Соотношение понятий «менталитет» и «ментальность»

Стандартный
0 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 5 (0 оценок, среднее: 0,00 из 5)
Для того чтобы оценить запись, вы должны быть зарегистрированным пользователем сайта.
Загрузка...


Е. В. Харитонова (Москва)

В последние годы возрастает интерес к проблеме менталитета, которая становится предметом рассмотрения в разных отраслях знания – истории, философии, психологии, социологии, политологии и в других науках. При описании данного феномена часто наряду с понятием «менталитет» используется понятие «ментальность». В связи с этим представляется значимым описать семантическое поле данных понятий.

Следует отметить, что понятия «менталитет» и «ментальность» появились в науке не в связи с открытием новых социальных явлений, а для отражения в новом свете различных сторон, отношений, структуры уже известных объектов. Согласно замечанию Е. К. Войшвилло, предметы одного и того же класса могут обобщаться в новое понятие по разным совокупностям признаков (Войшвилло, 2009, с. 179). Введение в научный оборот терминов «менталитет» и «ментальность» означает не замещение других научных терминов, а дальнейшее развитие, универсализацию понятийного инструментария гуманитарного знания.

При этом в научной литературе данные понятия часто используются как синонимы. Так, Б. С. Гершунский считает, что в связи с малосущественными лингвистическими и смысловыми различиями между «менталитетом» и «ментальностью» можно поставить знак равенства, т. е. рассматривать их как синонимичные (Гершунский, 1999, с. 33). Это связанно и с тем, что значение терминов «ментальность» и «менталитет» до сих пор не является четко определенным и общепризнанным. Однако дифференциация значения этих понятий представляется необходимой для достижения большей строгости и точности в исследовании и раскрытии ментальной области.

Существует определенная сложность, из-за которой нелегко установить точное значение понятия «менталитет» – это наличие множества дефиниций, отражающих различные аспекты этого весьма емкого феномена. Впервые попытку обобщить и наглядно представить существующие определения предпринял Р. А. Додонов (Додонов, 1998), собрав и классифицировав несколько десятков распространенных дефиниций менталитета и ментальности. В качестве образца при решении этой задачи он использовал классификацию определений культуры А. Кребера и К. Клакхона, представленную в работе «Культура. Критический обзор концепций и определений» (см. там же). В предложенную Додоновым классификацию нами был добавлен еще ряд определений менталитета, появившихся уже после выхода в свет работы автора.

  1. Описательные определения, которые отличаются перечислением компонентов менталитета:
    • «Ментальность, менталитет – глубинный уровень коллективного и индивидуального сознания, включающий и бессознательное. Ментальность – совокупность установок и предрасположенностей индивида или социальной группы действовать, мыслить, чувствовать и воспринимать мир определенным образом» (Визгин, 1998, с. 72).
    • Менталитет – «совокупность умственных привычек, верований, психических установок, характерных для какой-либо общности людей или группы, состояние ума… совокупность манер поведения, мышления, суждения о чем-либо, моральные установки, склад мышления» (Пушкарев, 1995, с. 160).
    • Менталитет – устойчивый способ специфического мировосприятия, характерный для больших групп людей (этносов, наций или социальных слоев), обуславливающий специфику способов их реагирования на феномены окружающей действительности (Кемеров, 1998).
    • Менталитет – мироощущение, мировосприятие, определяющееся народно-национальными обычаями, образом жизни, мышлением, нравственностью (Ефремова, 2001).
  2. Психологические определения, где термин «менталитет» относится к психологическим категориям. Авторы подобных дефиниций определяют менталитет через такие понятия, как «мышление», «эмоции», «потребности», «архетипы», «когнитивные эталоны», «смыслы», «мотивы», «убеждения», «идеалы», «склонности», «стереотипы».
    • Ментальности – «не сформулированные четко и не вполне осознаваемые (или вовсе не сознаваемые) манеры мыслить; подчас лишенные логики умственные образы, которые присущи данной эпохе или определенной социальной группе. Эти способы ориентаций в социальном и природном мире представляют собой автоматизмы мысли» (Гуревич, 2005, с. 535).
    • Ментальность – «характерная для конкретной культуры (субкультуры) спецификапсихической жизни представляющих данную культуру (субкультуру) людей, детерминированная экономическими и политическими условиями жизни в историческом аспекте» (Дубов, 1993, с. 24).
    • Менталитет – качество сознания, которое считается характеристикой конкретного индивида или классов индивида (Ребер, 2001).
    • Менталитет – образ мышления, мировосприятия, духовной настроенности, присущие индивиду или группе (Кравченко, 2000, с. 343).
  3. Нормативные определения, в которых акцентируется регулятивная функция менталитета, формирование социокультурных норм, позволяющих индивиду ориентироваться в окружающем мире:
    • «Ментальность есть система образов и представлений социальных групп, все элементы которой тесно взаимосвязаны и сопряжены друг с другом и функция которых – быть регулятором их поведения в мире… Менталитет… определяет и опыт, и поведение индивида и социальных групп» (Огурцов, 1994, с. 52).
    • «Менталитет – устойчивый способ специфического мировосприятия, характерный для больших групп людей (этносов, наций или социальных слоев), обусловливающий специфику способов их реагирования на феномены окружающей действительности» (Адрианов, 1998).
  4. Структурные определения, в основе которых лежит отражение структуры менталитета, признаков его системности и организации:
    • Менталитет – «это система (именно система) в движении, являющаяся, таким образом, объектом истории, но при этом все ее элементы тесно связаны между собой; это система образов, представлений, которые в разных группах или стратах, составляющих общественную формацию, сочетаются по-разному, но всегда лежат в основе человеческих представлений о мире, о своем месте в этом мире и, следовательно, определяют поступки и поведение людей» (Дюби, 1991, с. 52).
    • Ментальности – «действующие системы, зачастую противоречивые, но всегда структурированные, которые выступают как один из факторов, определяющих внутри сообществ действия, ощущения и мышление людей» (цит. по: История ментальностей…, 1996, с. 92).
  5. Генетические определения, описывающие происхождение феномена менталитета, его эволюцию:
    • «Менталитет – это родовая память. Она основывается на синтезе природной и социальной программ наследования» (Бех, 1997, с. 4).
    • Менталитет – «этический и познавательный код, мышление и чувствование» (см.: Додонов, 1998, с. 68).
    • Менталитет – это стереотип и привычки сознания, заложенные воспитанием и культурными традициями, присущие не отдельной личности, а социально-культурной общности или сословию (Миронов, 2002, с. 233).
  6. Исторические определения, в которых ментальность представляется в виде «исторической памяти», «осадка истории», акцентируется влияние исторической эпохи на сознание и бессознательное индивидов: полагают, что дискуссия о соотношении понятий «менталитет» и «ментальность» окажется еще менее плодотворной, чем былые изыскания в области «просвещения» и «просветительства» (Зубкова, Куприянов, 1999, с. 4).

Однако некоторые исследователи особое внимание уделяют именно дифференциации понятий «менталитет» и «ментальность», принимая за основу этого разделения различные критерии.

Одним из первых сделал попытку разграничить эти понятия О. Г. Усенко. Он определяет ментальность как универсальную способность индивидуальной психики хранить в себе типические инвариантные структуры, в которых проявляется принадлежность индивида к определенному социуму и времени. Свое конкретноисторическое воплощение ментальность находит во множестве менталитетов разных эпох и народов (Усенко, 1994, с. 23). Таким образом, если следовать логике автора, то индивидуальная ментальность как бы растворяется, проявляясь в социальном менталитете.

Иную точку зрения представляет Л. Н. Пушкарев, считая, что различие в значении данных терминов состоит в том, что менталитет «имеет всеобщее, общечеловеческое значение (как, например, „мышление”, „сознание”). В то время как ментальность может относиться к самым различным социальным явлениям и историческим временам (можно сказать „русская ментальность”, „средневековая ментальность”, „купеческая ментальность” и т. д.). Ментальность и менталитет – близкие, но не равнозначные понятия» (Пушкарев, 1995, с. 163). Аргументируя свою позицию, автор ссылается на принципы словообразования в языке, отмечая, что при помощи суффикса «ность» от основ имен прилагательных образуются, как правило, существительные, обозначающие признаки, отвлеченные от предмета. Поэтому, по его мнению, ментальность – это признак мыслящего человека, характерный для данного лица (общности) в данное время.

Такого же мнения придерживается и Н. С. Южалина, полагая, что термин «ментальность» обязан своим происхождением прилагательному «ментальный», производному от слова «менталитет». Таким образом, «менталитет» – понятие базовое, фундаментальное, а «ментальность» – производное и поэтому более специфическое (Южалина, 2002, с. 11).

Аналогичны взгляды на соотношение понятий «менталитет» и «ментальность» А. Ф. Грязнова, который приближает содержание первого понятия к понятию «сознание», а второго – к понятию «сознательность». Исходя из этого признается существование таких явлений, как менталитет Древней Руси, ментальность русского народа, ментальность интеллигенции и т. д. (Грязнов, 2006, с. 12).

Еще один подход к рассматриваемой проблеме представлен в работе Г. И. Дрепа, А. Н. Дмитриева, Э.Я. Дмитриевой. Авторы определяют ментальность как готовность совокупности осознанных и неосознанных психологических установок и предрасположенностей индивида или различных социальных групп действовать, мыслить, чувствовать, воспринимать и постигать мир определенным образом. Тем самым ментальность рассматривается как то общее начало, что лежит в основе сознания и бессознательного, эмоционального и логического. Развитие ментальности обусловлено традициями, культурой, социальными структурами и институтами, т. е. всеми сторонами среды обитания людей. При этом менталитет – это реальный, актуальный стиль, характер, способ мышления и духовной жизнедеятельности, присущий определенному социуму. Менталитет и ментальность неразрывно связаны между собой, оказывают постоянное воздействие друг на друга. Но наиболее древним духовным образованием, по мнению авторов, является ментальность, затем на ее основе появляются различные виды менталитета (Дрепа, Дмитриев, Дмитриева, 1997, с. 92).

Иная точка зрения отражена в работе Е. А. Ануфриева и Л. В. Лесной, считающих, что, «в отличие от менталитета, под ментальностью следует понимать частичное, аспектное проявление менталитета -не столько в умонастроении субъекта, сколько в его деятельности, связанной или вытекающей из менталитета…» (Ануфриев, Лесная, 1997, с. 24).

Д. В. Полежаев соотносит ментальность и менталитет как часть и целое. Ментальность личности определяется как глубинный уровень индивидуального сознания, устойчивая система жизненных установок, отражающая неповторимое, многообразное, динамичное в духовном мире и деятельности индивида. В менталитете же фиксируются духовность общества в целом, прежде всего, его идеологические принципы, вытекающие из особенностей социально-политической жизни (Полежаев, 2007, с. 39).

Т. В. Семенова предлагает рассматривать менталитет как социально-психологическое свойство группового субъекта, а ментальность – как состояние отдельного человека. Ментальность более изменчива, а менталитет более фундаментален. Соответственно, менталитет и ментальность – это разные уровни одного и того же явления (группового сознания): более поверхностные (осознаваемые) его составляющие могут быть названы ментальностью, а глубинный (неосознаваемый) слой – менталитетом (Семенова, 2007, с. 27).

Менталитету и ментальности современной России посвящена работа С. В. Гриневой. Она считает, что менталитет – это возможность человеческого сознания воспринимать и осваивать мир в тех пределах, которые даны ему его культурной эпохой. Это «мыслительный инструментарий», который в определенную эпоху находится в распоряжении человека: он историчен, унаследован от предшествующего времени и, вместе с тем, изменяется в процессе его творчества, всей исторической практики (Гринева, 2003, с. 22). Ментальность личности – глубинный уровень индивидуального сознания, устойчивая система жизненных установок (установка – «фон» восприятия явлений и отношения к ним, определяющий характер деятельности человека). В процессе жизнедеятельности формируются различные установки: одни сиюминутны, могут появляться и исчезать, другие – более усточивы; они закрепляются, становятся фиксированными. Именно они образуют систему установок как нечто относительно устойчивое, создающее прочную нравственно-психологическую основу позиции личности, определенную направленность в восприятии действительности, в практической деятельности. Эта система установок и отражается в понятии «ментальность». Ментальность предопределяет общий характер поведения, его «схему», выступает регулятором действий человека, придает им устойчивый характер, последовательность, так как любая деятельность начинается не с «пустого места», а возникает и развивается на базе некоей предориентации, преднастроенности ее субъекта. Этот «регулятор действий» получает свою актуализацию, перерастает в социальную направленность, которая характеризуется присутствием воли, целеполагания (С. Л. Рубинштейн). Сущность ментальности нельзя понять в отрыве от практической деятельности.

Менталитет любого народа складывается под влиянием ряда условий, в которых протекала его жизнь. Среди них есть те, которые формируют данный менталитет, поддерживают его, а в ряде случаев видоизменяют.

Содержание ментальности, формы ее проявления и особенности детерминации во многом определяются существующими в обществе ценностями и идеологическими постулатами системой общественных отношений, реальным процессом жизни людей на уровне их индивидного бытия (там же, с. 44).

Глубокий социально-философский и историко-культурный анализ российского менталитета представлен в монографии Е. В. Мочаловой и И. В. Загородновой (Мочалова, Загороднова, 2008). Авторы приходят к выводу: в том случае, когда понятия «менталитет» и «ментальность» дифференцируются, различение их производится на основе выявления иррациональности в мышлении человека. В таком контексте «менталитет» выступает как более широкий по объему; при этом «менталитет» и «ментальность» – понятия совместимые, находящиеся в отношении подчинения. Понятие «ментальность» входит в объем понятия «менталитет», занимая лишь его часть и не исчерпывая его полностью. Исходя из этого можно утверждать, что понятие «менталитет» обозначает всеобщее, общечеловеческое значение, тогда как «ментальность» характеризует различные исторические эпохи, социальные страты и т.д. (Мочалова, Загороднова, 2008, с. 6).

В общественном опыте и живом языке такое разграничение жестко не закрепилось, поэтому слова «менталитет» и «ментальность» остаются взаимодополняемыми и взаимозаменяемыми.

Авторы определяют понятие «менталитет» как систему основополагающих представлений и проявлений социума, связанных с духовным бытием, основывающихся на опыте предыдущих поколений, проникающих в сферу подсознательного и детерминирующих индивидуальное и общественное сознание. Такое определение позволяет трактовать менталитет как феномен бытия человека, общества и культуры (Мочалова, Загороднова, 2008, с. 16).

С понятием менталитет ассоциирует активное начало, связанное с социальной жизнью и поведением людей, в частности, с системой их установок и ценностей. Глубинность как один из признаков менталитета означает некоторую его скрытность, необнаруживаемость в повседневной жизни. Социально-нравственные составляющие, на взгляд авторов, должны доминировать в категориях, характеризующих менталитет, поскольку нравственность является главным институциональным регулятором взаимоотношений между людьми, коллективами, личностью и обществом, между различными социальными структурами. Ее носителем является всякий индивидуальный коллективный субъект социальной действительности (там же, с. 25).

В. В. Колесов провел анализ определений понятий «менталитет» и «ментальность» в работах социальных психологов, социологов, политологов, историков. На его взгляд, «менталитет» – наивно-целостная «картина мира», существующая длительное время, независимо от конкретных экономических и политических условий, основанная на этнических предрасположениях и исторических традициях. Менталитет проявляется в чувстве, разуме и воле каждого отдельного члена общества, основывающихся на общности языка и воспитания, представляет собой часть народной культуры, которая создает этноментальное пространство народа на данной территории его существования (Колесов, 2007, с. 11). Ментальность, по Колесову, есть мировосприятие в категориях и формах родного языка, соединяющее интеллектуальные, волевые и духовные качества национального характера в типичных его свойствах и проявлениях.

Менталитет и ментальность отличаются друг от друга составом своих содержательных форм. Латинский корень «mens» сохранил много значений, метонимически растущих одно из другого по смежности смысла: «рассудок» – «ум» – «мышление» – «образ мыслей» -«настроение» – «душевный склад» – «душа». Первый круг в развитии идеи завершается, начав с простого рассудка, возносится к «душе» как носительнице всего, уже перед тем явленной в значениях слова. Параллельно развивается идея волевой энергии мыслительной деятельности. Она начинается как представление, а затем также метонимическая последовательность развивается в цепочки внутренне зависимых созначений: «представление» – «желание» – «намерение» – «сознание» – «страсть и гнев». Рассуждая о характерных особенностях менталитета, присущих западным народам и славянам, В. В. Колесов подчеркивает, что для европейского менталитета большее значение имеет начальная часть цепочки внутренне зависимых значений, т. е. «рассудок», «ум», «мышление», «образ мыслей». У славянских же народов, в том числе русских людей, доминирует проявление заключительной части значений – «настроение», «душевный склад», «душа». Следуя логике автора, можно сделать вывод, что для характеристик русского менталитета более важны чувства, духовное содержание, нравственность, ценности, в то же время, менталитет европейца отличает рациональность, здравый смысл, практичность.

Дифференциация понятий «менталитет» и «ментальность» проведена также А. Ю. Мазаевой. Согласно ее мнению, менталитет отражает сложившийся образ мировоззрения, мировосприятия и непосредственно влияет на формирование «картины мира», которая, в свою очередь, включает видение окружающей действительности, ее восприятие. Человек выражает свое отношение к окружающей действительности, происходящим событиям, явлениям, фактам посредством своего менталитета. Ментальность содержит в себе определенную систему взглядов, убеждений, представлений (Мазаева, 2006, с. 153).

В работе В. М. Соколова отсутствует разведение понятий «менталитет» и «ментальность», которые употребляются как синонимы. Менталитет определяется как надличностные, коллективные характерные для конкретного народа или большой общественной группы качества. К ним относятся:

  • общая система восприятия социальной и природной реальности: близкие представления о мире, обществе, окружающей среде, личности, нормах поведения и т. д.;
  • общая, типичная модель поведения (близкие, сходные реакции на многие стандартные ситуации);
  • совокупность наиболее распространенных, типичных для данного народа психологических, характерологических особенностей, свойств, нравов (Соколов, 2007, с. 12). Другими словами, менталитет – определенная направленность сознания, самосознания и деятельности, отражающаяся как на мировоззренческом уровне, так и в социально-психологическом состоянии этноса (там же). Национальный характер рассматривается как часть менталитета, или менталитет без его мировоззренческой составляющей.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что в качестве основы для дифференциации понятий «менталитет» и «ментальность» большинством авторов используются такие критерии, как устойчивость, стабильность или изменчивость, а также общее либо частное. Менталитет рассматривается как более широкое (общее) явление, а ментальность – как его специфически конкретное, частное проявление. Менталитет включает некоторую инвариантную структуру, представляет устойчивую совокупность предпочтений, которые складываются на уровне коллективного сознания вокруг традиционно признанных социокультурных норм, влияющих на формирование массовых установок. Ментальность как сплав чувств и умонастроений, бессознательных влечений и не вполне осознаваемых предпочтений отличается изменчивостью, текучестью, подвижностью. Отсюда следует, что, если ментальность отличается релятивностью, то менталитет – стабильностью, постоянством, устойчивостью.

Менталитет – это фундаментальный слой коллективного поведения, деятельности, эмоционального реагирования на различные ситуации, присущие данному этносу или социальной группе. Индивид обладает более или менее своеобразной индивидуальной регулятивно-смысловой сферой, но ее основа – менталитет – является тем общим, что связывает его с соплеменниками, сородичами, соратниками по классу и т.д. Именно поэтому менталитет не поддается сознательным усилиям по его изменению. И улыбку вызывают ведущиеся некоторыми публицистами и политиками разговоры о необходимости и возможности быстрого изменения «российского менталитета».

Ни этнос, ни общность, ни индивид не могут менять менталитет по своему усмотрению. Разумеется, это не значит, что он представляет собой нечто застывшее и неизменное. Согласно мнению ряда авторов, менталитет меняется, но этот процесс не может регулироваться субъектом, а происходит спонтанно, под влиянием множества факторов, о которых имеется весьма смутное представление (Шнейдер, Вальцев, 2009). При этом изменения менталитета происходят именно на уровне ментальности.

Менталитет определяется также как феномен культуры, центральное содержание ее трансмиссии (Еромасова, 2006). С этой точки зрения менталитет понимается как имплицитные структуры психологического склада народа, живущего в конкретной культуре, генетически и социально укорененные в сознании и в сфере бессознательного многих поколений людей и потому даже при относительной исторической изменчивости в своих основах постоянные, стабильные и представленные как более общее содержание, объединяющее различные исторические эпохи в развитии национальной истории и культуры (там же, с. 24). Это квинтэссенция культуры этноса, нации в ее наиболее широком понимании, имплицитные основания индивидуального и коллективного мировосприятия, мировоззрения, поведения.

Ментальность представляет собой исторически переработанные архетипические представления, через призму которых происходит восприятие основных аспектов реальности – пространства, времени, искусства, политики, экономики, культуры, цивилизации, религии. Ментальность – это способ видения мира, «неуловимый» феномен этничности, определяющий особенности этнического самосознания, поведения и весь строй народа. Она обеспечивает диахронные формы объективации национально-этнического сознания и имеет свои каналы трансляции, позволяющие ей передаваться из поколение в поколение. Главными среди них являются классические, сакральные, фольклорные и иные широко распространенные тексты, структуры языка, предметы повседневного обихода, типичные образы поведения. Захватывая бессознательное, ментальность выражает жизненные и практические установки людей, устойчивые образы мира, эмоциональные предпочтения свойственные данному сообществу и культурной традиции (там же).

К. Лебина рассматривает проявления менталитета в повседневной жизни русского народа и определяет на этой основе содержание понятия «менталитет» (Лебина, 1999). Отмечается, что слово «менталитет» происходит от английского «mentality» и французского «mentalite» и означает степень интеллектуального развития, склад ума, умонастроение, тип мышления. Понятие «русский менталитет», таким образом, характеризует общественные проявления специфических черт русского народа. Лебина отмечает, что в любом обществе существуют правила, формально нигде не закрепленные. Это нормы морали, обычаев, традиций. Они связаны с господствующим в обществе представлением о добре и зле, складываются в результате многократного повторения соответствующих им реалий, используются в силу привычки, ставшей естественной жизненной потребностью человека. Правила такого рода составляют основу менталитета населения, определяют стиль его повседневной жизни. Поведенческие стереотипы личности в значительной мере формируются под влиянием быта. В то же время особенности и формы обыденной жизни человека являются выражением присущих ему социокультурных ориентиров, восходящих к историческим устоям общества (там же).

Еще один взгляд культуролога на менталитет представлен в работе И. В. Кондакова (2003). Автор считает, что при всем многообразии толкований понятий «менталитет» и «ментальность» совершенно очевидно, что ими отражаются жизненные установки, устойчивые формы поведения, эмоции, настроения, имеющие системообразующий характер для той или иной культуры. Другими словами, эти понятия, ассоциируются со своеобразием культуры не только на национальном, но и на эпохальном, конфессиональном, классовом и т. п. уровнях.

Менталитет русской культуры не есть только национально-русский менталитет, это и ментальности межнациональные или наднациональные, т. е. менталитет русской культуры составляет «совокупность культур, сопряженных в единстве цивилизации» (Кондаков, 2003, с. 523).

Таким образом, можно заключить, что «менталитет» и «ментальность» как научные понятия обладают большим аналитическим потенциалом. Исследования менталитета и ментальности в современных гуманитарных науках активно продолжаются, о чем свидетельствуют многочисленные публикации по данной проблематике. И, возможно, совместными усилиями психологов, социологов, историков, философов, антропологов и представителей других отраслей гуманитарного знания будут сформулированы емкие, содержательные и непротиворечивые определения понятий «менталитет» и «ментальность».

Литература

  • Адрианов В. М. Современный философский словарь. М., 1998.
  • Ануфриев Е.А., Лесная Л. В. Российский менталитет как социально-политический феномен // СПЖ1997. №4. С. 21-24.
  • Бех В. П. Содержание социального мира // Нова napaflima. Запор1жжя, 1997. Вып. 4.
  • Визгин В. П. Современная западная философия. М., 1998.
  • Войшвилло Е. К. Понятие как форма мышления: Логико-гносеологический анализ. М., 2009.
  • Гершунский Б. С. Россия и США на пороге третьего тысячелетия. Опыт экспериментального исследования российского и американского менталитетов. М., 1999.
  • Гринева С. В. Менталитет и ментальность современной России. Невинномысск, 2003.
  • Грязнов А. Ф. Аналитическая философия. М., 2006.
  • Гуревич А. Я. Жак Ле Гофф и «новая историческая наука» во Франции. Екатеринбург, 2005.
  • Додонов Р. А. Этническая ментальность: опыт социально-философского исследования. Запорожье, 1998.
  • Дрепа Г.Н., Дмитриев А. Н., Дмитриева Э.Я. Ментальность и менталитет российского общества: к анализу механизмов рефлексивного взаимодействия // Российское сознание: психология, культура, политика. Самара, 1997. С. 90-100.
  • Дубов И. Г. Феномен менталитета: психологический анализ // Вопросы психологии. 1993. №4. С. 20-29.
  • ЕромасоваА.А. Ментальность россиян в контексте этнокультурных особенностей. СПб., 2006.
  • Ефремова Т. Ф. Новый словарь русского языка. М., 2001.
  • Зубкова Е. Ю., Куприянов А. И. Российская ментальность: методы и проблемы изучения. Мировосприятие и самосознание русского общества. М., 1999. Вып. 3.
  • История ментальностей, историческая антропология: Зарубежные исследования в обзорах и рефератах. М., 1991.
  • Кемеров В. Е. Философская энциклопедия. М., 1998.
  • Колесов В. В. Русская ментальность в языке и тексте. СПб., 2006.
  • Кольцова В. А. Системный подход в разработке истории отечественной психологической науки // Психологический журнал. 2002. №2. С. 6-18.
  • Кольцова В. А. Актуальные проблемы методологии современной отечественной психологической науки // Психологический журнал. 2007. №2. С. 5-18.
  • Кольцова В. А. История психологии: проблемы методологии. М., 2008.
  • Кольцова В. А. Дефицит духовности и нравственности в современном российском обществе // Психологический журнал. 2009. №4. С. 92-94.
  • Кондаков И. В. Культурология: история культуры России. М., 2003.
  • Кравченко А. И. Культурология: Словарь. М., 2000.
  • Левина Н.Б. Повседневная жизнь советского человека: Нормы и аномалии. СПб., 1999.
  • Мазаева А. Ю. Дифференциация понятий «менталитет» и «ментальность» // Современные гуманитарные исследования. 2006. №3 (10). С. 26-29.
  • Миронов Б. И. Социальная история России. СПб., 2002. Т. 1.
  • Мочалова Е. В., Загороднова И. В. Российский менталитет в социальнофилософском и историко-культурном осмыслении. Саранск, 2008.
  • Огурцов А. П. Национальный ментаолитет и история России. Материалы «круглого стола» // Вопросы философии. 1994. № 1. С. 52-58.
  • Пантин И. К. Национальный менталитет и история России // Вопросы философии. 1994. №1. С. 28-34.
  • Полежаев Д. В. Феномен менталитета в социально-гуманитарном знании: историографические заметки. Волгоград, 2007.
  • Пушкарев Л. Н. Что такое менталитет? (Исторические заметки) // Отечественная история. 1995. № 3. С. 159-164.
  • Ребер А. Большой толковый психологический словарь. М., 2000.
  • Семенова Т. В. Теоретические и прикладные аспекты социально-психологического исследования городской ментальности. Казань, 2007.
  • Соколов В. М. Российская ментальность и исторические пути отечества. М., 2007.
  • Усенко О. Г. К определению понятия «менталитет» // Русская история: проблемы менталитета. М., 1994. С. 9-15.
  • Шнейдер Л. Б., Вольцев С. В. Социально-психологические особенности национального менталитета. Учебное пособие. М., 2009.
  • Южалина Н. С. Ментальность: Сущность и структура явления. Челябинск, 2002.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарий к статье

Войти с помощью: 

Мы не размещаем навязывающуюся, эротическую, шоковую и любую другую плохую рекламу. Сайт живет за счет рекламы. Пожалуйста, отключите блокировщик рекламы для этого сайта

Обнаружен включенный блокировщик рекламы

Мы не размещаем навязывающуюся, эротическую, шоковую и любую другую плохую рекламу. Сайт живет за счет рекламы. Пожалуйста, отключите блокировщик рекламы для этого сайта

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: