Свобода и моральная ответственность за поведение

Стандартный
0 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 5 (0 оценок, среднее: 0,00 из 5)
Для того чтобы оценить запись, вы должны быть зарегистрированным пользователем сайта.
Загрузка...


Рассмотрение проблемы взаимосвязи морали и поведения было бы неполным, если бы мы не коснулись, хотя бы вкратце, важного вопроса о моральной ответственности за поведение, точнее, проблемы взаимосвязи в человеческом поведении моральной свободы и ответственности. От правильного ее решения зависит не только разработка основной проблемы данного исследования, но и выработка правильной, научно обоснованной программы нравственного воспитания, ибо конечная цель всех этических исследований морального аспекта поведения прежде всего практическая — способствовать формированию человека, сознающего ответственность за свое поведение и поступающего в соответствии с этим.

Осознание ответственности за свои поступки и за их общественно значимые последствия, за состояние дел в коллективе, государстве, неукоснительное следование этому осознанию в повседневном поведении — таково неотъемлемое свойство социалистической личности с активной жизненной позицией. Не просто любая активность, независимо от ее социальной ценности (ведь может быть и вредная, антиобщественная активность), а активность при глубоком осознании ответственности перед обществом, коллективом, перед близкими — такова одна из главных целей духовного формирования всех членов общества развитого социализма. Именно через понятие ответственности теория морали получает непосредственный выход в практику общественной жизни. Сейчас ускорение роста национального дохода, производительности труда непосредственно связано с научно-техническим прогрессом. Но «на первом этапе, пока мы будем разворачивать ускорение научно-технического прогресса, нам нужно все взять и выжать из лучшей организации, из высокой ответственности, добросовестного отношения наших трудящихся к делу».

В этой теме наибольший интерес представляют вопросы морали, связанные с социалистическим образом жизни. Однако они не могут быть правильно, научно решены, если не будут опираться на общую этическую теорию. Это диктует необходимость разобраться прежде в некоторых посылках, имеющих принципиальное значение и непосредственно связанных с моральной ответственностью, а именно: в особенностях моральной ответственности, в ее соотношении с правовой и политической ответственностью, в диалектике взаимосвязи моральной ответственности и свободы, во внутренней структуре моральной ответственности, в формах и средствах ее культивирования и поддержания и др.

Исследование проблемы моральной ответственности следовало бы начать с ее дефиниции, однако нужно сказать, что выработка такой дефиниции представляется делом довольно трудным. На уровне обыденного сознания каждый знает, что такое ответственность. Это знание может быть выражено непритязательной формулой: сделал— отвечай! При первой же попытке дать научное определение понятия ответственности Обнаруживается, что это понятие крайне многозначно, что сама проблема ответственности весьма многогранна. Моральная ответственность имеет широкий социологический аспект анализа— ответственность как совокупность объективных требований, предъявляемых обществом (классом, народом и т. д.) к отдельным своим членам, коллективам в виде моральных принципов, норм, выражающих общественную необходимость. Она может быть представлена и в субъективном, психологическом содержании — ответственность как своеобразное состояние сознания (в форме сознания и чувства ответственности, долга, совести и т. д.).

Моральная ответственность, ее воспитание у подрастающих поколений является объектом педагогической науки. Историческая наука исследует конкретное содержание моральной ответственности, как она существовала и мыслилась у того или иного народа, класса в тот или иной период истории и как изменялось ее конкретное содержание в ходе развития культуры. Все эти аспекты так или иначе учитываются и разрабатываются этикой. Но этика выделяет специфически-моральный аспект ответственности в ее собственно нравственном содержании — ответственность за поведение с точки зрения его соответствия (или несоответствия) признанным в данном обществе моральным ценностям. Социализм дает людям многое: гарантированное право на труд и его вознаграждение, общество заботится о человеке от его рождения до глубокой старости, ему предоставляется широкий доступ к ценностям духовной культуры. Все это создает объективные возможности для формирования высоконравственной личности. Однако по разным причинам субъективного порядка не все люди используют эти возможности, что может иметь различные последствия, в том числе и негативные. Как подчеркивалось в материалах апрельского (1985 г.) Пленума ЦК КПСС, «партия и впредь будет вести самую решительную борьбу со всеми негативными явлениями, чуждыми социалистическому образу жизни, нашей коммунистической морали».

Под разными углами зрения, чаще всего в единстве с политической и правовой ответственностью гражданина социалистического государства, моральная ответственность исследовалась многими советскими специалистами— этиками и социологами. Мы же ограничимся более узким подходом, обусловленным темой данной работы, а именно: рассмотрением ответственности как структурного элемента морали, как определенного свойства морального поведения, находящегося во взаимосвязи с другими его элементами и свойствами, как свойства, в котором осуществляется функция регуляции поведения.

В моральной ответственности как в фокусе сходятся и моральная оценка поступков и линии поведения, и ответственность за выбор мотивов и формы действия, целей и средств их достижения и т. д. Наиболее важной представляется связь моральной ответственности с моральной свободой, а через нее с социально-нравственной необходимостью.

Очевидно, что моральная ответственность непосредственно связана со свободой как своим условием и предпосылкой. Бессмысленно говорить о моральной ответственности вне этой связи. Например, при отсутствии возможности и свободы выбора формы поведения, как уже отмечалось, нельзя вменять субъекту деятельности моральную ответственность. В поступке моральная личность, писал Гегель, «только то признает за свое и только за то считает себя ответственной, что из этого она знала и чего хотела». В то же время неправильно говорить о моральной свободе, забывая о моральной ответственности человека за поступки. В общем это ясно, но если вникнуть в проблему глубже, то она оказывается не такой простой. Все зависит от того, как, с каких мировоззренческих позиций трактуются понятия свободы и ответственности.

В немарксистской философии существовали достаточно односторонние мнения на этот счет. Так, в системах механистического материализма (как и в позднейших теориях социал-дарвинизма, эволюционной этики), представители которых придерживались концепции абсолютного детерминизма, фактически не оставалось места для моральной свободы, а следовательно, и для моральной ответственности. Другая крайность — этический волюнтаризм, который разветвляется на две внешне противоположные, но фактически близкие разновидности: первая — типа ницшеанства, утверждавшего абсолютную свободу «сверхчеловека» и тем самым снимавшего с него всякую ответственность за общественное поведение; вторая — типа экзистенциализма, который также утверждает абсолютную свободу человека в выборе решений, но при этом возлагает на индивида всю ответственность за этот выбор. В обоих случаях полностью игнорируется социальная детерминированность свободы, вследствие чего взаимосвязь между свободой и ответственностью приобретает одинаково мистический вид.

Поэтому прежде всего следует подчеркнуть обусловленность моральной свободы, как и ответственности, социально-историческими условиями бытия людей, всеми общественными, и прежде всего экономическими, отношениями.

В абстрактном определении моральная ответственность индивида есть ответственность за выбор формы поведения. Но как уже указывалось, выбор этот ограничен объективной необходимостью, в частности положением индивида в социальной структуре данного общества, в системе производственных отношений. Еще Гегель заметил, что самоутверждение личности в качестве члена общества может достигаться только посредством ее обособления, самоопределения и самоограничения: «Поскольку человек хочет быть действительным, он должен вести какое-нибудь определенное существование, и для этого он должен ограничивать себя».

К- Маркс подчеркивал, что, чем сложнее структура общества, чем многочисленнее и разнообразнее отношения в нем, тем сильнее должно быть самообособление и самоограничение индивида. Поэтому именно капитализм, представлявший собой при жизни К. Маркса наиболее развитый по сравнению с предшествующими общественный строй и бывший главным объектом его исследования, демонстрирует эту диалектическую взаимосвязь между сложностью строения общества и степенью самообособления, самоограничения его члёнов: «…эпоха, которая порождает эту точку зрения — точку зрения обособленного одиночки,— есть как раз эпоха наиболее развитых общественных (с этой точки зрения всеобщих) связей. Человек есть в самом буквальном смысле alt (общественное животное.), не только животное, которому свойственно общение, но животное, которое только в обществе и может обособляться» .

В таком случае как в исторической ретроспективе, так и в той или иной наличной социальной структуре представители различных классов несли неодинаковую моральную ответственность за одно и то же деяние — как в качественном смысле, так и с точки зрения ее масштаба. В истории сплошь и рядом получалось так, что одно и то же поведение, например политическая акция, представлялось морально оправданным и ответственным в глазах одних, но безответственным в глазах других. Это было связано с тем, что конкретные индивидуальные или коллективные субъекты деятельности полагали себя ответственными в своем поведении лишь перед теми моральными требованиями, которые они (в границах своего классового сознания) считали справедливыми и правильными и которым считали должным следовать в своих поступках.

Характер классового морального сознания имеет существенное значение для раскрытия конкретного содержания того или иного типа моральной ответственности. В общем смысле является обязательным (морально должным) требование согласовывать поведение с существующими моральными нормами. Однако при оценке конкретного поведения (данного индивида, данной социальной группы, в данную историческую эпоху и т. д.) это общее положение всегда нуждается в конкретизации: чья ответственность, за что, перед кем и т. д. Бывают ситуации, в которых безответственным с точки зрения существующей системы морали как раз окажется педантичное следование норме.

Усматривая прямую зависимость выполнения моральных правил от социального положения индивида, Марк Твен остроумно замечал, что «правила сохраняют свою силу лишь до тех пор, пока ты сыт…» . Каторжная одиссея Жана Вальжана началась с кражи грошовой булки, когда он умирал с голоду и моральная норма «не кради» утратила в его сознании всякий смысл.

Действительно, было бы злой насмешкой над здравым смыслом и чувством справедливости требовать от раба или крепостного сознательно-ответственного отношения к своим рабским, холопским обязанностям, тем более к сохранению того общественного строя, который обрекает его на такое существование. Конечно, были и такие рабы, которые не за страх, а за совесть служили своим господам, но, как заметил В. И. Ленин, раб, бессознательно смирившийся со своим рабским положением,— это просто раб; раб, довольный своим состоянием,— это холоп; но раб, осознавший свое рабское положение и восставший, — это уже не раб. И нет ничего удивительного в том, что во все времена угнетенные не желали признавать те нормы морали, которые им навязывались вопреки их классовым интересам, восставали против этих норм, противопоставляя им свои революционные представления о добром и справедливом. Поэтому вовсе не является парадоксом, что революционно настроенные трудящиеся в эксплуататорских обществах наиболее ответственно поступали именно тогда, когда они, преступая нормы эксплуататорской морали, восставали против них, т. е. когда они, с точки зрения защитников этих норм, поступали безнравственно.

При всем том и в революционных акциях поведение их участников не было произвольным или безответственным: оно сознательно, с чувством ответственности, подчинялось нормам революционной морали и, стало быть, удовлетворяло общему определению ответственности как согласия свободно избранной линии поведения с требованиями морали, с моральной необходимостью.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.





Комментарий к статье

Войти с помощью: 

Мы не размещаем навязывающуюся, эротическую, шоковую и любую другую плохую рекламу. Сайт живет за счет рекламы. Пожалуйста, отключите блокировщик рекламы для этого сайта

Обнаружен включенный блокировщик рекламы

Мы не размещаем навязывающуюся, эротическую, шоковую и любую другую плохую рекламу. Сайт живет за счет рекламы. Пожалуйста, отключите блокировщик рекламы для этого сайта

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: