Социальный контроль над употреблением алкоголя

Стандартный
0 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 5 (0 оценок, среднее: 0,00 из 5)
Для того чтобы оценить запись, вы должны быть зарегистрированным пользователем сайта.
Загрузка...


В широком смысле выражение “социальный контроль над употреблением алкоголя” включает в себя систему правил приема спиртных напитков, указывающих на место и время, где это допустимо или недопустимо, систему значений, оценок, ритуалов, ограничений, запрещений и наказаний за прием спиртных напитков. Что касается запрещений, ограничений и наказаний, то большая их часть законодательно и административно закреплена в соответствующих официальных документах. Все остальные составляющие указанной системы не закреплены законодательно, являются как бы “неписаным законом”, “неписаными правилами”. Система социального контроля чрезвычайно вариабельна из-за исторических, географических, этнических, социально-экономических, культурных и микросоциальных условий.

В большинстве стран в результате социально-экономического развития наблюдается переход от репрессивных мер к ограничительным. Если в Древнем Китае, например, за употребление алкогольных напитков карали смертной казнью, то сейчас наказание распространяется только на определенные случаи неуместного употребления алкоголя и ограничивается в основном административными санкциями. В историческом плане происходит как бы замена групповой или коллективной ответственности за потребление алкоголя на персональную.

Современный человек обладает значительно большей свободой выбора способов существования, способов социальной активности и социальной адаптации, чем в прошлом, когда поведение в обществе строго определялось ритуалами, системой табу, религиозными нормами и верованиями, жесткой регламентацией всего жизненного цикла. “Выбор” того или иного способа потребления алкоголя или избегания этого у современного человека определяется многими переменными. Если в список “за” входят личные предпочтения, потребности, удовлетворение которых ассоциируется с выпивкой, вера в определенное действие алкоголя, желание поддержать “питейные традиции” и т.д., то в список “против” входят ограничения и запреты, предостережения, приобретенные знания о последствиях употребления алкоголя, личный опыт “интоксикационного поведения” и другое. Как это ни покажется парадоксальным, но оба этих списка уравновешивают друг друга: чем обширнее список “за”, тем более “распухает” и список “против”; существует и обратная связь: чем больше ограничений и запретов в списке “против”, тем более разнообразны причины для потребления алкоголя в списке “за”. Эта закономерность проявляется как на уровне отдельной личности, так и на уровне коллектива, популяции, общества в целом. Давно замечено, что больные алкоголизмом очень часто проявляют так называемое амбивалентное отношение к алкоголю, т.е. одновременно желают его и в то же время боятся пить. На ранних стадиях алкоголизма это – “борьба мотивов”, навязчивое желание выпить, которое конфликтует с мотивами избежать приема алкоголя.

Некоторые исследователи считают, что мучительная амбивалентность вынуждает больных алкоголизмом торопиться принимать алкоголь, чтобы снять проблему “пить – не пить”. Двойственное отношение проявляется также и в обществе: потребление легализовано, социально санкционировано и в то же время осуждается, а “недисциплинированные” формы потребления наказываются.

Еще более парадоксальным может показаться другое наше утверждение: список “за” и список “против” содержат примерно одни и те же смысловые единицы на уровне конкретной личности. Исследование мотивов лечения, трезвости и избегания алкоголя у больных алкоголизмом показало, что мотивы трезвости и мотивы приема алкоголя имеют, как правило, одни и те же внутриличностные психологические источники: за счет лечения и последующей трезвости больной надеется решить свои личностные проблемы, которые ранее “решал” с помощью алкоголя. Больной надеется, например, став трезвенником, доказать свою мужественность и достоинство жене, которая ему не верит, не любит его. Психологической причиной пьянства у того же больного также являлось стремление доказать жене, что он “настоящий мужчина”. Можно привести множество примеров поразительного сходства мотивов злоупотребления алкоголем с мотивами трезвости. Не вдаваясь в подробное объяснение данного феномена, укажем только на важное следствие: проблема контроля потребления алкоголя возникает только тогда, когда появляется необходимость его контролировать. У кого нет проблем потребления, у того нет проблем и контроля потребления, т.е. списки “за” и “против” не заполняются психологическим содержанием, остаются “пустыми”, в них нет личностных смыслов, “резонов”, эмоционально насыщенных указаний и “инструкций”. Для такой личности употребление алкоголя носит случайный характер, эффекты эйфории не ассоциируются с какими бы то ни было психологическими переживаниями, не фетишируются, оцениваются объективно и без прикрас. Использование алкоголя с целью добиться какого-то психологического эффекта: улучшить настроение, “забыться”, успокоиться, войти в контакт, снять напряжение и т.д. – ведет в конечном итоге к формированию алкогольной зависимости.

В случаях “проблемного” потребления алкоголя социальный контроль в форме морально-этических представлений личности о поведении не “срабатывает” и появляется необходимость в других формах контроля: ограничение доступа к спиртным напиткам, наказания или угрозы наказания, ограничения потребления во времени и условиях и т.д., т.е. возникает необходимость заполнить список “против”. Это ведет к фиксации в списке “за” личностных мотивов потребления алкоголя. Человек, сталкивающийся с разного рода запретами и ограничениями, которые показывают ему, что он пьет слишком много, формирует и систему рационализации пьянства. Как считает Д, Бем, алкоголики, рассматривая свое собственное поведение, приходят к вере, что раз они очень много пьют – значит алкоголь должен давать им позитивные эффекты. Раз их наказывают – значит есть за что – много пьют; раз много пьют – значит есть причины для этого; раз есть причины для потребления алкоголя -значит надо “терпеть наказания” и стараться ограничить потребление, контролировать; раз приходится контролировать -значит есть причины, заставляющие “выходить за рамки”, и т.д. Получается порочный круг, из которого выйти нелегко, о чем свидетельствует практика лечения алкоголизма и психопрофилактика тяжелых форм злоупотребления спиртным.

Наиболее действенной формой социального контроля за потреблением алкоголя, следовательно, является морально-этическая регуляция поведения личности. В обществе во все времена и у всех народов, где получило распространение потребление алкоголя, отклонением от социальных норм считалось употребление алкоголя вне праздника и торжества, прием спиртных напитков в одиночку, опьянение ради самого опьянения, пьянство в разгар сельскохозяйственных и других работ, нарушение поведения в состоянии опьянения и т.д. Нелепое поведение опьяневшего, его бестолковость, заторможенность мышления и речи, глупость и наивность, бесшабашность и ничем не оправданная смелость и сейчас служат пищей для анекдотов, популярным объектом для осмеяния, иронии, сатиры, порицания, негодования и других социализированных форм проявления агрессивных чувств. Для людей с хорошо развитыми высшими чувствами – моральными, эстетическими, интеллектуальными, социальная перцепция (т.е. способность воспринимать, ощущать, видеть, понимать социальные нормы и их границы) которых дифференцирование и точна, осуждение пьянства является мощной преградой на пути потребления алкоголя. Более того, такие люди стремятся активно избегать ситуаций, предполагающих его прием.

Избегание употребления спиртных напитков – общественная норма для здорового, адаптированного и ответственного человека, заботящегося о своей репутации. Необходимо особо подчеркнуть, что социально закрепленных норм потребления алкоголя в количественном и частотном отношении нет, не было и в принципе не может быть. Социальной нормой является поведение человека в целом. Дети и подростки, усваивая социальные нормы поведения, моделируют различные жизненные ситуации и соответствующее поведение, в том числе и поведение опьяневшего человека. Естественно, внешние признаки алкогольного опьянения копируются детьми “на трезвую голову”. Дети 4-5 лет уже знают, как относятся в обществе к опьяневшим, знают, что поведение пьяного является отклонением от общепринятой нормы и должно обязательно подвергаться осмеянию, осуждению.

Английский психиатр Ягода, длительное время изучавший отношение детей к алкоголю, пришел к заключению, что с самого начала (4-5 лет) у детей формируется негативное, осуждающее отношение к пьянству, поведению опьяневшего человека. Это отношение сохраняется у детей обоего пола примерно до 12-13 лет. Затем резко меняется у многих из них на положительное. Возраст 12-13 лет является кризисным периодом в жизни, когда молодой человек начинает все больше отрываться от семьи и приобщаться к группам сверстников, в которых существуют свои групповые нормы поведения, в том числе и “алкогольные”. Поскольку для подростков группа сверстников является референтной, или, другими словами, образцом, по которому они начинают строить свои собственные представления о социальных нормах, групповые нормы поведения в конкретной микросоциальной ситуации становятся более обязательными для соблюдения (хотя бы формального), чем нормы, исходящие от родителей. По этой причине происходит рассогласование мотивов поведения: мотивы, обусловленные моральными требованиями, могут принять ранг “только знаемых” и не быть побудителями реального поведения, а мотивы, обусловленные нормами конкретной группы (подростковой, в частности), могут стать главным организатором и побудителем актуального поведения.

Социальный контроль над потреблением алкоголя, который на уровне личности переживается как моральный страх (боязнь быть осмеянным, получить кличку “пьяница”, страх за собственную репутацию), перестает действовать, как только личность по каким-либо причинам теряет чувство ответственности перед общественными обязательствами, теряет социальный статус или обрывает социальные связи, тогда, когда соблюдение норм поведения теряет жизненно важный смысл. Это хорошо видно на примерах так называемого “пенсионного алкоголизма”. Имеется достаточно большое число наблюдений за людьми пожилого возраста, для которых выход на пенсию сопровождается потерей смысла жизни. “Заслуженный отдых” – это не только освобождение от трудов и забот, от перегрузок и напряжения, для многих людей это еще и потеря прежнего социального статуса, разрыв многих социальных связей, ощущение собственной ненужности и малозначимости, беспокоящие вопросы “чем заняться дальше”, “что до конца жизни еще можно сделать”, “кому я нужен” и т.д. Конечно, многие пенсионеры находят смысл своего существования в заботах о подрастающем потомстве (внуках), семейных радостях и хлопотах, производственной и общественной работе, наконец, в заботе о собственном здоровье. Некоторым удается, будучи на пенсии, заняться тем, о чем всю жизнь мечтали, но не могли себе позволить из-за недостатка времени: художественное творчество, разведение цветов и т.д. Для тех же, кто не нашел замены активной профессиональной деятельности, социальный вакуум заполняется потреблением алкоголя, которое может превратиться в очень серьезную проблему – тоскливое ожидание смерти, “подслащенное” возлияниями спиртного.

Морально-этическая регуляция поведения личности как высшая форма социального контроля над потреблением алкоголя, следовательно, эффективна и действует “безотказно” по отношению к здоровой (в социальном смысле прежде всего), зрелой личности, занятой общественно полезной и значимой деятельностью, оптимально включенной в социальные контакты. Отсюда понятна формула Попхэма: чем более нетерпимо общество в целом (или конкретный микросоциум) к пьянству, тем большую аномалию личности необходимо иметь, чтобы решиться на неумеренное потребление алкоголя. И наоборот, чем терпимее к пьянству общество, тем меньше нужно иметь различных личностных отклонений, чтобы злоупотреблять алкоголем. Эта точка зрения подкрепляется многочисленными данными о том, что к злоупотреблению алкоголем чаще всего прибегают люди с асоциальными тенденциями, с личностными отклонениями, “социально дефектные” и т.д., т.е. те лица, у которых имеются нарушения в системе морально-этической регуляции поведения.

Таким образом, можно сделать заключение, что проблема социального контроля над потреблением алкоголя в конечном счете упирается в проблему воспитания гармоничной, социально активной, внутренне стабильной и в то же время непрерывно развивающейся личности. Это не означает, что общество должно отказываться от мер ограничения, прямого запрета и наказания за употребление алкоголя, хотя теперь уже совершенно ясно, что такие меры сами по себе не могут полностью искоренить злоупотребление спиртными напитками. Главное направление в решении проблемы алкоголизма и пьянства – борьба за воспитание нового человека и создание атмосферы нетерпимости, морального осуждения не только всех форм злоупотребления алкоголем, но и всех форм асоциального, аморального, безнравственного, антигуманного поведения и отношения человека к другому человеку и к обществу.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.





Комментарий к статье

Войти с помощью: 

Мы не размещаем навязывающуюся, эротическую, шоковую и любую другую плохую рекламу. Сайт живет за счет рекламы. Пожалуйста, отключите блокировщик рекламы для этого сайта

Обнаружен включенный блокировщик рекламы

Мы не размещаем навязывающуюся, эротическую, шоковую и любую другую плохую рекламу. Сайт живет за счет рекламы. Пожалуйста, отключите блокировщик рекламы для этого сайта

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: