2.7. Цели ресоциализации личности осужденного в процессе уголовного наказания

Стандартный
0 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 5 (0 оценок, среднее: 0,00 из 5)
Для того чтобы оценить запись, вы должны быть зарегистрированным пользователем сайта.
Загрузка...


Ресоциализация осужденных требует поиска наиболее оптимальных средств воздействия на личность с учетом того обстоятельства, что личность преступника в местах лишения свободы модифицируется в личность осужденного. Что же характеризует личность осужденного? В социальном плане прежде всего это потеря социального статуса. Если под статусом мы понимаем место человека в системе социальных отношений, то статус человека определяется совокупностью наиболее значимых (в обществе) социальных ролей, связанных, как правило, с профессиональной деятельностью, материальным благополучием, авторитетом в обществе.

Социальный статус преступника как личности, опасной для общества и изолированной от него, естественно занимает самое последнее место в системе социальной иерархии. Но в условиях ИТУ возникает парадоксальная ситуация. С одной стороны, все осужденные обладают одинаковым статусом (с точки зрения общества, в том числе и администрации), с другой — в колониях постоянно идет стихийный процесс социальной стратификации и обретение каждым осужденным определенного места в системе отношений и в общности осужденных. Практика показывает, что основу статуса осужденного составляют роли, связанные с материальным благополучием и авторитетом в общности осужденных, причем авторитет в общности осужденных — производное от авторитета в преступной среде. Связано это с тем, что всех осужденных в местах лишения свободы можно разделить на две группы: ситуативные и профессиональные преступники. Ситуативный преступник — человек, совершивший преступление в криминогенной ситуации в силу личностных особенностей. Профессиональный преступник — человек, постоянно занимающийся преступной деятельностью как источником средств существования, т.е. с социальной точки зрения профессиональная преступность — это насильственное перераспределение материальных ценностей (автор вводит эти определения как рабочие, рассматривая преступность как вид профессиональной деятельности). А. И. Гуров (1987) выделил четыре признака профессиональной преступности: преступления являются источником дохода; специализация по видам преступной деятельности: высокий уровень преступной квалификации; связь с преступной средой.

Для пенитенциарной системы наиболее значимым признаком является связь с преступной средой. Она осуществляется в следующих формах: участие преступника в сходках и выработке норм жизни преступного сообщества; поддержание этих норм («воровских традиций», «закона»); сбор денежных средств («общак») в помощь осужденным членам преступных групп и их семьям; участие в преступных группировках.

Если рассматривать преступность как вид социальной деятельности, цель которой — материальное благополучие (»накопление капитала»), то вполне естественно, что статус человека, занимающегося этой деятельностью, опирается на материальное благополучие. Поскольку преступная деятельность антиобщественна и преследуется государством, преступник отказывается от социальных норм, запрещающих преступную деятельность, тем самым изолируясь от подавляющего большинства членов общества — законопослушных граждан. Сохранение у преступника потребности в общении обрекает его на общение, в основном только с себе подобными. Но как только возникает процесс общения, возникает и необходимость в новых нормах, которые регулируют этот процесс (т.к. преступник отказался от норм общества, нарушил их). Направленность возникающих в преступной среде норм однозначна — они всегда нацелены на сохранение преступного сообщества и преступной деятельности, соблюдение их является для профессионального преступника обязательным. Любое нарушение этих норм является недопустимым и жестоко карается со стороны сообщества, причем санкцией может быть только расправа. Совокупность этих норм получила в научной литературе наименование асоциальной субкультуры или «другой жизни» (А. Подгурецкий, 1974).

Асоциальная субкультура — это скрытый образ жизни правонарушителя, основу функционирования которого составляют нормы, ценности, традиции, обычаи преступной среды. В связи с этим статус профессионального преступника в преступной среде обусловлен материальным благополучием, местом в преступной иерархии, знанием преступных норм и их соблюдением. Поэтому арест и осуждение не влияют на статус профессионального преступника, так как он опирается на нормы преступной среды и существует только в ней.

Таким образом, общность осужденных в местах лишения свободы состоит из ситуативных преступников (ранее имевших социальный статус и потерявших его в результате преступления) и профессиональных преступников, сохранивших свой статус. Придание обществом всем осужденным статуса лиц, опасных для общества и изолированных от него, способствует консолидации общности осужденных, появлению такого социально-психологического феномена, как осознание своей принадлежности к этой общности, наличие прав и обязанностей, связанных с принадлежностью к ней. Осужденные остро ощущают свою исключенность из жизни общества, практическую невозможность восстановления своего социального статуса. Поэтому консолидация осужденных происходит на основе норм преступной среды, которые начинают доминировать в общности осужденных. «Мы все — зеки». «Мы все пострадали от этого общества». «Мы должны защищать свои права и противостоять администрации» — вот самые примитивные лозунги, сплачивающие осужденных.

Сообществу осужденных присуща внутренняя противоречивость. С одной стороны, идут консолидация и противопоставление обществу, с другой — общение внутри общности носит резко конфликтный характер. Это объясняется тем, что функционально-ролевой статус личности в системе отношений осужденных гарантирует личности защищенность и определенное материальное благополучие в условиях ИУ. Вследствие этого возникает конкурентный характер общения и отношений, построенных на нормах асоциальной субкультуры и определяющих характер стратификации (деление на слои) осужденных. Изучение особенностей стратификации осужденных в различных регионах и различных ИУ показало, что несмотря на всю вариативность (нам известен факт 12-членной классификации), в основе стратификации лежит трехчленный принцип: верхи (лидеры, авторитеты), низы («обиженные», «муллы»), средний слой («мужики», «нормально живущие»).

Важнейшими особенностями стратификации являются : жесткое деление на «своих и чужих», а также однозначное определение статусов и ролей осужденных с однозначным определением прав и обязанностей; устойчивость статуса (попытки от него избавиться, пользоваться привилегиями не по статусу жестоко наказываются); затрудненность мобильности вверх при облегченной мобильности вниз, т.к. смена социальных ролей с низших на высшие затруднена (для ряда категорий осужденных исключена), с высших на низшие — облегчена, основанием повышения статуса является успешное прохождение «испытаний», а понижения — нарушение норм и правил «другой жизни», т.е. поведения, не соответствующего ожиданиям асоциальной группы; строгая субординация в межличностных отношениях «верхов» и «низов»; беспощадная эксплуатация и притеснение «верхами» «низов»; автономность существования каждой страты (слоя), социальное клеймение (В.Ф. Пирожков, 1988, А.В. Пищелко. 1990).

Попадая в места лишения свободы, осужденный проходит «прописку» как форму принятия новичка в общность и определения его статуса (прав и обязанностей). С одной стороны, «прописка» — ритуал вхождения в новую субкультуру, с другой — это потребность группы изучить своего нового члена, его возможности, возложить на него определенные обязанности и помочь ему адаптироваться в новой среде. Не проходят «прописку» лица, статус которых определен и не подлежит изменению («авторитеты», «отверженные»). Формы «прописки» весьма многообразны и их варианты зависят от условий СИЗО и ИУ, традиций, обычаев в них. В настоящее время особенно жестокие, изуверские формы «прописок» практически не встречаются, но как способ социально-психологической адаптации в среде осужденных «прописка» существует повсеместно.

На функционально-ролевой статус осужденного наибольшее влияние оказывают криминологические факторы (принадлежность к преступной группе, стаж преступной деятельности, поведение во время следствия и суда, срок наказания); индивидуально-личностные (личные качества, физическая сила, «бывалость» — жизненный опыт); социально-групповые (возраст, религиозная, социальная принадлежность); психолого-поведенческие (поведение в СИЗО, ИУ в период адаптации, отношение к активу, к администрации, к наказанию). В условиях лишения свободы осужденные теряют многие стороны своей индивидуальности: чувство собственного достоинства, того, что имеет общепризнанную ценность (вещей, услуг, гетеросексуальных связей, независимости, т.е. собственного распоряжения своей жизнью). В ответ на эти условия осужденные создают собственную социальную структуру и организацию. Как указывает Кресси (1973) — «Постороннему человеку не под силу оценить всю тонкость системы». В этой системе действует свой сложный кодекс оценки с выраженными правилами поведения, социальными ролями и статусами.

Осужденный становится частью этой системы в процессе так называемой «тюремизации». Это процесс социализации, с помощью которого осужденный адаптируется к новой для него системе, начинает думать и действовать применительно к тюремной социальной среде. Процесс характеризуется принятием роли осужденного, накоплением информации об условиях жизни в ИУ, усвоением новых навыков, касающихся еды, одежды, работы, сна, усвоения жаргона, признанием отсутствия какого-либо долга перед окружающей средой за удовлетворение своих потребностей. Явление «тюремизации» — усвоение нравов, представлений, традиций и общего уклада жизни в местах лишения свободы в той или иной степени охватывает всех осужденных и приводит к тому, что подавляющее большинство строго соблюдает неформальные нормы поведения в общности («воровской кодекс», «зековский кодекс»).

Сущность этих норм в том, что осужденный не должен создавать помех интересам других осужденных: не конфликтовать с другими осужденными; спокойно заниматься своим делом, не привлекая внимания администрации; нельзя эксплуатировать других осужденных (красть, грабить, обманывать «своих»); должен быть стойким (нельзя подчиняться, уступать администрации) и держать «дистанцию» (держаться на расстоянии от администрации); осужденный должен подчиняться прямым приказам администрации, но не должен открыто взаимодействовать (общаться) с представителями администрации. Вся система правил, которая усваивается осужденными, служит обособлению от администрации и регламентированию межличностных отношений осужденных и сводится к преданности сообществу.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарий к статье

Войти с помощью: 

Мы не размещаем навязывающуюся, эротическую, шоковую и любую другую плохую рекламу. Сайт живет за счет рекламы. Пожалуйста, отключите блокировщик рекламы для этого сайта

Обнаружен включенный блокировщик рекламы

Мы не размещаем навязывающуюся, эротическую, шоковую и любую другую плохую рекламу. Сайт живет за счет рекламы. Пожалуйста, отключите блокировщик рекламы для этого сайта

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: