Функции и проявления раненого Я

Стандартный
0 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 5 (0 оценок, среднее: 0,00 из 5)
Для того чтобы оценить запись, вы должны быть зарегистрированным пользователем сайта.
Загрузка...


Ребенок (а впоследствии и взрослый), которому приходится изолировать большое количество негативных воспоминаний об обидах, получаемых от родителей, и формировать из них раненое Я, балансирует на лезвии бритвы. Любое, самое незначительное огорчение может спровоцировать внезапное проявление раненого Я. Это частичное Я мгновенно занимает доминирующее положение, вызывая резкую смену настроения. Раненое Я не обязательно подразумевает саморазрушающую ненависть или оборонительную агрессию по отношению к окружающим. Оно может проявляться как неожиданное погружение в глубокую бездну разочарования и обиды.

Сторонний наблюдатель, не ведая ничего о внутреннем мире личности с пограничным состоянием психики, может не на шутку испугаться, обнаружив, что в теле его собеседника вдруг очутился совершенно незнакомый человек: Сэнди пришла ко мне на консультацию вместе со своим приятелем, Джеком, чтобы я убедил его быть более чутким к ее потребностям. Когда-то Сэнди участвовала в конкурсе «Мисс Америка» и вышла в финал. В свои 35 она выглядела по-прежнему потрясающе. Несмотря на ослепительную красоту, Сэнди не удавалось поддерживать отношения с мужчинами дольше нескольких месяцев, потому что она в них неизбежно разочаровывалась. По ее подсчетам, начиная с 20 лет у нее было по три-четыре романа в год. Своего теперешнего приятеля она привела ко мне потому, что она решительно не хотела снова отправляться по барам и спортзалам в поисках «живого мяса», как она называла мужчин. Она чувствовала, что Джек был довольно умен, не ровня ее бывшим поклонникам, поэтому отношения с ним были весьма перспективными. Сэнди считала себя абсолютно нормальной, и ее нисколько не волновал тот факт, что за последние пятнадцать лет никто из ее партнеров, коих насчитывалось порядка шестидесяти, так и не смог оправдать ее надежд. Джек был любезным и привлекательным мужчиной, которого, очевидно, больно задевали грубые обвинения Сэнди. Так, например, он рассказал о конфликте, произошедшем между ними в день ее рождения. Он знал, как сильно она может расстроиться, если что-то в этот день будет не на высшем уровне. Он заказал лимузин с водителем, который должен был доставить их в самый шикарный ресторан, и подарил Сэнди букет из двенадцати желтых роз. Увидев желтые розы, Сэнди страшно рассердилась на Джека, потому что именно такой букет был у нее в руках в тот день, когда титул «Мисс Америка» достался другой. Потом она не одобрила его выбор ресторана, оставшись недовольной тем, что официант был недостаточно приветлив. К концу вечера Джек мысленно клялся больше никогда и никуда с ней не ходить, а Сэнди тихо страдала, убежденная в его нечуткости. Из ее рассказов о детстве я узнал, что в ее год и три месяца у нее появился младший брат, и так как у него были проблемы со здоровьем, все внимание родителей сосредотачивалось на нем, а Сэнди оказалась отодвинутой на второй план. С тех пор Сэнди чувствовала себя если не физически, то эмоционально одинокой. В детстве Сэнди была очень капризной, ей никто не мог угодить. Такая капризность типична для многих форм расстройств личности, являясь результатом глубочайшего разочарования в способности родителей утешать ребенка и заботиться о нем и отражая внутреннюю агрессивность и пустоту, которые будут преследовать человека всю жизнь. Любое событие, подарок или поступок, имеющий хоть малейший намек на недостаточную чуткость к ее потребностям, напоминал Сэнди о ее детстве, когда ей почти не уделяли внимания. Это активировало ее раненое Я, и печальная история ее бедствий снова воцарялась в ее сознании. Ее физическая красота привлекала к ней нескончаемые вереницы поклонников, мужчин, которые были готовы на все, лишь бы добиться ее расположения. Но неосознанная (и непризнанная ею) сосредоточенность Сэнди на своих детских разочарованиях обрекала все попытки построить отношения на неудачу. Ей было достаточно малейшего повода, чтобы обвинить мужчину в недостаточном внимании к ней и вернуться в состояние раненого Я.

Появление расщепленного раненого Я становится непреодолимым препятствием на пути развития серьезных отношений, потому что на каждого нового знакомого подсознательно перекладывается ответственность за все неосознанные обиды из прошлого. Сэнди представляет собой типичный пример серьезно нарушенной личности, которая категорически отрицает, что родители покинули ее, и яростно защищает их «хорошие» качества. И при этом она бесконечно далека от осознания того, что источником, питающим океан ее неудовлетворенных потребностей, было ее детство, полное обид и разочарований. Рвение, с которым Сэнди бросается на защиту своих родителей, аналогично оправдательной позиции, занимаемой женщиной по отношению к избивающему ее партнеру. Это очень точный прогностический признак, свидетельствующий о том, что пациентка старается сохранить «полностью положительный» образ своего агрессивного партнера. Такая яростная защита зачастую демонстрируется пациенткой при первом контакте с психотерапевтом, потому что она боится потерять единственное, что ей жизненно необходимо, – своего партнера. Если же психотерапевт осмелится заметить, что ее отношения с партнером безнадежны, пациентка увидит в этом угрозу своему существованию. Мнение, высказанное психотерапевтом, может спровоцировать расщепление Я пациентки, приходящей в ужас при мысли о возможном расставании с партнером. Она с удвоенным рвением будет подавлять все негативные воспоминания своего раненого Я, тем самым усложняя, а иногда и вовсе делая невозможной работу психотерапевта.

Еще одна черта раненого Я, о которой я упоминал, но пока еще не касался в подробностях, – это гиперчувствительность к реальной или воображаемой критике со стороны окружающих. Раненое Я наполнено воспоминаниями о критике, неодобрении, унижении, поэтому оно всегда начеку, готовое отражать любые внешние атаки. Одна из стратегий, которой пользуются как мужчины, так и женщины с неблагополучной историей развития, является неистовое стремление достичь вершин совершенства во всем, чтобы не к чему было придраться. У женщин оно может выражаться в бесконечном стремлении быть идеальной матерью, иметь образцовый дом, а если они получают образование, то быть непременно отличницей. Мужчины, использующие независимый шаблон поведения, предпочитают держать свое раненое Я на коротком поводке. Многие из них прячутся от своего раненого Я, играя роль «экспертов во всем». Те из них, которые выходят за рамки действительности, выстраивая защитные фасады своей личности, удостаиваются диагноза нарциссическое расстройство личности, потому что взлелеянное ими Я становится напыщенным и нереалистичным.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарий к статье

Войти с помощью: 

Мы не размещаем навязывающуюся, эротическую, шоковую и любую другую плохую рекламу. Сайт живет за счет рекламы. Пожалуйста, отключите блокировщик рекламы для этого сайта

Обнаружен включенный блокировщик рекламы

Мы не размещаем навязывающуюся, эротическую, шоковую и любую другую плохую рекламу. Сайт живет за счет рекламы. Пожалуйста, отключите блокировщик рекламы для этого сайта

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: