ВОЛЯ И ДРУГИЕ ПСИХИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ

Стандартный
0 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 5 (0 оценок, среднее: 0,00 из 5)
Для того чтобы оценить запись, вы должны быть зарегистрированным пользователем сайта.
Загрузка...


Волевые поступки, совершаемые человеком, всегда связаны со всеми сторонами его личности. Л. Н. Толстой так описывает переживания человека, овладевающего собой в условиях боя:

«Недалекий свист ядра или бомбы, в то самое время, как вы станете подниматься на гору, неприятно поразит вас. Вы вдруг поймете, и совсем иначе, чем понимали прежде, значение тех звуков, выстрелов, которые вы слушали в городе.

Какое-нибудь тихо-отрадное воспоминание вдруг блеснет в вашем воображении; собственная ваша личность начнет занимать вас больше, чем наблюдения; у вас станет меньше внимания ко всему окружающему, и какое-то неприятное чувство нерешимости вдруг овладеет вами. Несмотря .на это, подленький голос при виде опасности вдруг заговорит внутри вас, вы, особенно взглянув на солдата, который размахивая руками и осклизаясь под гору, по жидкой грязи, рысью со смехом бежит мимо вас, вы заставляете молчать этот голос, невольно выпрямляете грудь, поднимаете выше голову и карабкаетесь вверх на скользкую глинистую гору» («Севастопольские рассказы»).

Из этого описания мы видим, что проявляемые человеком волевые усилия возникают в результате сложнейшей борьбы его чувств и ума. Ситуация, потребовавшая от человека овладения своим поведением, заставляет его иначе взглянуть на события, по-новому осмыслить их. Собственная личность начинает занимать особое место. В процессе сложной борьбы интеллектуальных и эмоциональных сторон личности рождается волевой поступок, причем это рождение — не механический акт, а результат сознательных намерений личности.

Роль интеллектуальных и эмоциональных процессов в волевых поступках выступает настолько ясно, что некоторые из буржуазных психологов стремились свести волю или к чисто эмоциональным переживаниям человека, или же к чисто интеллектуальным познавательным процессам. Однако эти попытки оказались несостоятельными.

Как свидетельствуют факты, эмоции сплошь и рядом находят в воле свое преодоление, отрицание. Никому не хочется умирать. Но если нужно умереть, советский человек, опираясь на развитое у него сознание долга перед Родиной, умеет преодолевать желание жить и с честью умирает за Родину. Тысячами примеров подтвердила это Великая Отечественная война.

Нельзя свести волю и к познавательным, интеллектуальным только процессам. Конечно, значение познавательных моментов в волевых поступках чрезвычайно велико. Совершая тот или иной поступок, человек прекрасно понимает, ради чего он его совершил. И чем глубже и яснее способен он отдать себе отчет в значении совершаемого поступка, тем больше вероятности, что этот поступок будет совершен. Тем не менее для совершения волевого

Поступка недостаточно только одного понимания его значения. Можно хорошо понимать значение поступка, но не совершить его, уклониться от его совершения. Воля, таким образом, представляет собой своеобразную форму активности, опирающуюся на познавательные и эмоциональные стороны личности, но не сводящуюся ни к одной из этих сторон. «Воля,— читаем мы у Ф. Энгельса,— определяется страстью или размышлением. Но те рычаги, которыми, в свою очередь, непосредственно определяются страсть или размышление, бывают самого разнообразного характера» (К. Маркс, Ф. Энгельс, Избр. произведения, Госполитиздат, 1948, т. II, стр. 372.).

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.





Комментарий к статье

Войти с помощью: 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: