Характер

Стандартный
0 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 5 (0 оценок, среднее: 0,00 из 5)
Для того чтобы оценить запись, вы должны быть зарегистрированным пользователем сайта.
Загрузка...


Под характером понимают совокупность устойчивых индивидуальных особенностей личности человека, которые можно представить как систему бинарных (т.е. пары противоположных свойств: мужественность – женственность; доминантность – подчиненность; оптимизм – пессимизм и т.д.) качеств, складывающихся и проявляющихся в деятельности и общении. Эта система обусловливает типичные для человека способы поведения. В отличие от темперамента, в понятие “характер” входят содержательные аспекты эмоционально-волевых и интеллектуальных процессов, среди которых наиболее важен личностный смысл деятельности, в которую включается человек. Характер проявляется в системе отношений человека к окружающей действительности и к самому себе. Отношение к себе, будучи наиболее поздним и зависимым от всех остальных, завершает становление структуры характера, системы отношений личности и обеспечивает ее цельность, как отмечает Б.Д. Карвасарский.

Для больных алкоголизмом наиболее “характерным” признаком является искаженное или неразвитое (в психологическом смысле) отношение к самому себе. Сколько бы ни различались по характеру больные алкоголизмом, общим для многих из них оказывается низкий уровень самоуважения, ущемленное чувство собственного достоинства, негативное (неадаптивное) отношение к себе, собственной деятельности, собственной жизни в целом. С этим связано то, что получило название “аутоагрессивные тенденции” – стремление навредить самому себе, которое в своем законченном проявлении выражается в желании и попытках убить себя.

По данным различных наблюдений, около 39% всех попыток самоубийства совершаются больными алкоголизмом. Алкоголизм, по образному выражению некоторых психиатров, сам по себе является “замедленным самоубийством”. Кстати сказать, число попыток у алкоголиков превосходит число завершенных самоубийств в 5-10 раз (по данным разных авторов), т.е. это можно расценить как желание мучить себя (“убивать, но не до конца”, растянуть это на время, “убить себя несколько раз”), а не просто как вынесение окончательного приговора себе, как это бывает у больных эндогенной депрессией. Более “мягкие” формы аутоагрессивного поведения можно видеть в нежелании больных алкоголизмом оградить себя от пагубного действия алкоголя, хотя большинство из них прекрасно понимают всю тяжесть последствий злоупотребления им.

В своих последних работах 3. Фрейд ввел понятие “мортидо” – влечение к смерти, обусловленное биологическими свойствами организма человека. В дальнейшем в психоанализе разрабатывались идеи проявления этого “инстинкта смерти” в поведении человека, в том числе и при алкоголизме. Критика этих взглядов достаточно известна. Существование инстинкта смерти весьма спорно, однако психиатрическая практика свидетельствует о том, что при некоторых психических заболеваниях стремление убить себя приобретает признаки влечения, объяснить которое невозможно только ослаблением (или извращением) инстинкта самосохранения. Биологи в последнее время признают генетически закрепленные ограничители индивидуальной продолжительности жизни у животных. Исследование В.М. Дильманом жизненного цикла горбуши показывает, что после достижения наиболее важной для продолжения вида биологической цели – икрометания у самок и оплодотворения у самцов – взрослые сильные особи гибнут от множественных инфарктов в различных органах, от катастрофически быстрого старения организма. Кастрирование особей (невозможность выполнения указанной биологической дели) продляет жизнь, устраняет на время действие “ограничителя жизни”.

Даже если и существует “инстинкт”, ограничивающий продолжительность жизни человека, как полярное дополнение к инстинкту самосохранения и развития в бинарной паре, в человеческом поведении, в характере он не может существовать в “чистом виде”. Все инстинкты человека проявляются опосредованно, через сложную систему социальных отношений, личностных значений и смыслов и других личностных образований, формирующихся с самого начала под воздействием социальных факторов. Наличие “аутоагрессивных тенденций” у алкоголиков есть социально сформированное (на определенной индивидуально-психологической природной основе) отношение к самому себе, а не биологическая “потребность” в саморазрушении.

Многочисленные психологические исследования личности людей, склонных к алкоголизму, вставших на путь злоупотребления спиртным, сформировавшихся алкоголиков показывают, что нарушения системы отношений к окружающим людям и к себе предшествуют возникновению алкоголизма. Низкий уровень самоуважения считается одним из этиологических (причинных) личностных факторов алкоголизма. Определенное отношение к себе в некоторых условиях приобретает большую значимость, устойчивость, становится характерным для личности, превращается в черту характера, оставаясь в то же время и отношением. Генез искаженного отношения к самому себе достаточно сложен. В качестве иллюстрации приведем подход Бэйкэна в исследовании нарушения чувства самоуважения, слабости “я – концепции” у будущих алкоголиков.

Злоупотребление алкоголем обычно ассоциируется с каким-либо типом конфликта “зависимость – независимость”. Зависимость понимается как универсальная поведенческая установка, связанная с поисками помощи. Человек рождается беспомощным и не может удовлетворять свои физические и психологические потребности без взрослых. Вследствие длительного периода беспомощности в начале жизненного пути у ребенка развивается поведение “поиска помощи”, которое согласуется с воспитательной позицией родителей и взрослых и их поведением “давать помощь”. Во всех обществах поведение “поиск помощи” является предметом социализации и модифицируется постепенно в поведение “давать помощь”, как только развитие ребенка начинает соответствовать стандартам общества, в котором он воспитывается. В некоторых обществах установление высоких стандартов самоуверенности и “достижения” (независимость) на ранних этапах развития сопровождается либо наказанием за эти мотивы деятельности (особенно в примитивных обществах), либо их поощрением. В последнем случае мотивы “достижения” (независимость) становятся в оппозиционные отношения с поведением “поиска помощи”. В условиях, когда наблюдается еще и низкий уровень терпимости, потакания потребностям ребенка, что ведет к фрустрированию зависимости, развивается напряженный конфликт “зависимость – независимость”. Напротив, адекватная снисходительность к “потребностям зависимости”, мягкая и ненаказуемая социализация, неназойливая, скрытая поддержка крепнущего со временем чувства самоуверенности и мотива достижения сопровождается низким уровнем конфликта “зависимость – независимость”.

Выпивка временно уменьшает напряжение указанного конфликта одномоментным удовлетворением зависимости или фантазиями о достижениях и успехах. Тревога, ассоциирующаяся с конфликтом “зависимость – независимость” в период трезвости, редуцируется при приеме алкоголя. Это временное разрешение конфликта может служить подкреплением поведения, направленного на поиск опьянения. Частота выпивок и пьянства негативно коррелирует с мерой снисходительности к потребностям ребенка и позитивно коррелирует с давлением, которое стимулирует у ребенка развитие мотивов самоуверенности и достижения. Иначе говоря, личности, склонные к злоупотреблению алкоголем, в детстве испытывали затруднения в выборе поведения: их держали под строгим контролем, не давая проявляться самостоятельности, и в то же время упрекали в ее отсутствии. Характерной чертой у таких личностей становится скрытое желание продолжать быть зависимым ребенком, что реализуется в алкогольном опьянении; вместе с тем имеется сильное стремление быть независимым, “быстрее стать взрослым”. Подтверждает это то, что частым мотивом потребления алкоголя является желание быстрее стать самостоятельным, “как все мужчины” и т.д.

В данной гипотезе прослеживается развитие только одной пары бинарных качеств психического склада человека, характера. В то же время характер есть целая система таких пар: эгоизм – альтруизм, смелость – трусость, стремление к новому – сохранение старого и т.д. Оппозиционность, противоречивость качеств, составляющих пары, не является чем-то ненормальным. Напротив, это противоречие обеспечивает непрерывность развития психики человека, служит источником энергии развития. Однако конфликтная напряженность в некоторых отношениях, например любовь -ненависть, подчинение – доминирование, как и в случаях неврозов, на примере которых это хорошо изучено, может быть психологической (характерологической) предпосылкой для развития алкогольной зависимости.

Другой подход к исследованию проблем развития характера, традиционный для психиагрии, – феноменологический анализ. Он основывается на богатейшем эмпирическом материале наблюдений за поведением психически больных людей, лиц с ненормальным характером, которые в трудных ситуациях проявляют заметные отклонения в психическом реагировании. Несмотря на огромное разнообразие психических отклонений, вариантов патологии психики, клинико-психопатологический анализ позволяет объединить эти отклонения в довольно ограниченное число так называемых кругов. Каждый круг определен соответствующим типом наследственно-конституциональных признаков. Минимальное число таких групп расстройств – четыре: сексуальные нарушения, перверзии (гомосексуализм, садизм и т.д.); пароксизмальные (эпилепсия, истерия); шизофренические; циркулярные (депрессия, маниакальность, периодическое чередование последних – маниакально-депрессивный психоз). Похожесть психики, характера некоторых людей на характер тех, кто болен определенным душевным расстройством, стала основанием для традиционной классификации крайних вариантов нормы и патологии характера: циклоиды, эпилептовды, шизоиды, истероиды.

Одна из устаревших точек зрения – представление о том, что предпосылкой для развития алкоголизма служит предшествующая психопатия, т.е. патологический, ненормальный склад характера. Большое количество наблюдений, однако, показало, что психопатия сама по себе не является причиной алкоголизма, но встречается достаточно часто в преморбиде (предболезни) алкоголиков (от 20 до 50% больных, по данным разных авторов, имеют те или иные отклонения характера до болезни).

Наиболее убедительно в литературе показано влияние некоторых нарушений (характерологических) в эмоционально-волевой сфере будущих алкоголиков на развитие зависимости от алкоголя, а также на ускорение темпа формирования патологического влечения к спиртным напиткам и появление более тяжелых последствий хронической алкогольной интоксикации.

Самый известный вариант преморбидной личности, т.е. характера, – “синтонный алкоголик”, описанный Э. Кречмером и С.Г. Жислиным в рамках циклотимической конституции (круг циркулярных депрессивно-маниакальных психических расстройств). Позже и другие исследователи также отмечали, что среди алкоголиков часто встречаются лица с тимопатическим характером (конституциональная нестабильность настроения), гипертимные (конституциональное повышенное настроение, активность) и конституциональнодепрессивные. М. Блейлер в 40% случаев алкоголизма обнаружил в преморбиде алкоголиков эмоциональные расстройства в форме циклотимии.

Отмечаемое в эпидемиологических исследованиях алкоголизма большое число лиц с депрессивными расстройствами в преморбиде послужило основанием разделять алкоголизм по крайней мере на три группы (по Ивэнс): симптоматический, в основе которого лежат расстройства настроения, депрессии, “депрессивный характер” и другие аномалии структуры характера, делающие человека уязвимым к стрессу; аддиктивный – развивающийся по обычным механизмам: привыкание к алкоголю вследствие влияний “алкогольной микросреды” и далее – “алкогольная наркомания”; социальное пьянство – злоупотребление алкоголем среди нормальных и здоровых в целом людей, связанное в основном с “питейными традициями”, без четкой связи пьянства с какими-то психологическими, личностными проблемами.

В целом можно сказать, что чем больше выражены у человека отклонения характера, особенно в сторону эмоциональных нарушений, импульсивности, неустойчивости настроения, депрессии, дисфории (крайние варианты раздражительности, гневливости), тем больше у него шансов при прочих равных условиях стать алкоголиком. Алкоголизм протекает при этом злокачественнее, формируется более быстро, чем у тех, кто имеет нормальный, непатологический характер.

Основную группу алкоголиков все же составляют лица, не имевшие до заболевания ни психопатических черт или патологической структуры характера, ни психических нарушений. Однако нет серьезных оснований относить всех их к совершенно здоровым в психологическом смысле, гармонично развитым, социально адаптированным, т.е. к ним нельзя применять критерии зрелой, активной, адаптивной и творческой личности. Как показывает тщательное изучение психобиографии больных с “неосложненным” алкоголизмом, злоупотребление алкоголем в большинстве случаев связано с теми или иными неудачами формирования характера и личности, является показателем психологического или социального (чаще того и другого) неблагополучия человека.

Клинические варианты нормального характера, предшествующего развитию алкоголизма, в настоящее время принято классифицировать в рамках “акцентуаций характера”.

Термин “акцентуированные личности” (имеется в виду характер) предложен К. Леонгардом для обозначения психически здоровых лиц, имеющих определенно выраженные характерологические черты, которые в значительной мере определяют их поведение. Эти особенности характера при благоприятных условиях среды создают предпосылки для общественно полезного развития личности (“одаренность”, по К. Леонгарду). В случаях неблагоприятных условий среды возможно заострение данных черт характера, нарушение равновесия в системе, какой является структура характера, что приводит к снижению адаптивных возможностей личности и развитию внутренних и межличностных конфликтов, содержание которых зависит от типа “акцента”. Акцентуация – это совокупность различных черт характера и темперамента, которые влекут за собой отклонение от некоторого стандарта, “среднего” человека. Население Берлина, например, по данным исследований коллег К. Леонгарда, на 50% состоит из акцентуированных личностей, а на 50% – из людей стандартного типа. Ширмер при исследовании алкоголиков только в 5% случаев не определил акцентуаций, 60% выявленных акцентуаций принадлежали к кругу циклоидных (гипертимный акцентуированный тип встречался чаще остальных – в 3 2% случаев; тимолабильный и циклоидный – в 28%).

В проведенных нами исследованиях лиц с признаками начальных проявлений алкоголизма, не осложненного психическими нарушениями, неврозами и психопатиями, выявлено 75% акцентуаций характера, остальные 25% – стандартный тип.

Из 75 больных с определенной акцентуацией характера 28 человек (37,3%) отнесены нами к покорно-подчиняемому, субмиссивному типу. Это люди с пассивно-зависимыми чертами характера, про которых окружающие говорили, что они “безвольные и несамостоятельные”, “легко попадают под чье-то влияние”. Термин “субмиссивный” введен нами для того, чтобы подчеркнуть наиболее выделяющееся в структуре характера качество – подчиняемость. Райкрофт описывает субмиссивный тип психологической защиты как вариант “истерической зашиты”, когда подчинение, заискивание, неспособность активно (или агрессивно) противостоять трудностям становятся устойчивыми и преобладающими реакциями личности, т.е. чертой характера. Употребление алкоголя у данных людей начиналось обычно с началом трудовой деятельности и вступлением во множественные социальные контакты. Они легко втягивались в алкогольные компании, не могли отказаться от выпивки, боясь этим испортить отношения, попадали в крайнюю зависимость от групповых норм приема алкоголя. Среди психических эффектов алкогольного опьянения наиболее желательными для них были социальная поддержка, понимание и принятие в качестве “своего”, облегчение общения, оживление поведения и появление смелости.

Гипертимный тип акцентуации характера обнаружен у 15 человек (20%). Это живые (термин Леонгарда “uberleb—haft” дословно переводится как “сверхоживленный”), с кипу чей энергией, оптимистичные и контактные, но часто поверхностные и ненадежные лица. Употребление алкоголя у них происходит всегда в компаниях и связано с расширением сферы общения. Уже с самого начала “алкогольной биографии” они безоговорочно принимали существующие в окружающей их социальной микросреде питейные обычаи, стиль и манеру потребления алкоголя, использовали алкогольные ритуалы для более успешной социальной адаптации, удовлетворения повышенной потребности в общении, а также ради психофизиологического удовольствия. У большинства обследованных алкоголизм протекал по типу “менеджерского”, когда алкоголь вовлекается в профессиональную деятельность как средство установления деловых контактов, сделок, взаимных услуг.

Демонстративный акцентуированный тип выявлен только у пяти человек (6,6%). Их характерная особенность – желание выделиться, демонстрировать перед другими собственную личность, способности, качества, приобретения и т.д.

С детских лет вхождение в группу сверстников сопровождалось у них демонстрированием какой-то особенной “вещички”, тайны или знания, которыми они обладали. Умение разыгрывать определенные роли помогало им вызывать интерес и признание окружающих. С самого начала злоупотребления алкоголем большое значение они придавали ритуалу выпивки, идеализировали общение во время церемоний распития спиртных напитков, часто начинали выпивать, подражая “кумиру”, им нравилось производить различные “эффекты” на членов алкогольной компании.

Описанные лица с преморбидными акцентуациями характера в период обследования обнаруживали признаки эта-формы алкоголизма с преобладанием психической зависимости от алкоголя. Общее, что объединяет их, – стремление к беспроблемному общению в состоянии опьянения, особая психологическая значимость такого общения, неосознанная идентификация себя с группой выпивающих, стремление оправдать своим поведением в состоянии опьянения ожидания и установки группы. Все это, как мы полагаем, отражает потребность в социальном одобрении у данных лиц. Эта потребность, как показывает тщательное выяснение деталей их психобиографии, не удовлетворяясь иными социально одобряемыми формами активности, реализовалась при групповом приеме алкоголя. Вероятно, алкогольная зависимость не возникла бы у многих из них, если бы жизнь складывалась по-другому: субмиссивные вместо алкогольной компании подчинялись бы другим группам, нашли бы неалкогольного лидера, могли получать одобрение, похвалу и признание в кругу непьющих людей, например в семье; демонстративные обезопасили бы себя от алкогольных групп и алкогольного общения, выбрав занятия, в которых смогли найти выход потребности демонстрировать себя в разных ролях (театральное искусство, например); гипертимные могли бы также себя обезопасить от алкоголя, найдя применение собственной энергии и общительности в безалкогольной среде, разнообразя деятельность, имея возможность реализовать стремление к лидерству, новаторству и т.д.

У остальных из 75 обследованных с преморбидными акцентуациями характера наблюдались проявления альфа-формы алкоголизма. В отличие от предыдущей группы эта-алкоголизма, при котором имеется сильная ориентация на социально-психологические аспекты потребления алкоголя, у пациентов с альфа-алкоголизмом с самого начала злоупотребления алкоголем формировалась индивидуальная потребность в психологических эффектах алкоголя: снятие эмоционального напряжения, ослабление страха и неуверенности, снятие сомнений и колебаний в принятии решений и т.д. Отмечались выраженная индивидуализация набора субъективно приятных и желаемых психологических изменений, связанных с выпивкой, зависимость их от личностных особенностей и тех установок и ожиданий на получение “нужных” им изменений в психической сфере, которые формируются на основе предшествующего опыта избавления от проблем и эмоциональных трудностей с помощью алкоголя.

Наиболее частым вариантом акцентуации характера у данных лиц был так называемый тимолабильный (15 человек, т.е. 20% от числа всех акцентуаций в группе больных с начальными признаками алкоголизма). Главной отличительной чертой этих людей являлась неустойчивость настроения. Колебания настроения у них были связаны с ситуационными моментами, тяжелыми и длительными реакциями на фрустрации и стресс. К алкоголизму их приводили отсутствие определенных целей в жизни, неудачи, особенно сексуально-брачные, стрессовые ситуации. Наиболее желательные эффекты алкогольного опьянения – освобождение от неприятных эмоций, мыслей и воспоминаний, самолечение “хандры”. Отмечались также высокий уровень тревоги и чувство вины по поводу злоупотребления алкоголем, двойственное отношение к выпивке: желательность приема алкоголя в целях “облегчения” состояния и страх перед последствиями выпивки.

Тимолабильный – сверхточный акцентуированный тип характера (шесть человек, 8%), отличается от предыдущего тем, что в структуру характера вплетаются, помимо неустойчивости настроения, еще и черты чрезмерной пунктуальности, тревожности, тенденция “все учесть”, предугадать, предусмотреть заранее все, чтобы не было никаких неожиданностей. Эти люди чувствительны к влиянию “сбивающих” факторов (эмоциональные нагрузки, обилие разноречивой информации). Психическая зависимость от алкоголя формировалась у них под влиянием психотравм, профессиональных и семейных неудач.

Еще один тип акцентуации характера – аутистический – выявлен у пяти человек (аутизм – выраженная замкнутость, нарушение контактов с другими людьми). Эти лица необщительные, мечтательные, чувствующие себя лучше в одиночестве, чем с людьми, испытывающие разного рода психологические затруднения в контактах. Алкоголь их привлекал как средство, облегчающее общение, и как своеобразный “стимулятор” активности. Некоторые были уверены в том, что прием алкоголя усиливал у них восприятие окружающего мира, делая его более ярким и живым. С этим связывалось и облегчение контактов: собеседники тоже казались “живее” и привлекательнее, чем до приема алкоголя.

Психологический анализ жизненного пути данных людей, длительные беседы с ними показали, что алкоголизм у них не являлся неизбежным следствием особенностей сформированного акцентуированного характера. У них также жизнь могла сложиться по-другому. Например, у некоторых выбор профессиональной деятельности был явно неудачным в отношении их характера, что приводило к частым эмоциональным перегрузкам, переживаниям, конфликтам. У многих критическим моментом в развитии потребности в опьянении стала неблагоприятная семейная ситуация, трудные эмоциональные отношения с женой. Складывалось впечатление, что эти люди плохо понимали самих себя, не знали особенностей собственного характера в той мере, в какой это знание способствовало бы нахождению наиболее подходящих способов реализации жизненных целей, деятельности, позволяющих раскрыть положительные, социально ценные качества их характера.

Описанные шесть типов акцентуаций характера далеко не исчерпывают многообразие вариантов психического склада тех людей, которые становятся на путь алкоголизма.

Если проводить исследования на большой группе, очевидно, найдутся и другие варианты.

Основной вывод, который можно сделать из таких исследований, следующий: сам по себе тот или иной вариант акцентуации характера не является причиной алкоголизма, но при возникшем злоупотреблении спиртными напитками оказывает существенное влияние на форму зависимости (в нашем исследовании – эта- или альфа-форма), а также на сроки появления симптомов алкоголизма и темп протекания заболевания.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.





Комментарий к статье

Войти с помощью: 

Мы не размещаем навязывающуюся, эротическую, шоковую и любую другую плохую рекламу. Сайт живет за счет рекламы. Пожалуйста, отключите блокировщик рекламы для этого сайта

Обнаружен включенный блокировщик рекламы

Мы не размещаем навязывающуюся, эротическую, шоковую и любую другую плохую рекламу. Сайт живет за счет рекламы. Пожалуйста, отключите блокировщик рекламы для этого сайта

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: