовности и боеспособности войск.

Завершаются крупные исследования проблем боевой и психологической подготовки летчиков, десантников, танкистов, воинов внутренних войск (В. А. Пономаренко, С. И. Съедин, П. А. Корчемный, Н.Д.Лысаков, В.В.Сысоев, А.Л.Акулич, А.М.Комиссаров, И.В.Богданов, С.Л.Кандыбович, Е.К.Костров, С. В.Захарик, А. Д. Индюченко, В. Ф. Дубяга, А. В. Суворов, А. Ю. Федотов), воинской дисциплины и отклоняющегося поведения (Э. П.Утлик, В.А. Боенко, С. Н. Буранов, С. Б.Дохолян, С.Л.Евенко, А. Г. Караяни), психологического обеспечения боевых действий Сухопутных войск в локальных военных конфликтах (А. Г. Караяни), дальних морских походов (В.Н.Селезнев), подготовки специалистов ВВС (Д. В. Гандер), психологической адаптации военнослужащих к различным обстоятельствам военной службы и повседневной жизнедеятельности (А.В.Булгаков, А.М.Жуков, Ж.Г.Сенокосов, В. Ф. Ульянов, А. Н. Терасов). Формируется новая для военной психологии область научных исследований и практики — военная конфликтология (А.Я. Анцупов, А. И. Шипилов). Исследуются психология взаимоотношений между военнослужащими, психологическая совместимость и сплоченность воинских коллективов, морально-психологическое состояние личного состава (М. С. Полянский, А. И. Шипилов, С. Н. Буранов, А. И. Гончаров, В.П.Каши-рин, В.Г.Крысько, В.А.Макаров, С.В.Круткин, С.В.Лазарев, В.В.Федотов, Э.П.Утлик и др.). Силами В.Е.Попова, Р.А.Абду-рахманова, В.М.Крука, М.С.Полянского, А.Н.Харитонова институализируется военная психотерапия. Военные психологи включают в поле своего научного внимания и практической деятельности психологическую помощь раненым и инвалидам (А. Г. Караяни, Ю. М. Волобуева, Е. В. Митасова). Уникальным направлением в отечественной психологии становится военная профессиология (Ю. А. Елбаев, В.Н.Батищев, Д.Г.Давыдов, В.А.Жильцов, И.Г.Ожерельева, Т.А.Старостенкова).

С введением в ВС РФ должностей военных психологов начинается всестороннее исследование процесса их профессионального становления (И. В. Сыромятников, И.Ф. Баширов, Г. В.Малеба-шева). Продолжают активно исследоваться психологические аспекты военного управления, повышения эффективности деятельности военных специалистов (А. В. Мощенко, Г. В. Гнездилов, В.В.Дударев, А.А.Камышанов, Р.В.Кишиков, Л.Н.Кузнецов, А.В.Сечко, И.Б.Субботин), психологического сопровождения учебного процесса (Б.П.Бархаев, А.А.Жиляев, Н.И.Королюк, М.С.Полянский, Ю.Г.Сулимов) и другие.

По существу своеобразным теоретическим переворотом в военно-психологической науке стал коллективный труд кафедры психологии Военного университета «Военная психология: методология, теория, практика», вышедший в 1998 г. В нем сформулировано новое видение принципов, проблематики, методов и, по существу, обозначены контуры современной военной психологии.

Однако остается немало нерешенных проблем, снижающих эффективность психологической работы в войсках. Так, количество готовящихся в военных вузах психологов почти в 10 раз меньше потребности в них войск. В результате на должности психологов нередко назначаются люди без специального образования, в лучшем случае прошедшие 240-часовой курс военной психологии.

В течение десяти лет основной документ («Руководство по психологической работе»), определяющий работу военных психологов, не мог получить легитимного статуса. Отсутствует четкая политика в научно-методическом насыщении системы психологической работы в ВС РФ. Нет государственного заказа на научные военно-психологические исследования. В выходящих под официальными грифами учебниках по военной психологии отсутствует единая система, просматривается отказ от некоторых научно-теоретических и практических завоеваний военной психологии. По существу, не ведется плановая деятельность по обеспечению военных психологов современными учебниками, учебными пособиями, хорошо проверенным набором диагностических средств. Предпринимаются попытки свести психологическую работу к аппаратурной диагностике и коррекции, основанной на научно не проверенных принципах.

По существу, на текущем этапе развитие военной психологии определяется интересами ученых-энтузиастов. Ее объектно-предметное поле официально четко не обозначено, а направления исследований не регулируются организационными и финансовыми средствами.

Последующие главы этой работы призваны устранить указанные недостатки, объединить в единое теоретическое пространство существующие на сегодня военно-психологические наработки. Мы покажем их многочисленность, масштабность, богатство, раскроем возможности их приложения к практике боевой и учебной деятельности войск.

Вопросы и задания для самоконтроля

  1. Опишите периоды и этапы развития военной психологии.
  2. Что такое военно-психологическое искусство?
  3. Каковы особенности военно-психологического искусства Древней Греции и Рима?
  4. Что характерно для военно-психологического искусства Древнего Востока?
  5. Что отличает военно-психологическое искусство полководцев России?

Литература

  1. Военно-психологические взгляды русских военных деятелей XVIII — XIX вв. // под ред. Н. Ф. Феденко : в 2 ч. — М., 1993.
  2. Дьяченко М.И. Психологический анализ боевых действий советских воинов. — М., 1974.
  3. Дьяченко М.И., Кандыбович С. Л. История русской военной психологии. — М., 2000.
  4. Историки античности : в 2 т. — М., 1989. — Т. 1. — С. 33 — 404.
  5. Караяни А. Г. и др. Информационно-психологическое противоборство: сущность, содержание, методы. — М., 2000.
  6. Караяни А. Г. Военная психология в зеркале трех столетий // Ежегодник Российского психологического общества. — 2005. — Т. 3. — С. 151 — 154.
  7. Караяни Л. Г. Отечественная психология в годы Великой Отечественной войны: профессиональный подвиг или упущенные возможности // Ежегодник Российского психологического общества. — 2005. — Т. 3. — С. 190-203.
  8. Лайнбарджер П. Психологическая война : пер. с англ. — М., 1958.
  9. Луков Г.Д., Платонов К. К Психология. — М., 1964.
  10. Плутарх. Избранные жизнеописания: в 2 т. — М., 1987. — Т. 1.
  11. Современная буржуазная военная психология / под ред. А. В.Барабанщикова, Н.Ф.Феденко. — М., 1964.
  12. Теплое Б.М. Ум полководца. — М., 1990.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарий к статье

Войти с помощью: 

Мы не размещаем навязывающуюся, эротическую, шоковую и любую другую плохую рекламу. Сайт живет за счет рекламы. Пожалуйста, отключите блокировщик рекламы для этого сайта

Обнаружен включенный блокировщик рекламы

Мы не размещаем навязывающуюся, эротическую, шоковую и любую другую плохую рекламу. Сайт живет за счет рекламы. Пожалуйста, отключите блокировщик рекламы для этого сайта

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: