Методологический семинар. Личность и эмоциональное выгорание

Стандартный
0 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 5 (0 оценок, среднее: 0,00 из 5)
Для того чтобы оценить запись, вы должны быть зарегистрированным пользователем сайта.
Загрузка...


Методологический семинар

Евгения Романово, Маргарита Горохова

alt

Романова Евгения Сергеевна – доктор психологических наук, профессор, декан факультета психологии Московского педагогического университета, заведующая кафедрой общей и практической психологии, заслуженный учитель Российской Федерации, лауреат Премии Президента Российской Федерации, Почетный работник высшего образования. Автор книг «Графические методы в практической психологии», «99 профессий», «Механизмы психологической защиты», «Энциклопедия психологии».

Горохова Маргарита Юрьевна с 1994 года работает практическим психологом в образовании. Основные направления профессиональной деятельности: работа с подростками (психологические аспекты молодежной уличной культуры) и с педагогическими работниками.

С 2000 года методист Центра развития образования г. Самара по социально-психологической поддержке педагогических кадров и старший преподаватель кафедры педагогической и прикладной психологии Самарского филиала Московского городского педагогического университета. Направление научно-исследовательской и практической работы – профилактика и коррекция феномена «эмоционального выгорания» у работников социальной сферы деятельности.

Одним из наиболее интересных открытий последних десятилетий можно назвать выявление так называемого феномена эмоционального выгорания.

Первые работы по описанию этого явления появились в 70-е годы в США в связи с профессиональной деятельностью врачей.

Сам термин был введен американским психиатром Х.Д. Фрейденбергом в 1974 г. Он определил его как некое расстройство неизвестной природы, возникающее у профессионалов, работающих в кризисных центрах и психиатрических клиниках. Эта публикация послужила началом настоящего бума по изучению явления эмоционального выгорания, и к 1982 году появилось уже более 1000 статей на эту тему.

Публикации, посвященная выгоранию, отличаются тем, что подавляющая часть из 2500 статей, представляет собой краткое описание этого явления, написанное практикующими врачами, а не учеными.

Некоторые из авторов (Кинг, 1993) возражали против термина «выгорание» из-за его неопределенности и частичного совпадения с родственными понятиями, например посттравматическим стрессовым расстройством, депрессией, остаточными явлениями шизофрении («burnout» и «bum out»), либо рассматривали его как странную психиатрическую химеру (Морроу, 1981).

Другие устанавливали его связи с существующими моделями, например теорией общего стресса (Хобфолл, 1993), «заученной беспомощностью» (Мейер, 1983) и психодинамикой беспомощности у представителей «помогающих» профессий (А. Адлер, 1972), моделью самоэффективности и компетентности (Бандура, 1993) и компульсивным оказанием помощи при «синдроме помогающих профессий» (Малан, 1979).

Если рассматривать феномен выгорания в русле теории стресса Г. Селье (1956), точнее трех стадий протекания этого процесса (тревоги, резистентности и истощения), то «выгорание» можно приравнять к третьей стадии истощения, которой предшествует стойкий и не поддающийся контролю уровень возбуждения.

Сгораем или выгораем?

В 80-е годы наступил период конструктивного, целенаправленного экспериментального исследования выгорания. Разнообразные научные идеи дополнялись научными методами изучения этого явления. Разработка стандартизированных измерений выгорания дала исследователям более точные определения и методические инструменты. В результате увеличилось количество публикаций по проблеме «выгорания», и оно стало изучаться не только в США, но и в других странах.

Появилась возможность интерпретировать знания о выгорании в контексте целостной концепции и планировать исследования в рамках теории выгорания. В то же время единого концептуального обоснования обозначенная проблема не имеет. Существует множество разнообразных подходов к определению, описанию, изучению источников возникновения и факторов развития данного феномена.

В 80-е годы и в отечественной литературе появилось понятие «выгорания», которое в большинстве случаев рассматривалось как «болезнь общения», которая является следствием душевного переутомления (Л .А. Китаев-Смык, 1983).

Но в складывающейся отечественной теории «выгорания» имеются определенные противоречия. Обращает та себя внимание тот факт, что в научной литера -туре используются различные термины по обозначению данного явления: «психическое выгорание», «эмоциональное выгорание», «эмоциональное сгорание», «профессиональное выгорание». При этом разлитая в значениях используемых терминов не указываются.

С одной стороны, это можно объяснить неточностями и ограниченными возможностями перевода, поскольку явление «burnout» было впервые обнаружено и обозначено американскими исследователями и только затем подобраны русские эквиваленты. Однако в русском языке слова «выгорание» и «сгорание» имеют различное семантическое значение. Первое указывает на длительность, постепенность и незавершенность процесса (смысловое значение несет приставка «вы»), второе – на кратковременность, завершенность и необратимость (смысловое значение заключается в префиксе «с»). Определения, сопровождающие эти понятия, также различны по объему и оттенкам содержания: «психическое» – охватывающее все аспекты психической деятельности, «эмоциональное» – связанное со сферой эмоций и чувств, «профессиональное» – указывающее на его связь с профессиональной деятельностью.

Следующее противоречие связано с определением понятия «эмоциональное выгорание». Часть исследователей характеризуют его как негативное психологическое состояние здоровых людей, находящихся в эмоционально напряженной атмосфере при оказании профессиональной помощи. Другие (В.В. Бойко) считают, что эмоциональное выгорание представляет собой «выработанный личностью механизм психологической защиты в форме полного

или частичного исключения эмоций в ответ на избранные психотравмирующие воздействия». И та, и другая точки зрения характеризуются одномерностью.

Три стадии

Наиболее распространенной является трехкомпонентная модель «выгорания» (К. Маслач, Б. Пелман, Е. Хартман и др.). Обобщив многие определения «выгорания», исследователи обозначили его как достаточно сложное образование (конструкт), состоящее из трех компонентов: эмоциональное и/или физическое истощение, деперсонализация и редукция личных достижений (сниженная рабочая продуктивность).

Эмоциональное истощение проявляется в ощущениях эмоционального перенапряжения и в чувстве опустошенности, исчерпанности своих эмоциональных ресурсов. Человек чувствует, что не может отдаваться работе с таким же воодушевлением, как раньше. Деперсонализация связана с возникновением равнодушного и даже негативного отношения к людям, с которыми работает специалист, циничного отношения к труду и объектам своего труда. В частности, в социальной сфере деперсонализация предполагает бесчувственное, негуманное отношение к клиентам, приходящим для лечения, консультации, получения образования и т.д. Контакты с ними становятся формальными, обезличенными. Возникающие негативные установки могут иметь по на чалу скрытый характер и проявляться во внутренне сдерживаемом раздражении, которое со временем прорывается наружу и приводит к конфликтам.

Редукция личных достижений (сниженная рабочая продуктивность) проявляется в снижении оценки своей компетентности (в негативном восприятии себя как профессионала), недовольстве собой, негативном отношении к себе как личности и, главное, формальном выполнении профессиональных обязанностей. Указанные компоненты можно кратко обозначить как состояние, отношение и поведение.

С момента наступления периода эмпирических исследований появилось достаточно много работ, особенно в англоязычной литературе, посвященных описанию симптомов, сопровождающих процесс эмоционального выгорания. Практически все авторы выделяют следующие виды симптомов: аффективные, когнитивные, физические, поведенческие.

А. Пайне и К. Маслач обнаружили:

Изменения в поведении (поведенческие симптомы)

– специалист часто смотрит на часы, усиливается его сопротивление выходу на работу; откладывает деловые встречи, часто опаздывает (поздно приходит и поздно уходи-] ), утрачивает творческие подходы к решению проблем, работает усерднее и дольше, а достижений становятся меньше, уединяется и избегает коллег, присваивает собственность учреждения, увеличивает употребление меняющих настроение психоактивных веществ, утрачивает способность удовлетворять свои потребности в развлечениях и восстановлении здоровья, подвержен несчастным случаям.

Изменения в чувствах (аффективные симптомы) утрата чувства юмора; постоянное чувство неудачи, вины, самообвинения; гнев, чувство горечи и обиды; повышенная раздражительность, проявляемая на работе и дома; ощущение злонамеренности и придирчивого отношения со стороны других; чувство обескураженности и равнодушия; бессилие, снятие стресса, а не творческая деятельность.

Изменения в мышлении (когнитивные симптомы)

– упорные мысли о том, чтобы оставить работу, неспособность концентрировать внимание, ригидность мышления, усиление подозрительности и недоверчивости, менталитет жертвы, циничное, негуманное отношение к партнерам, пациентам, клиентам, озабоченность собственными потребностями и личным выживанием.

Изменения в здоровье (физические симптомы) -нарушенный сон, частые, длительно текущие незначительные недуги, повышенная восприимчивость к инфекционным заболеваниям, усталость и истощение на протяжении целого дня, ускорение нарушений психического и соматического здоровья.

Нет единого мнения и относительно стадий (этапов) развития феномена, однако большинство исследователей (Спаниол, Капуто, Маслач, Пайне) выделяют три стадии: у индивидуума, подверженного выгоранию первой степени, проявляются умеренные, недолгие и случайные признаки этого процесса. Все признаки и симптомы проявляются в легкой форме и выражаются в заботе о себе, например путем расслабления или организации перерывов в работе.

На второй ападии выгорания симптомы проявляются более регулярно, носят более затяжной характер и труднее поддаются коррекции. Человек может чувствовать себя истощенным после хорошего сна и даже после выходных. Для заботы о себе ему требуются дополнительные усилия.

Признаки и симптомы третьей стадии выгорания являются хроническими. Как отмечает М.М. Скугаревская, «люди с глубоко сформированным синдромом выгорания обычно имеют сочетание психопатологических, психосоматических, соматических симптомов и признаков социальной дисфункции». Наблюдаются хроническая усталость, когнитивная дисфункция (нарушение памяти и внимания), нарушения сна с трудностями засыпания и ранними пробуждениями, личностные изменения. Возможно развитие тревожного, депрессивного расстройств, зависимостей от психоактивных веществ, суицид. Общими соматическими симптомами являются головная боль, гастроинтестинальные (диарея, синдром раздраженного желудка) и кардиовазикулярные (тахикардия, аритмия) нарушения.

По замечанию М.М. Скугаревской, в 10-м пересмотре Международной классификации болезней синдром выгорания – ФЭВ был описан под рубрикой Z.73.0 как «Выгорание – состояние полного истощения».

Анализ исследований и публикаций по проблеме выгорания позволяет выделить три группы факторов, обусловливающих его возникновение (К.Маслач, А.Пайне, К.Кондо, Е.П.Ильин, Н.В. Андрущенко, Е.Г.Чугина, О.В. Крапивина и др.): личностный (при котором этот синдром определяют индивидуально-психологические свойства индивида); организационный, (фокусирующий свое внимание на аспектах рабочей среды: многочасовом характере работы, монотонности и однообразии, нечетких требованиях к содержанию, несоответствии характера руководства содержанию работы, отсутствии возможности профессионального роста), ролевой (реализующийся в ролевой неопределенности, нечеткости должностных инструкций и обязанностей, отсутствии интеграции усилий, несогласованности действий).

Результаты многих исследований последних лет позволяют сделать вывод, что ведущая роль в возникновении и развитии ФЭВ принадлежит именно личностному фактору, который представляет собой совокупность индивидуально-психологических особенностей. Под индивидуально-психологическими особенностями понимают частные психологические свойства и качества (типа ригидности – мобильности, эмоциональной реактивности и др.), а также целостные личностные образования (интересы, локус контроля, характер, жизненный стиль и др.). С одной стороны, индивидуально-психологические особенности могут подвергаться изменениям в связи с возрастом, в результате обучения, тренировки и т.п., с другой -единый присущий личности жизненный стиль, подчиняющий все частные качества и характеристики одному направлению, формируется в детстве (3-5 лет) и остается достаточно устойчивым на протяжении всей жизни.

А что у нас?

Отечественные исследователи изучали взаимосвязи самых различных индивидуально-психологических характеристик с показателями феномена эмоционального выгорания. Так, на основании проведенных С.Иевлевой и Т. Шаталовой исследований выявлена взаимосвязь трех типов акцентуаций характера с развитием феномена эмоционального выгорания.

Первый тип педантичный. Авторы обращают внимание на следующие характеристики этого типа: добросовестность, возведенная в абсолют, чрезмерная, болезненная аккуратность, стремление в любом деле добиться образцового порядка (пусть в ущерб себе).

Второй тип – демонстративный. Люди этого типа стремятся первенствовать во всем, всегда быть на виду. Вместе с тем им свойственна высокая степень истощаемости при выполнении незаметной, рутинной работы.

Наконец, третий тип – эмотивный. Эмотики «бесконечно, противоестественно чувствительны и впечатлительны. Их отзывчивость, склонность воспринимать чужую боль как собственную граничит с патологией, с саморазрушением, и все это при явной нехватке сил сопротивляться любым неблагоприятным обстоятельствам».

М.М. Скугаревская, исследуя личностные особенности тех, кто занимается психическим здоровьем, отмечает, что со склонностью к эмоциональному выгоранию коррелируют личностные черты, связанные с высокой степенью тревожности (низкая эмоциональная устойчивость, робость, подозрительность, склонность к чувству вины, импульсивность, фрустрированность). Противоположные полюса этих черт, а также внутренний локус контроля, сердечность, доброта, практичность, гибкость, социабельность, экстраверсия, независимость могут играть защитную роль при хроническом психоэмоциональном стрессе.

Конформные, зависимые, не умеющие отстоять свою точку зрения люди, так же как и не верящие в себя и свои способности, осторожные и доброжелательные обнаруживают корреляции с тревожно-депрессивным типом личности, для которого также свойственно выгорание. К проявлениям психосоматических и психовегетативиых нарушений более всего склонны подозрительные, недоверчивые, ревнивые, не терпящие конкуренции люди, а также те, кто скептически относится к моральной стороне мотивации поведения окружающих. М. М. Скугаревская отмечает, что вышеназванные черты имеют большое значение в формировании эмоционального выгорания. А повышенная тревожность может привести к психопатологическим симптомам.

Ряд исследований свидетельствует о том, что развитие феномена эмоционального выгорания тесно связано со снижением показателей психологической адаптации. В работах Б.Ф. Березина и М.М. Скугаревской выделены группы испытуемых, дифференцируемые по их способности к социально-психологической адаптации. В группе лице высокими показателями выгорания определялось снижение показателя устойчивости систем интеграции поведения, повышение фрустрационной напряженности, уровня тревоги, снижение порога фрустрации, а также рост индекса дезадаптации. Таким образом, можно сделать вывод, что развитие феномена «эмоционального выгорания и процесса социально-психологической дезадаптации обусловливаются одними и теми же индивидуально-психологическими особенностями.

Список личностных качеств, способствующих развитию ФЭВ, Е. Махер (1983 г.) дополняет авторитаризмом и низким уровнем эмпатии. Тем самым в противоречие вступают данные о корреляции склонности к проявлению сочувствия и выгорания с данными о связи низкого уровня эмпатии с высоким уровнем выгорания (X. Фрейденберг).

Ю. Козелицкий приводит данные американских психологов о том, что одним из факторов успешности в профессиях кратического типа (где власть, «кратос» по А. Адлеру, – основной мотив ее выбора) является низкая тенденция к сочувствию, сопереживанию. В отличие от эмпатии, понимаемой скорее как способность к субъектной позиционности («стоять выше, но не ставить себя выше»).

Выгорание и карьера

Важным компонентом личности является ее мотивационная сфера. А. Пайне с коллегами исследовала связь трудовой мотивации и выгорания. В расчет брались разные мотивы трудовой деятельности: удовлетворенность зарплатой, чувство значимости себя на рабочем месте, профессиональное продвижение, автономия и уровень контроля со стороны руководства и т.п. Прямой связи выгорания с удовлетворенностью зарплатой не найдено.

Но ряд показателей оказался напрямую связанным с развитием выгорания: если работа оценивается как незначимая в собственных глазах, то феномен развивается быстрее. Неудовлетворенность профессиональным ростом и установка на поддержку (благожелательность) ассоциируется с развитием выгорания. Испытывающие недостаток автономности (сверхконтролируемые) больше подвержены выгоранию.

Наиболее уязвимыми к выгоранию считают тех, кто разрешает стрессовые ситуации агрессивно, в соперничестве, несдержанно, любой ценой, а также «трудоголиков», т.е. людей, решивших посвятить себя только реализации рабочих целей, кто нашел свое призвание и работает до самозабвения. Этому соответствует и данное К. Кондо образное толкование этого качества: «Те, кто работает страстно, с особым интересом, долгое время помогая другим, начинают чувствовать разочарование, так как не удается достичь того эффекта, которого ожидали; такая работа сопровождается чрезмерной потерей психологической энергии, приводит к психосоматической усталости (изнурению) и эмоциональному истощению (исчерпыванию) и как результат беспокойство (тревога), раздражение, гнев, пониженная самооценка на фоне учащенного сердцебиения, одышки, желудочно-кишечных расстройств, головных болей, люмбаго, пониженного давления, нарушения сна, а также семейные проблемы».

Н.В. Андрущенко в результате исследований взаимосвязи карьерных устремлений и показателей феномена эмоционального выгорания пришел к выводу, что уровень эмоционального выгорания и карьерные устремления действительно взаимосвязаны. Но связь эта очень сложна и многообразна. Он отмечает, что «типы карьерных ориентаций по-разному влияют на выраженность эмоционального выгорания личности: в одних случаях положительно, в других отрицательно. Влияние карьерной ориентации на эмоциональное выгорание зависит от eе о актуальной реализации». Отсутствие возможности для реализации большинства карьерных устремлений приводит к повышению уровня выгорания, так же как любая фрустрация потребности приводит к повышению уровня внутреннег о напряжения.

Л.Н. Юрьева, В.Е. Семенихина, Е.Е. Семенихин, И.Н. Желтякова обращают внимание на интересные тенденции, коррелирующие со степенью выраженности феномена эмоционального выгорания. Настроение (как устойчивый эмоциональный фон и как определенное отношение к окружающей действительности) оказывает значительное влияние на развитие ФЭВ. Как отмечают исследователи, у респондентов, характеризующих свое психологическое состояние и настроение как «преобладающе плохое», с тревогой и неуверенностью в завтрашнем дне, отмечается более выраженный феномен выгорания и наличие суицидальных мыслей.

Локус контроля

Одной из самых важных характеристик личности является то, что психологи обозначают как локус контроля. Это качество, предложенное американским психологом Д. Ротгером, является устойчивым свойством индивида, формирующимся в процессе его социализации. Локус контроля (от лат. locus — место, местоположение и франц. controle—проверка)—качество, характеризующее склонность человека приписывать ответственность за результаты своей деятельности внешним силам (экстернальный, внешний локус контроля), либо собственным способностям и усилиям (интернальный, внутренний локус контроля). По мнению П.Марка и Д. Молли, для развития выгорания незначимыми являлись уровень интеллекта и объекгивная трудность биографии: «выгорали» и умные, и обыкновенные, и благополучные, и «битые судьбою» люди.

Определяющим являлся только один фактор – готовность человека брать на себя или отдавать внешним обстоятельствам ответственность за все происходящее в жизни. Интернальность – готовность находить выход в безвыходных ситуациях вообще считается основным фактором, помогающим человеку выжить. Она не зависит от возраста, но всегда характерна для личности о зрелых людей. Перекладывание ответственности на внешние обстоятельства свойственно людям инфантильным, зависимым, ищущим опору в ком-нибудь более сильном.

Исследования также показывают, что у людей с экстернальным локусом контроля чаще бывают психологические проблемы, чем у людей с интернальным локусом. E.J. Phares сообщает, что тревога и депрессия у «экстерналов» выше, а самоуважение ниже, чем у «интерналов». Экстернальность связывают с плохой адаптацией. Замечено, что экстерналы намного сильнее подвержены социальному воздействию, чем интервалы. При этом последние не только сопротивляются постороннему воздействию, но и (когда представляется возможность) стараются контролировать поведение других. Им обычно нравятся люди, которыми они могут манипулировать, и не нравятся те, на кого они не могут повлиять. Иными словами, интернаты, по-видимому, более уверены в своей способности решать проблемы, чем экстерналы, и поэтому независимы от мнения других.

Доказано, что люди, обладающие внутренним локусом контроля, более уверены в себе, последовательны и настойчивы в достижении поставленной цели, склонны к самоанализу, уравновешенны, общительны, доброжелательны и независимы. Склонность к внешнему локусу контроля, напротив, соседствует с такими чертами, как неуверенность в своих способностях, неуравновешенность, стремление отложить реализацию своих намерений на неопределенный срок, тревожность, подозрительность, конформность и агрессивность. Экспериментально показано, что внутренний локус контроля является социально одобряемой ценностью (идеальному «Я» всегда приписывается интернальный локус контроля). Отечественный исследователь В.И. Ковальчук также отмечает значимость таких личностных особенностей, как самооценка и локус контроля. Людям с низким уровнем самооценки и экстернальным локусом контроля больше угрожает напряжение, считает он, поэтому они более уязвимы и подвержены выгоранию.

Нами выявлена взаимосвязь и такой важной индивидуальной характеристики, как наличие психологической защиты, с феноменом эмоционального выгорания. Каждый человек имеет свою индивидуальную систему психологической защиты, т.е. специфическое сочетание механизмов, которым человек сознательно или неосознанно отдает предпочтение и которые придают его личности неповторимый облик. Лица, имеющие высокие показатели эмоционального выгорания, использовали преимущественно такие механизмы, как «регрессия», «проекция», «компенсация», «замещение». Предпочитающие в качестве защиты «отрицание» и «интеллектуализацию» оказались более устойчивыми к развитию выгорания.

Нельзя игнорировать значение социально-демографических личностных характеристик. Т. В. Форманюк замечает, что в течение длительного времени считалось, что социально-демографические характеристики, такие, как возраст, пол, семейное положение, стаж работы, образовательный уровень, социальное происхождение, не связаны с уровнем эмоционального выгорания. В качестве доказательства она ссылается на данные исследования П. Торнтона в отношении пола и стажа работы.

При столкновении с действительностью

Однако другие работы опровергают эти положения. В работах С. Маслоу показано, например, что медицинский персонал психиатрических больниц, «выгорает» через 1,5 года после начала работы, а социальные работники начинают испытывать данный симптом через 2 4 года. Он наблюдается даже у педагогов в первые 4 года работы.

С. Иевлева и Т. Шаталова считают, что признаки феномена эмоционального выгорания могут появиться с первых же месяцев работы. Склонность более молодых по возрасту к выгоранию объясняется эмоциональным шоком, который они испытывают при столкновении с реальной действительностью, часто не соответствующей их ожиданиям. Возраст, безусловно, коррелирует с показателем ФЭВ, хотя молодые имеют более выраженные переживания эмоционального выгорания. «Как правило, риск возникновения ФЭВ повышается к 3-4-му году работы, когда чувство новизны утрачивается, а требования к себе возрастают. Все более высокими становятся и требования окружающих. Те, кто преодолел этот рубеж, живут в профессии более спокойно, хотя и здесь существует масса исключений»,-отмечают С. Иевлева. Т. Шаталова.

В ряде исследований замечено, что мужчины в большей степени подвержены процессу выгорания, чем женщины. В других работах, напротив, показано, что у женщин в большей степени развивается эмоциональное истощение, чем у мужчин. Так, Н.В. Андрущенко выявил влияние на рост уровня эмоционального выгорания у женщин таких карьерных ориентаций, как стабильность и интеграция стилей жизни. Невозможность удовлетворить потребность в стабильности и оптимальном соотношении карьеры, личной жизни и саморазвития способствует росту эмоционального выгорания.

Женщины оказались более чувствительны к стрессовым факторам при выполнении тех обязанностей, которые требовали от них сопереживания, воспитательных умений. В качестве другого объяснения предлагается тезис о том, что работающая женщина испытывает более высокие нагрузки (по сравнению с мужчинами) из-за дополнительных домашних и семейных обязанностей.

Имеются исследования (Торнтон), свидетельствующие о наличии связи между семейным положением и выгоранием. В них отмечается более высокая степень предрасположенности к выгоранию лиц (особенно мужского пола), не состоящих в браке. Причем холостяки в большей степени предрасположены к выгоранию даже по сравнению с разведенными мужчинами.

Существуют некоторые данные о положительной связи между уровнем образования и степенью психического выгорания. Причиной могут быть завышенные притязания у людей с более высоким уровнем образования.

Делаем выводы

Мы полагаем, что, независимо от пола, возраста, стажа и характера работы, которые, безусловно, влияют на возникновение и развитие феномена эмоционального выгорания, основой для его развития являются индивидуально-психологические особенности. Черты характера, имея своей природной предпосылкой особенности нервной системы, безусловно формируются и развиваются в течение жизни, в деятельности, под влиянием обучения и воспитания, в процессе взаимодействия человека с окружающим миром.

Это подтверждают и результы лонгитюдного исследования А.Торгерсен (1957), в ходе которых был выявлен «синдром трудного темперамента» и установлена отрицательная корреляция показателей темперамента в детстве (высокая интенсивность реакций, их низкая регулярность, часто негативное настроение) с показателями приспособленности взрослого человека к разным сферам деятельности (социальной, семейной и т.д.), то есть с адаптированностью.

Учитывая обусловенность процессов социально-психологической дезадаптации и феномена эмоционального выгорания одними и теми же качествами личности, можно сделать вывод о необходимости профилактики и коррекции феномена эмоционального выгорания через воздействие на личностные особенности человека.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.





Комментарий к статье

Войти с помощью: 

Мы не размещаем навязывающуюся, эротическую, шоковую и любую другую плохую рекламу. Сайт живет за счет рекламы. Пожалуйста, отключите блокировщик рекламы для этого сайта

Обнаружен включенный блокировщик рекламы

Мы не размещаем навязывающуюся, эротическую, шоковую и любую другую плохую рекламу. Сайт живет за счет рекламы. Пожалуйста, отключите блокировщик рекламы для этого сайта

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: