Психологическая и педагогическая оценка американских исследований

Стандартный
0 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 5 (0 оценок, среднее: 0,00 из 5)
Для того чтобы оценить запись, вы должны быть зарегистрированным пользователем сайта.
Загрузка...


Значение научно-психологического опыта по исследованию взрослых, проделанного в Америке, не исчерпывается узко практическими выводами для определенного момента политической жизни в Америке. Оно выходит вообще из рамок подсобной военноорганизационной работы. Сами американцы придают им большое значение, как факту, решающему вопрос о возможности широкого использования психологических исследований в целях наилучшей организации не только военного, но и школьного дела и промышленности.

Как выше было указано, исследования захватили довольно широкий круг школьных учреждений, что давало возможность выяснить предположительное значение их в педагогическом деле.

Так, постановка этих исследований в различных военных школах преследовала:

  1. получение объективных показателей интеллигентности всех слушателей как вспомогательного средства для определения их места на службе;
  2. ознакомление будущих офицеров с сущностью и значением психологической работы, проделанной в армии, с результатами которой они должны столкнуться в дальнейшей работе;
  3. оказание помощи в наилучшей постановке педагогического дела;
  4. получение данных для определения форм педагогического руководства и оценки работы;
  5. наконец, исследование одаренности, по мысли американских психологов и педагогов, должно дать средство для контроля над работой учащихся, дать возможность соразмерить предъявляемые к ним требования с их индивидуальными особенностями и правильно оценивать необходимые для них усилия.

«Я уверен, — говорит Термен, — что значение тестов для военных целей обнаружено достаточно и что в дальнейшем они будут играть роль во всех военно-педагогических учреждениях». Не меньшие надежды высказывают другие авторы на значение этих исследований в постановке школьного обучения вообще. «Мы уверены, что тяжесть войны произвела ясное понимание проблем, связанных с подготовкой и распределением. Она подчеркнула преимущество заботливого систематического раскрытия нужных качеств человеческой природы, оценки лиц, свободной по возможности от ошибок, личных склонностей и случайного знакомства с людьми и их свойствами».

Вполне допуская возможность такого развития научных исследований в этой области, при котором они будут давать основания для практических выводов, в качестве таких практических целей и можно выставить те, на которых энергично настаивают в Америке.

Уже самый отбор кандидатов в некоторые (например высшие) школы требует более серьезного отношения, чем это бывает обычно, и психологическое исследование может сыграть здесь немаловажную роль. Конечно, в настоящее время нельзя считать никоим образом лишь одни результаты психологического исследования достаточным основанием для решения судьбы молодых людей, ищущих знания. Вопрос о приеме в школу среднюю и высшую является не только решающим роковым вопросом личной жизни человека, это вопрос величайшей государственной и общественной важности, ибо от контингента культурных сил в значительной степени зависит направление и уровень культурной жизни народа. И если, по признанию американцев, психологические исследования призванных избавили администрацию школ от назойливых ходатайств за тех или других лиц, то весьма важно было бы и в другие школы внести момент, который освобождал бы прием от случайности и произвола.

Какими же ресурсами обладает в этом отношении современная психология? Будучи не в состоянии подать решающий голос в неоспоримое и безошибочное суждение в выборе кандидатов, психология все же могла бы послужить в роли такого эксперта, голос которого учитывается и перевешивает в сомнительных, неопределенных случаях. Что нового дает в этом отношении опыт американцев? Довольно интересной является следующая справка. Как известно, обычно, при отборе персонала для обучения в высшей школе, основным критерием является успешность, обнаруженная на вступительных экзаменах. Произведенное Торндайком сопоставление успехов на вступительных экзаменах с отзывами руководителей по истечении семестровой работы обнаружило отсутствие корреляции. Другие чисто педагогические критерии оценки одаренности, применявшиеся в Америке (например, отзыв предшествующей школы, экзамен по алгебре и т.п.) дают также не очень высокий коэффициент корреляции с успешностью в высшей школе (0,40). Психологические данные с теми же оценками успешности коррелируют несколько выше. Еще выше (0,57) корреляция между психологическими данными и обычными критериями приема. Без всякой переоценки относясь к этим результатам, можно согласиться с выводом автора, что присоединение психологических данных к обычным основаниям выбора нужно признать вполне пригодным и полезным.

Отдельные результаты, полученные в военных и других школах, при самом критическом отношении дают основание к тому оптимизму, с каким американские авторы смотрят на будущее подобных исследований. В колледжах, университетах и военных школах получены довольно близкие результаты. Прежде всего получился очень высокий процент высших оценок и незначительный процент низших. Так, из 15 385 офицеров только один получил оценку D и 84,1 % — высшие оценки А или В. В колледжах не было низших оценок. Из тех, которые оказались в группах С- и D около 7/8 не могли окончить школы. Обобщая эти результаты, американский автор высказывает положение, что интеллигентность, определявшаяся принятыми методами, хотя не есть единственный фактор, от которого зависит успешное прохождение курса школы, однако настолько существенна, что даже при помощи такого грубого сравнительно орудия, как армейские тесты, можно предсказать с некоторой вероятностью, что лица с низшими оценками тратят напрасно время и средства, занимая место в школе. Интересны в этом отношении и сравнительные данные относительно состава различных курсов одного из университетов.

По мере пребывания в школе убывает процент низших оценок и увеличивается процент высших.

Группы С- с с+ В А А и В
На младшем курсе (в процентах) 0,1 0,8 7,7 33,4 58 91,4
На старшем курсе (в процентах) 4,2 19,7 76,2 95,9

Эта таблица говорит об отпадении из состава школы лиц с низшей степенью одаренности. Не умножая числа примеров, говорящих о совпадении психологических данных с успешностью прохождения курса, можно высказать хотя бы тот осторожный вывод, что психологии в исследовании одаренности удалось нащупать твердую почву и найти путь, дальнейшее движение по которому обещает большие практические результаты.

Не меньшую услугу могут оказать психологические исследования и для постановки педагогического дела в школах. Распределение учебных групп, характер требований, предъявляемых к отдельным лицам, и методы обучения — все это должно получить более надежное обоснование и привести к более плодотворной работе в том случае, если будут учитываться психические силы и индивидуальные особенности. Принцип индивидуализации педагогических приемов является неоспоримым положением современной педагогики. Смешение в одну группу высокоодаренных и лиц, мало способных, должно послужить ко вреду и тех, и других. Равнение по среднему ученику является очень рискованным приемом в педагогическом отношении, как в интересах учащегося, так и общества.

Но проведение принципа индивидуализации в школьной работе должно опираться не на одни только случайные выводы и впечатления педагога. Во многих случаях педагогу остается неясным, путем каких усилий достигаются успехи ученика. Психическое и физическое обследование, даже если не даст окончательного решения всех вопросов, связанных с выяснением личности учащего, то, по крайней мере, раскроет важность этих вопросов, заставит с осторожностью и вдумчивостью относиться к особенностям жизни и работы учащихся и к характеру педагогической работы, учитывая всю серьезность влияния ее на судьбу учащегося. Не полагаясь на свои личные впечатления, педагог будет искать научно-объективное обоснование их проверки. Интересы учащихся должны постоянно стоять в центре внимания педагога, и всякие случаи успешности или неуспешности должны прежде всего находить строго обоснованное объяснение.

Переходя к окончательной оценке научно психологической работы, проделанной в Америке, необходимо напомнить прежде всего те узкие цели, осуществлению которых она должна была послужить. Основным заданием было исследование одаренности, как условия, необходимого для успешного выполнения военных обязанностей. Эта чисто практическая задача, естественно, отражается на ее результатах. Одаренность исследовалась в той мере, в какой она служит показателем пригодности к занятию низших или более высоких мест в армии. Едва ли в этом последнем признаке можно видеть безусловно достаточный критерий одаренности. Между тем, связанные историческим моментом, американские психологи открыто признаются, что при выработке тестов эту цель они не выпускали из виду. Если они считают эту практическую задачу блестяще выполненной, то задачу исследования одаренности в психологических и педагогических интересах можно считать разрешенной лишь частично. Нельзя думать, что вопрос о методе исследования одаренности разрешен окончательно. Мы имеем весьма убедительное доказательство возможности разрешения его, первый очень удачный опыт исследования, вполне достаточный для определенной практической цели, но и для самих американских психологов ясна необходимость дальнейшей работы в том же направлении. В одном из высших учебных заведений Америки год за годом систематически слушатели подвергаются психологическому исследованию, результаты отдельных опытов сопоставляются между собой и с успешностью занятий в школе, и таким образом происходит проверка и отбор наиболее надежных и показательных тестов для исследования одаренности. Такая работа диктуется всей историей вопроса, является очередной научной задачей психологии.

Пример Америки является убедительной демонстрацией той мощи, которую представляют объединенные и сконцентрированные на одной научной проблеме усилия ученых страны, поддержанные заинтересованными в их работе обществом и государством. В разрешении рассматриваемой проблемы эта сторона дела имеет особое значение. Эмпирическую основу для научного разрешения этой проблемы может дать лишь массовое исследование, дающее возможность ясно видеть, при применении выработанных методов, устойчивое распределение людей по категориям, отвечающее другим свидетельствам об их способностях. Пока подобные исследования проводятся разрознено и несогласованно отдельными лицами, каждое из которых идет своим путем, вырабатывает и проверяет свои методы, до тех пор не будет ничего определенного и устойчивого в этой области. Здесь исходным понятием является не априори выведенное понятие нормы для человека, а эмпирически обоснованная шкала возможных степеней продуктивности в работе. Благодаря единству работы, в Америке и удалось дать выработанной шкале весьма фундаментальное, опирающееся на миллионы экспериментов обоснование и надежную проверку.

Что касается самой шкалы, то здесь мы имеем пока распределение на группы, которые выделены на основании количества разрешенных задач и которые, следовательно, должны свидетельствовать о более высокой и более низкой степени развития. Более низкие степени развития градируются по принципу системы Бине, применительно к годам нормального детского развития. Количество групп, или учитываемых степеней одаренности, определялось практическими потребностями. Особой тонкости в группировке не требовалось, хотя, по мнению авторов метода, по желанию можно вводить более тонкие дифференциации. Однако этот вопрос не является таким простым. Скорее можно думать, что при учете резких различий в успешности работы, при распределении на малое число групп, сильно отличающихся по степени одаренности, можно надеяться на более уверенные выводы. Если же вводить более тонкие дифференциации, то будет страдать самая правильность распределения отдельных лиц, т.к. незначительные различия могут обделяться случайными влияниями и колебаниями в работоспособности. Что же касается учета резких различий, то и те выводы и сопоставления, которые сделаны были в Америке, и теоретическая оценка самих задач дают возможность признать американские методы вполне пригодными в этом отношении.

Более тщательное рассмотрение задач может, конечно, вскрыть целый ряд частных недостатков в задачах или выставить принципиальные возражения и наметить путь дальнейшего развития метода. Как достоинство метода нужно отметить то, что исследованию подвергаются действительно наиболее существенные умственные процессы: на результатах работы должны отразиться способность к напряжению и устойчивости внимания, схватывание сложных отношений, высшие мыслительные функции.

Может быть, для более уверенного суждения об интеллигентности и придется дополнить задачи, захватив иные функции. В отдельных задачах решение можно считать обусловленным не актуальной мыслительной работой, а наличными знаниями. Вообще, основная задача — совершенно устранить влияние личного опыта и знаний и иметь результаты лишь актуальной работы сознания над новым материалом — задача крайне трудная. В разбираемом методе это влияние знаний, обусловленных школой и культурной средой, сильно ослаблено, но, конечно, поправки в отдельных случаях необходимы.

Важный принципиальный вопрос — распределение однородных задач по степени их трудности. Количественного учета трудности, конечно, быть не может и по чисто принципиальным основаниям: нельзя сказать, что одна задача во столько-то раз труднее другой. Располагая задачи в порядке трудности, метод по количеству решенных задач учитывает высоту проявленной работы. Показатель количества сделанных задач говорит о степени проявленной остроты и силы мыслительной работы, иначе — о степени интеллигентности. Но нельзя, конечно, видеть в различных показателях меру одаренности в математическом смысле этого слова. Эти показатели не более как условные обозначения степени проявленной работоспособности, их значение относительное и выясняется лишь при сопоставлении с другими лицами или группами. Они отражают скорее качественные различия работы, более или менее ценные для успеха, чем дают измерение психической работы.

Насколько этому показателю работоспособности, проявленной в опыте, можно доверять как свидетельству об одаренности и работоспособности данной личности вообще? Повторные исследования в Америке дали на этот вопрос положительный ответ. Результаты повторного исследования дают высокую степень корреляции с первоначальными, т.е. лица, более удачно решавшие задачи раньше, лучше решают и при втором исследовании, так же как и низшие показатели при первом и втором исследовании оказываются устойчивыми. Все распределение показателей по их величине остается и во второй раз близким к первому.

Тем не менее необходима крайняя осторожность в выводах относительно отдельных лиц. Колебания в работоспособности, их диапазон представляет явление совершенно неизученное, но мы хорошо знаем, как сильно отражаются на работе, иногда неожиданно для самого лица, случайные изменения в состоянии здоровья, самочувствия, утомления. Полагаться даже на субъективные показания в этом отношении совершенно невозможно. Утомление, начинающаяся болезнь прежде всего отражаются иногда на работоспособности и потом уже, развиваясь, становятся явными. И тем большая необходима осторожность, чем моложе возраст испытуемых. Кроме случайных колебаний, здесь приходится учитывать и то, что нам неизвестны во всей полноте законы развития личности. Когда прекращается рост ее душевных сил? Если Руссо в 40 лет открыл в себе талант писателя, то в молодых годах было бы явно рискованным делом окончательно предрекать возможный уровень развития его личности.

Вот почему особенно приходится подчеркивать ту осторожность, с которой делались выводы американскими психологами, которые во всяком сомнительном случае и при неудачном решении задач дополняли основное групповое исследование подробным индивидуальным исследованием, где в непосредственном общении могли бы быть выяснены истинные причины неуспешности опыта и получены более ясные сведения о работоспособности личности. Наконец, приходится, в качестве главного условия научной и практической ценности исследований, указать то, что исследование проводилось исключительно лицами, имеющими надлежащее психологическое образование и опыт в экспериментальной психологической работе. И еще раз приходится подчеркнуть здесь необходимость строгого единства и согласованности в проведении подобных исследований. Для сравнения результатов не только методы должны быть едины, но и вся обстановка и поведение экспериментатора должны быть точно разработаны и неуклонно выполняться с приближением к абсолютной однородности.

Методы психологического исследования, как бы они ни казались просты, есть очень тонкий аппарат, который может дать нужный результат лишь в руках опытного специалиста. Иначе всякое экспериментирование превращается в злоупотребление чужими и своими силами и временем и в недопустимое злоупотребление именем науки.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарий к статье

Войти с помощью: 

Мы не размещаем навязывающуюся, эротическую, шоковую и любую другую плохую рекламу. Сайт живет за счет рекламы. Пожалуйста, отключите блокировщик рекламы для этого сайта

Обнаружен включенный блокировщик рекламы

Мы не размещаем навязывающуюся, эротическую, шоковую и любую другую плохую рекламу. Сайт живет за счет рекламы. Пожалуйста, отключите блокировщик рекламы для этого сайта

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: