СЕМЕЙНАЯ РЕКОНСТРУКЦИЯ И СЕМЕЙНЫЕ РАССТАНОВКИ. Обзор техник семейной реконструкции в семейном консультировании и семейной психотерапии

Стандартный
0 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 5 (0 оценок, среднее: 0,00 из 5)
Для того чтобы оценить запись, вы должны быть зарегистрированным пользователем сайта.
Загрузка...


Семейная реконструкция — это направление работы в семейной психотерапии по интеграции собственного (личного) опыта и семейной истории.

Цель применения реконструкции — переработка опыта, полученного в родительской семье, в том числе и травматичного опыта, освобождение от негативного, тормозящего, ограничивающего влияния семейной истории на текущую жизнь для оживления, добавления ресурсов, повышения эффективности (успешности, гармонии) существования и полноценного развития личности. Использование реконструкции основано на представлении о семейной истории, семейных правилах и семейных мифах как важнейших параметрах семейной системы [см. также: Варга А.Я., 2001; Карабанова О.А., 2001].

Семейная история включает в себя историю жизни супругов, их родителей и прародителей, опыт прежних браков и связей, которые человек привносит в свою нынешнюю семью. Из родительских семей супругов в собственную часто переносятся стереотипы и особенности взаимодействия, правила и мифы, ожидания и потребности, имплицитные теории семьи.

Семейные правила — это распределение семейных ролей и функций, определенные места в семейной иерархии, гласная или негласная договоренность, что позволено, а что нет, что хорошо, а что плохо.

Семейный миф — это общие для всех и объединяющие всех членов семьи идея, образ, знание, история или идеология. Понятие семейного мифа близко к понятию имплицитной теории семьи. Миф определяет поведение членов семьи, диктует нормы внешнего и внутреннего взаимодействия. При нормальном функционировании семьи семейный миф мало осознается ее членами. Он актуализируется при переживании семьей кризисных ситуаций, при изменении состава, границ и условий существования. Признание и уважение семейного мифа, имплицитных теорий семьи [Минеева О. А., Лидере А. Г., 2004] очень важно в семейном консультировании и семейной терапии, особенно на этапе установления контакта с семьей, иначе семейные защиты сделают работу терапевта непродуктивной.

Семейные реконструкции

Семейная реконструкция — длительный процесс, который выходит за рамки одной терапевтической или консультативной сессии. Условно вся работа по реконструкции семейного опыта может быть разделена на три этапа.

1. Этап подготовительный. Тот, кто делает реконструкцию (это может быть клиент, пациент, участник обучающей программы и проч.; назовем его «клиент»), начинает поиск информации, связанной с семейной историей (встречается с бабушками, дедушками, родителями, тетями, дядями, троюродными сестрами или братьями и т.д., пишет письма родственникам или запросы в учреждения, собирает фотографии или документы).

На этом этапе решаются следующие задачи:

— сбор информации;

— погружение в семейную историю и в состояние «охваченности» ею;

— построение структуры семьи;

— формирование запроса.

Существует много вариантов, которые можно предложить клиенту как задание или способ систематизации полученной информации о семье. Любое из заданий выполняется дома и в течение достаточного времени, а «результат» приносится в обучающую группу или терапевту на консультативную/терапевтическую сессию. Эти «результаты» так или иначе базируются на следующих материалах:

— генограмма (предварительно терапевт должен объяснить клиенту условные обозначения и правила составления генограммы, см. выше, п. 5.1.1);

— семейная хроника (даты рождения, смерти, замужества/женитьбы, поступлений в школу и т.д.; значительные, наиболее значимые или любопытные, комичные, страшные, интересные и другие факты, происшествия). Выше мы называем это «линией жизни семьи» (см. п. 5.1.2);

— интервью с членами семьи (занятия, места жительства, политические взгляды, интересы, хронические болезни, персональные стили общения, беспокойства и страхи, печали и радости, тайны и многое другое);

— семейное пространство;

— семейные фотографии;

— слайды, любительские кино- и видеофильмы;

— семейный архив (Что хранится? Как хранится? Зачем? Для кого? Как долго? Кто просматривает или «чистит» архив?);

— коллекции (картины, пластинки, значки и т.д. — Что? Как? Зачем? Для кого? Кому показывают, а кому нет? Для чего показывают?);

— семейные реликвии и значимые предметы/вещи (часы, украшения, свадебные платья, детские бирки из роддома, первые зубы и локоны, игрушки, газеты…);

— традиции, приметы, легенды,

— семейная «поваренная книга».

2. Этап предъявления семейной истории психологу или группе. Наработанный материал приносится на сессию (в группу), и, как правило, начинается рассказ, который психолог (терапевт, группа) слушает, проявляя соответствующие конгруэнтные чувства.

Обычно до начала рассказа (но иногда и после) психолог (терапевт) проясняет запрос клиента с помощью вопросов, подобных нижеперечисленным.

1. Что в сегодняшней вашей жизни является помехой? (Что сковывает? Что мешает? От чего хочется освободиться?)

2. Какие аспекты семейной истории вас «нагружают» или кажутся загадочными?

3. Что вы хотите лучше понять, а может быть, даже изменить в своей жизни?

На втором этапе семейной реконструкции решаются следующие задачи:

— уменьшение сопротивления за счет контакта на «территории» клиента;

— идет «разогрев» для дальнейших терапевтических интервенций;

— обеспечивается принятие, прощение, чувство тепла к своей семье, к своим корням;

— активизация ресурсов (например, уже на этапе предъявления психологу или группе генограммы, реликвии или семейных фотографий клиент, как правило, переживает гордость и другие позитивные чувства);

— обеспечивается создание атмосферы безопасности и поддержки.

3. Этап интеграции личного и семейного опыта. На заключительном этапе с помощью различных техник происходит терапевтическая интервенция. К техникам, которые могут быть использованы на этом этапе работы, относятся:

— семейная расстановка;

— образы-воспоминания;

— семейная скульптура и семейная хореография;

— психодраматическое проживание сцены, сна, эпизода, истории (например, сцена «семья за обеденным столом»);

— метафорическое, символическое выражение семьи в виде кукол, кукольного театра,камней, бумаги, шахмат, стульев, любимых вещей членов семьи, пуговиц, тапочек и проч.;

— системно-структурная расстановка.

В рамках перечисленных и других техник происходит выявление семейной мифологии, разрушение дисфункциональных треугольников, коалиций и «сплетенностей» в семье, преодоление эмоциональных разрывов, переформулирование семейной истории в позитивном ключе, перераспределение акцентов и энергии в семейной жизнедеятельности.

Некоторые техники первого и третьего этапов реконструкции семьи.

1. Генограмма как способ реконструкции семейного опыта.

Генограмма — это структурированная диаграмма системы внутрисемейных взаимоотношений в трех-четырех поколениях (подробнее см. п. 5.1.1). Техника предложена М. Bowen в 1978 г. Ее цель — показать, как образцы поведения и внутрисемейных взаимоотношений передаются из поколения в поколение и как события, подобные смертям, болезням, крупным профессиональным успехам, переездам на новое место жительства, влияют на сегодняшние поведенческие образцы, а также на внутрисемейные диады и треугольники. Генограмма способствует структурированию семейной истории, самоидентификации членов семьи, преодолению эмоциональных разрывов, избавлению от дисфункциональных треугольников и альянсов, снижению тревожности. Главные ее достоинства по сравнению с другими методами сбора данных — структурированность и наглядность.

В практике семейного консультирования и семейной терапии генограмму строит психотерапевт во время сессии, систематизируя получаемые от семьи данные, или клиент, на первом этапе реконструкции семейного опыта.

Обычно построение генограммы начинается снизу (по положению на листе бумаги, т.е. снизу вверх) — от семьи, живущей в настоящее время (назовем ее нуклеарной семьей). Затем начинается описание семейной истории со времени, когда встретились родители. Очень важно обращать внимание на подробности и детали, потому что в них часто кроются отгадки семейных ребусов и загадок. Далее строится история расширенной семьи, как со стороны матери, так и со стороны отца. Собирается информация об эмоциональной атмосфере в родительских семьях, о братьях и сестрах, о том, чем они занимаются в настоящее время. Здесь важно обращать внимание на точные даты событий, произошедших в родительских семьях, потому что они могут коррелировать с событиями в нуклеарной семье. Дальше — информация, касающаяся поколения бабушек—дедушек, затем, если это возможно, прабабушек и прадедушек.

На втором и третьем этапах работы по реконструкции с помощью генограммы легко проясняются традиции и закономерности семейной истории, которые передаются из поколения в поколение (смерть в раннем возрасте, алкоголизация, заключение в тюрьму, выбор профессии, поздние браки, разводы в определенный момент жизни семьи, «привычное» для семьи количество детей и т.п.).

Иногда генограмма помогает вытащить «скелет, спрятанный в шкафу». Это часто происходит при разговоре о тех, кто из членов семьи умер, потому что часто они оказываются как бы эмоционально выключенными из системы и тогда их необходимо «похоронить» и попрощаться с ними. Полезно обратить внимание и на того, о ком предпочитают не говорить, так как часто с этим персонажем бессознательно идентифицируют кого-то из живущих сейчас.

Генограмма содержит в себе огромное количество информации, представленной в схематическом виде на небольшом пространстве, что позволяет охватить всю историю семьи. В процессе ее построения члены семьи получают возможность самоидентификации, узнают о том, что действительно происходит в их семье, о своих исторических корнях и об их влиянии на настоящие отношения в семье.

2. Семейное пространство. Автор этой техники —Е. Coppersmith.

Суть ее в том, что клиенты на большом листе бумаги фломастерами или карандашами рисуют план родительского дома, где они жили до женитьбы. Если клиенты несколько раз меняли место жительства, их просят нарисовать план того дома, который наиболее запомнился. В дальнейшем в зависимости от целей работы внимание фокусируется на актуальных внутрисемейных конфликтах или же на истории семьи.

Использование этой техники возможно как при работе с одним членом семьи, так и с полной семьей. Тогда дома или на сессии каждый из супругов рисует свой план. Вопросы психолога (терапевта) на сессии позволяют прояснить атмосферу, царившую в родительских домах супругов. Вопросы направлены на прояснение мифов и правил родительских семей и их источников, на анализ внутрисемейных взаимоотношений, иерархии власти и проч., что полезно для выявления альянсов и разрывов внутри данной нуклеарной семьи.

Дети в это время смотрят и слушают. В дальнейшем детям можно предложить нарисовать план дома, в котором они в настоящее время живут с родителями, а родители молча наблюдают за процессом. Психолог задает детям вопросы, аналогичные вопросам для родителей.

3. Реконструкция по фотографиям. Идея использовать фотографии в семейной терапии принадлежит C.Anderson и Е. Malloy. Предложенная ими методика позволяет изучить влияние прошлого семьи на ее настоящее. При исследовании истории семьи в нескольких поколениях инструкция состоит в просьбе принести по три фотографии, представляющие каждое поколение.

В случае работы на консультативной или терапевтической сессии все члены семьи по очереди представляют выбранные ими фотографии и объясняют остальным, почему выбраны именно эти и какие чувства они вызывают. Терапевт обращает внимание на все нюансы процесса представления фотографий: скорость, последовательность, степень интереса и тревожности, реакцию семьи. Каждая фотография внимательно рассматривается с точки зрения близости членов семьи, уровня формальности отношений, отсутствия кого-либо.

Когда один член семьи представляет фотографии, остальных психолог (терапевт) стимулирует задавать вопросы и рассказывать о своих наблюдениях.

Техника фотографий помогает налаживанию контакта между членами семьи, отказу от устаревших ролей, формированию позитивного взгляда на собственный образ, на распределение ролей, подвергает сомнению семейные мифы и правила.

Семейную реконструкцию по фотографиям в учебных группах Института интегративной семейной психотерапии (Москва) делают по модифицированной методике его ведущие преподаватели А.Зенгер, М.А. Бебчук, Л.Чакаберия, О.В.Дианова.

Несколько участников образовательной программы получают задание отобрать и принести в группу произвольное количество семейных фотографий. Терапевтическая сессия начинается с прояснения запроса и ожиданий, а затем во время рассказа о семейной истории в отобранных фотографиях и демонстрации их группе происходит «фокусировка» на определенных темах семьи. В дальнейшем по заданной процедуре участник отбирает одну самую значимую, самую эмоционально-насыщенную фотографию. Выбрав членов группы на роли присутствующих на фотографии членов семьи, он (участник) скрупулезно, в мельчайших деталях воспроизводит в пространстве группы сюжет снимка. Он как бы лепит то, что изображено на фотографии. Члены группы, исполняющие роли, замирают, а затем словесно отражают, вербализуют свое состояние «на этой фотографии». Итогом этой работы становилась некая «идеальная» фотография, которая и запечатлевалась фотоаппаратом.

4. Работа с образами-воспоминаниями событий в родительской семье. Техника разработана W. Morris. Как правило, методика используется в реконструкции на третьем этапе при индивидуальной работе без группы. Клиентам предлагается в расслабленном состоянии представить себя детьми в определенном возрасте и вызвать образы своих родителей или других членов семьи. Часто методика используется в супружеской терапии для преодоления трудностей, связанных с путаницей ролей супругов и родителей, со взаимным непониманием чувств и позиций друг друга, разрывом между тем, что говорится, и тем, что реально делается. Техника позволяет помочь одному или нескольким членам семьи интегрировать свой ранний опыт в нынешнюю ситуацию и актуальное поведение, используя представления о прошлом для работы в ситуации «здесь и сейчас».

5. Семейная скульптура и семейная хореография.

Скульптура — очень действенная техника, предложенная Р. Рарр, О. Silverstain и Е. Carter. С ее помощью можно изображать прошлое и настоящее семьи и включать любое необходимое в терапевтических целях количество членов расширенной семьи.

Эта техника используется в рамках модифицированного варианта реконструкции при работе с одной семьей.

Терапевт объясняет семье, как эта методика помогает почувствовать, что значит быть членом этой семьи, ведь нередко это бывает легче показать, чем рассказать. В классическом варианте техники каждый член семьи по очереди показывает свое видение внутрисемейных отношений, изображая их в живой скульптуре так, чтобы позы и положение в пространстве отражали действия и чувства по отношению друг к другу. Терапевт предлагает скульптору обращаться с членами семьи так, как будто они сделаны из глины.

После того как каждый член семьи создал свою скульптуру «реальной» семьи, можно попросить создать скульптуру «идеальной» семьи.

Терапевт может проводить интервенции (по аналогии с интервенциями в технике «семейной доски»), т.е. вмешиваться в процесс, предлагать свои варианты, комментировать происходящее. Техника хорошо выявляет различия в представлении о семье у разных ее членов.

В качестве усиления терапевт может предложить «озвучить» скульптуру, т. е. попросить скульптора придумать для каждого члена семьи слово или фразу, которые лучше всего характеризовали бы поведение этого человека.

В ходе работы проявляются семейные ролевые образцы — треугольники, альянсы, специфические эмоциональные взаимоотношения, борьба за власть, близость, дистанция, границы. Особенно эффективна эта техника для семей с изощренными вербальными манипуляциями и сильным сопротивлением терапии.

Семейная хореография (D. Kantor, В. Duhl, F. Duhl, Р. Рарр) — вариант «семейной скульптуры». Каждого члена семьи просят расположиться в пространстве комнаты так, чтобы это отражало наилучшим образом проблему семьи. Затем терапевт помогает оживить сцену, сыграть ее. Семьей также проигрывается идеальная ситуация. При этом терапевт работает с кем-то одним, просит его изобразить реальную и идеальную позиции в семейной системе.

Для более четкой формулировки проблемы терапевт просит члена семьи кратко сформулировать то, что составляет суть его актуального состояния и положения в семье. Затем это делают все члены семьи по очереди.

Методика может оказаться полезной для перестройки взаимоотношений в нуклеарной семье, связывания симптома детей и образцов взаимоотношений их родителей.

6. Семейная «поваренная книга». В большинстве культур существует почтительное, почти религиозное отношение к пище. Охотники наделяли и наделяют сакральными функциями тушу убитого зверя, скотоводы — мясо домашнего животного, а земледельцы — основные сельскохозяйственные продукты. Мусульманские народы приравнивают пищу к Корану: клятва на ней считается такой же прочной, как и клятва, данная на Коране. Не разрешается наступать на пищу, переступать через нее, выливать или выбрасывать. В средней полосе России наиболее сакральным продуктом считался хлеб. Он как бы вмещал в себя счастье и благополучие дома или семьи.

Совместное принятие пищи (трапеза, застолье, воскресный обед, ежедневный ужин и т.д.) кроме утилитарной выполняет еще и социально-психологические функции, обрастая в каждой культуре, и в частности в культуре каждой семьи, своей историей, своими неповторимыми традициями, ритуалами, гласными и негласными правилами. Они затрагивают как форму принятия пищи (время, место, порядок рассаживания за столом, оживленная беседа или безмолвие во время еды и т.д.), так и ее (пищи) «содержание» (меню, количество и последовательность блюд и спиртных напитков, кулинарные предпочтения и запреты).

На первом, подготовительном, этапе семейной реконструкции (характеристики этапов см. выше) клиенту предлагается вспомнить несколько блюд, имеющих особое значение для его семьи. Это могут быть наиболее традиционные рецепты, т.е. те, по которым в семье готовят почти каждый день, или праздничные рецепты, используемые только в особо торжественных случаях. Это могут быть «фирменные блюда» кого-то из членов семьи (например, бабушкины блинчики с творогом или тетушкин салат из кальмаров). Клиент не ограничен в выборе. Более того, то, какие именно рецепты он приносит, дает определенные возможности для интерпретации или, по крайней мере, для предварительной гипотезы.

Так, например, если девушка, грузинка, родившаяся и выросшая в Москве, рассказывает о бабушкиных хачапури, сациви тети

Тамары и дедушкином вине, скорее всего, она очень уважительно относится к своему роду и чтит семейные традиции и национальный уклад, даже находясь внутри другой культуры. Или немолодой мужчина, с ностальгией рассказывающий о борщах, домашних пельменях и расстегаях, которые готовила его покойная мама, возможно, не слишком доволен своим браком, хотел бы получать от жены больше внимания, заботы и тепла.

Сбор рецептов в большинстве случаев предполагает необходимость контакта клиента с родственниками, порой даже с теми, кого он не видел несколько лет. Иногда сбор рецептов оказывается поводом для восстановления связи, помогает клиенту почувствовать свою принадлежность к роду, клану и взять частицу его силы.

Таким образом, на первом этапе работы по семейной реконструкции сбор рецептов способствует погружению в семейную историю и семейную реальность, формирует состояние «охваченности» ею, заставляет задуматься о семейных традициях и отношениях. Постепенно происходит кристаллизация запроса. При этом вовсе не обязательно, чтобы к концу первого этапа запрос был полностью и окончательно сформирован.

Работа по прояснению и уточнению запроса продолжается на втором этапе, когда «поваренная книга» приносится в группу. Обычно обсуждение семейных рецептов происходит в атмосфере всеобщей включенности и интереса: кто-то переспрашивает, какие компоненты используются для приготовления такого-то блюда, в какой последовательности что делается. Многие записывают. У некоторых прямо-таки «текут слюнки».

Задача терапевта на этом этапе состоит в прояснении запроса. Для этого используются следующие вопросы:

1. Что значит для вас это блюдо и какое место в вашей жизни занимает его автор?

2. Для кого обычно готовилось это блюдо? Кто любил его больше всего? Кто терпеть не мог?

3. Какой дух, какое настроение связаны с этим блюдом? Есть ли сейчас в вашей жизни или в жизни вашей семьи этот дух?

4. Какие отношения связывают тех, чьи блюда вошли в вашу «поваренную книгу»? Как это символически отражается в выбранных вами рецептах?

5. Есть ли в вашей семье утраченные рецепты? Что это значит для вас?

6. Какие чувства вызывают у вас воспоминания о рецептах вашей семьи? Что это значит для вас?

Рассказ о семейных рецептах создает в группе атмосферу безопасности, интереса и поддержки, что значительно снижает уровень сопротивления клиента. Сознание того, что то, что ценно и любимо в своей семье, интересно и значимо для других людей, придает уверенность и силу.

В ходе этой работы актуализируются чувства гордости, тепла, любви и благодарности к своей семье, принятие ее истории и реальности. Все это активизирует внутренние ресурсы клиента, помогает ему опереться на существующие в семье ресурсы. Описывая во всех подробностях семейную кулинарию, клиент все глубже погружается в семейную реальность и «разогревается» для дальнейшей работы.

На третьем этапе реконструкции происходит интеграция личного и семейного опыта клиента. При работе с семейными рецептами могут быть использованы такие техники заключительного этапа, как семейная расстановка, образы-воспоминания, психодраматическое проживание сцены, эпизода истории (например, «семья за обеденным столом»), метафорическое, символическое выражение семьи в виде любимых блюд ее членов, системно-структурная расстановка.

Все эти техники позволяют провести терапевтическую интервенцию с целью разрушения дисфункциональных треугольников, коалиций и феномена «сплетенности», преодоления эмоциональных разрывов, а также с целью позитивного переформулирования семейной истории, перераспределения акцентов и энергии, освобождения семейных ресурсов.

На учебных семинарах Института интегративной семейной терапии системно-структурная расстановка используется в качестве демонстрации одной из возможных техник работы с семейной «поваренной книгой».

Клиентам (участникам образовательной программы) предлагается выбрать людей из группы на роли авторских блюд их родственников и «сервировать» ими «стол» — рабочее пространство. В ходе работы с помощью метода системно-структурной расстановки становятся очевидны «слепые пятна» семейных историй, дисфункциональные связи и семейные коалиции, эмоциональные разрывы и болевые точки. В результате удается найти оптимальный способ «сервировки», при котором «блюда» занимают подобающее им место.

7. Семейные реликвии. В качестве семейных реликвий могут выступать самые различные вещи: фамильные драгоценности, часы, ордена, медали, боевое оружие, документы, посуда, предметы быта, книги, дневники, письма, открытки, игрушки, срезанные детские локоны, бирки из роддома и многое другое. Это любая вещь, доставшаяся нам от предков и хранящая память о них.

Как правило, в семьях хранятся вещи, связанные с наиболее важными, значимыми фигурами семейной истории. Соприкосновение с ними дает клиенту ощущение опоры, надежного тыла, что, как известно, является хорошим ресурсом.

На первом этапе семейной реконструкции клиенту предлагается подобрать одну или несколько семейных реликвий, наиболее значимых для него сейчас или связанных с наиболее значимыми для него фигурами.

Конечно, это не простая задача для современного россиянина.

Во-первых, большинство российских семей очень бережно относятся к старым вещам, которые, даже перестав быть нужными, еще много лет хранятся на антресолях. Сделать выбор из такого многообразия очень сложно. Возможна и обратная ситуация, когда семья, переезжая на новое место жительства или кочуя с места на место (что в истории нашей страны не было редкостью), берет с собой лишь минимум вещей, необходимых для жизни. И тогда все напоминания о прошлом остаются в этом самом прошлом.

Во-вторых, подчас реликвии оказываются или слишком громоздкими (бабушкин буфет или прабабушкин сундук), или слишком хрупкими (фарфор, старинные книги), или слишком ценными (бриллиантовая диадема). И тогда почти нереально показать эту вещь группе.

В-третьих, реликвии могут быть весьма интимного свойства (любовные письма, предметы туалета и т.п.), и представление их публике также нежелательно.

Однако трудности эти преодолимы, и на первом этапе работы с реликвиями происходит погружение в семейную историю, мифы и традиции. Клиент собирает информацию у родственников о хранящихся в семье вещах и их первых хозяевах, размышляет о предках и их роли в его судьбе. Все это помогает формированию запроса.

На втором этапе, когда отобранные реликвии приносятся в группу, продолжается работа по прояснению и уточнению запроса. Как правило, рассматривание реликвий и рассказ о них создают в группе атмосферу благоговейного трепета и уважения, что, безусловно, благотворно сказывается на состоянии клиента, наполняя его гордостью и уважением к собственным корням.

Задача терапевта на этом этапе состоит в прояснении запроса. Для этого используются следующие вопросы:

1. Чья это вещь? Что значит этот человек в вашей судьбе и для вашей семьи?

2. У кого хранится эта вещь? Как с ней обращаются? Принято ли демонстрировать ее гостям?

3. Какие мысли и чувства рождает в вас соприкосновение с этой вещью? Какие воспоминания навевает?

4. Знаете ли вы историю этой вещи и ее обладателя достаточно полно, или эта история полна загадок и тайн, «белых пятен»?

5. Если вы являетесь хранителем этой вещи, то кому и когда вы передадите ее для дальнейшего хранения? Зачем? Как бы вы хотели, чтобы с ней обращались?

Все глубже погружаясь в контакт с «материальным свидетельством» семейной истории, ощущая интерес и поддержку группы, клиент испытывает все меньшетревоги и все больше чувствует уверенность в своих силах. На этом этапе запускается процесс примиренияи принятия своихкорней такими, каковы они есть. Постепенно формируется готовность к терапевтической интервенции третьего этапа.

В качестве техник работы на заключительном, третьем, этапе могут быть использованы такие техники, как семейная расстановка, семейная скульптура, образы-воспоминания, психодраматическое проживание сцены или эпизода истории, системно-структурная расстановка.

Семейные расстановки

Технику предложил Bert Hellinger. Выполняется в группе. Клиент, т.е. тот, кто выразил желание выполнить расстановку, выбирает участников группы на роли членов семьи. Обычно выбор облегчается благодаря общей концентрации на предъявляемом случае и включенности членов группы в групповой процесс.

Предполагается, что те, кто представляют членов семьи, как правило, испытывают в ситуации семейной расстановки то же самое, что и реальные члены семьи. Если кто-то из предков клиента (а расстановка центрирована не столько на живых, сколько на ушедших или дистанцировавшихся членах семьи) взял на себя, например, вину и не очистился от нее, то она передается следующим поколениям (убийство, развод, насилие и т.п.). Даже если это не обсуждается в семье, потомки чувствуют, что в их прошлом есть что-то темное, и тогда они ведут себя соответствующим образом. Иногда исполнитель роли «темной» фигуры, о которой обычно умалчивают, или любой другой роли может давать неожиданные или даже неадекватные реакции, по которым можно судить об истинном положении дел в семье.

В авторском варианте техники не предусматривается подготовка клиента дома (т.е. первый этап семейной реконструкции). По наблюдениям сотрудников Института интегративной семейной психотерапии, практикующих этот метод в России, эффективность и устойчивость результата семейной расстановки как техники повышаются, если она используется в рамках прологированного процесса — семейной реконструкции. В качестве основных причин этого называются две.

1. Огромная часть работы, которую клиент делает сам на подготовительном этапе, и решение задач, стоящих на этом и последующих этапах (см. выше), способствуют принятию клиентом результата расстановки (не только сразу после ее завершения, но, что гораздо важнее, по прошествии времени) и ответственности за этот результат.

2. Сбор информации на подготовительном этапе меняет внутрисемейные взаимоотношения. Нередко в этот момент происходит встреча родственников, которые не виделись уже многие годы. Члены семьи знают, что каждый из них не единственный, у кого собирались данные, знают, что у их семейной истории будут слушатели в лице группы, знают, что один из членов семьи готов к переменам, и поддерживают его в этом, предоставляя свою часть информации. Таким образом обеспечивается принятие результата, а следовательно, и его устойчивость уже на уровне семейной системы.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарий к статье

Войти с помощью: 

Мы не размещаем навязывающуюся, эротическую, шоковую и любую другую плохую рекламу. Сайт живет за счет рекламы. Пожалуйста, отключите блокировщик рекламы для этого сайта

Обнаружен включенный блокировщик рекламы

Мы не размещаем навязывающуюся, эротическую, шоковую и любую другую плохую рекламу. Сайт живет за счет рекламы. Пожалуйста, отключите блокировщик рекламы для этого сайта

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: