1.2. Происхождение жизненных позиций

Стандартный
0 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 5 (0 оценок, среднее: 0,00 из 5)
Для того чтобы оценить запись, вы должны быть зарегистрированным пользователем сайта.
Загрузка...


В ТА нет полного согласия относительно причин и времени возникновения жизненных установок. Берн считал, что «жизненная позиция принимается в раннем детстве (от трех до семи лет) с целью оправдать решение, основанное на более раннем опыте». Другими словами, по Берну, сначала идут решения, принятые в раннем детстве, а затем — жизненные позиции, которые принимаются в более позднем детском возрасте с целью оправдания. Например, младенец может принять следующее решение: «Никогда в жизни я больше никого не полюблю, так как моя мать не любит меня». Затем он оправдывает это решение, начиная верить, а то, что «меня никто никогда не полюбит», что переводится на языке ТА как утверждение: «Я — плохой». Если маленькую девочку оскорбляет отец, она может решить: «Я никогда больше не буду доверять мужчинам, так как отец плохо обращается со мной». Затем она обобщает это и приходит к убеждению, что «мужчинам нельзя доверять» или «Они — плохие».

По мнению Клода Стайнера, жизненные позиции принимаются гораздо раньше, уже в первые месяцы кормления ребенка. Для Стайнера установка (Я +, Ты+) находит свое отражение в приятной атмосфере взаимозависимости между сосущим ребенком и его матерью. Он приравнивает ее к позиции «основного доверия», описанной специалистом в области детского развития Эриком Эриксоном, которая «представляет собой такое состояние дел, при котором младенец чувствует, что он живет в гармонии с миром и все в мире находится в гармонии с ним».

Стайнер считает, что вначале все дети начинают с позиции (Я+, Ты +). Она меняется только в том случае, если что-то вмешивается в их взаимоотношения с матерью, например когда ребенок начинает ощущать, что мать перестает защищать его и заботиться о нем, как она это делала ранее. Некоторые дети само рождение воспринимают как подобную угрозу. В ответ на эти неудобства малыш может решить, что (Он -) или что другие люди не хороши, перейдя из состояния «основного доверия», по Эриксону, в состояние принципиального недоверия. В соответствии с этим принципиальным представлением о себе и окружающих, ребенок начинает писать собственный сценарий жизни, который затем методично и последовательно реализует, наблюдая все вокруг себя только с определенной позиции, например сквозь черные или розовые очки.

Таким образом, Стайнер согласен с мыслью Берна о том, чте жизненные позиции оправдывают сценарные решения. Однако, по Стайнеру, сначала принимаются жизненные установки, а после этого сценарные решения. Итак, жизненную позицию (= установку) можно определить как совокупность «основных представлений о себе и окружающих, которые призваны оправдать решения и поведение человека » (22).

В свою очередь, решение — это мнение о наилучшем имеющемся в наличии способе выживания и удовлетворения потребностей, связанном с ограниченными возможностями для ребенка чувствовать, понимать, интерпретировать и тестировать реальность. А сценарий жизни — это бессознательный план жизни, принятый в детстве, усиливаемый родителями и оправдываемый ходом событий (22).

«Мы называем сценарием жизни то, что человек еще в детстве планирует совершить в будущем, а жизненный путь — это то, что происходит с ним в действительности» (2).

Жизненный путь в некоторой степени предопределен генетически, а также отношением, которое создают родители, и различными внешними обстоятельствами. Болезни, несчастные случаи, война способны сорвать даже самый благополучный жизненный план. То же может случиться, если «Герой» вдруг войдет в сценарий какого-нибудь незнакомца, например хулигана, убийцы или автолихача. Комбинация подобных факторов может закрыть путь для реализации определенной линии и даже предопределить трагический жизненный путь. Обычно это происходит, когда мы имеем несчастье столкнуться с людьми, которые не живут сами и получают наслаждение (конечно, в скрытом даже от себя виде, как бы случайно и под давлением обстоятельств, и из лучших побуждений), разрушая судьбы других или просто преследуя свои цели, несмотря ни на что.

Жизненные сценарии основываются в большинстве случаев на Родительском программировании. Они передают свое понимание жизни, опыт, привычки, все то, чему научились (или думают, что научились). Если они Неудачники, то передают свою программу неудачников, если Победители, то, соответственно, учат побеждать. И хотя результат предопределен предками в добрую или дурную сторону, ребенок может избрать свой собственный сюжет, путь к запланированному финалу.

«В целом, как показывает мифология и практическая деятельность, к прародителям относятся с благоговением или ужасом, тогда как родители вызывают восхищение или страх» (2).

К восьми годам у детей развивается представление о ценности всего вокруг. К этому времени выкристаллизовывается их жизненный опыт, и они решают, что он означает для них, какие роли и как они собираются играть: такие дни являются днями решений для ребенка (3).

Понятно, что, когда решения принимаются слитком рано, они могут оказаться совершенно нереалистичными. Они, по всей вероятности, и будут отчасти искаженными или нерациональными, так как ребенок воспринимал мир лишь через призму собственного существования. Эти искажения могут достичь различной степени патологии, от непосредственности в поведении до серьезных нарушений. Тем не менее они кажутся логичными и имеющими смысл для ребенка в тот момент, когда он принимает их.

Первоначальное сценарное программирование начинается еще в период кормления и происходит в виде кратких указаний, которые позже «перерабатываются» в сложные трансакции. Обычно это двусторонние сцены, в которых участвует младенец и мать, иногда с появляющимися зрителями со стороны. В это время они связаны краткими фразами и отдельными словами (2).

Пройдут года, но сформировавшиеся тогда ощущения благополучия или неблагополучия, вытесненные из сознания по причине малого словаря и давности лет, будут с неизменным упорством напоминать о себе смутными ощущениями или туманными состояниями. Их можно будет наблюдать в человеке в виде слабо осознанного автоматизма, стандартизированной реакции или навязчивого, иногда болезненного, настроения, навыка или принципиальной точки зрения на все вокруг. Эти решения, переходящие позднее в установки, во многом определят жизненный путь маленького человечка.

Поскольку человек есть результат миллиона разнообразных мгновений, состояний ума, различных приключений его предков, но рождается он от двух родителей, to углубленное исследование его может открывать много сложностей и явных противоречий. Тем не менее все же можно найти одну основную установку, возможно искреннюю или неискреннюю, непластичную или небезопасную, на которой базируется вся жизнь и согласно которой человек играет свои игры в соответствии со сценарием. Эта позиция необходима человеку для того, чтобы чувствовать себя уверенно, как бы стоящим «обеими ногами на твердой почве». Отказаться от нее ему так же немыслимо, как вынуть фундамент из-под собственного дома, не разрушив его.

Перейдем к рассмотрению наиболее ярких разновидностей жизненных установок.

Простейшие двухсторонние позиции — это Ты и Я. Они основываются на убеждениях, которые впитываются с молоком матери, и наиболее ярко проявляются в критических обстоятельствах. Это может быть, к примеру, стрессовая, личностно значимая или конфликтная ситуация.

Изобразим их сокращенно так:

плюс (+) — это хорошо, минус (-) — это плохо.

Сочетание этих элементов дает нам в результате четыре установки:

(Я + , Ты +) = успех;

(Я—, Ты—) = безнадежность;

(Я+, Ты—) = превосходство;

(Я—, Ты +) = депрессивность.

Но прежде позволим себе заметить, что позицию иногда можно изменить; это возможно только при воздействии внешних обстоятельств. Устойчивые изменения могут происходить как бы изнутри, спонтанно либо с помощью психотерапевтического воздействия (профессионального лечения). А могут наступать и благодаря возникшему сильному чувству любви — этому целителю, представляющему собой естественную психотерапию.

Установка (Я —, Ты +): «У меня неблагополучно, у вас благополучно» = «Моя жизнь ничего не стоит»

Это универсальная установка раннего детства, являющаяся логическим заключением ребенка и вытекающая из ситуации его абсолютной беспомощности и зависимости по сравнению с заботящимися о нем всемогущественными великанами, которые именуются взрослыми. В этой позиции имеется ощущение благополучия, как следствие поглаживаний и ласк, поскольку в первый год жизни без ухода, даже минимального, младенец не выживет. Имеется также установка неблагополучия (бессилие, неумение владеть собой и ситуацией) — заключение о самом себе.

Разрыв Адлера с Фрейдом касался именно этого пункта: в основе жизненной борьбы человека лежит не секс, а скорее чувства собственного неблагополучия, которые кажутся универсальными. Он заявил, что ребенок, в силу своей малости и беспомощности, неизбежно считает себя неполноценным относительно взрослых людей.

Адлер оказал большое влияние на Харри Стек Салливена, центральным вкладом которого в психоаналитическую мысль была его концепция «межличностных отношений», или трансакций. Он утверждал, что ребенок строит свою самооценку в целом на мнении других, что он назвал «рефлективными оценками». Он говорил, что «малышу не достает багажа и опыта, необходимого для формирования точной картины самого себя, так что его единственным ориентиром являются реакции других «на него». Причины поставить эти оценки под вопрос очень малы, во всяком случае, он слишком беспомощен, чтобы изменить их или протестовать. Он пассивно принимает суждения, которые первоначально .передаются путем эмпатии, а также словами, жестами и действиями… Таким образом, собственные отношения, усвоенные в раннем периоде жизни, всегда удерживаются личностью наряду с некоторым допускаемым влиянием экстраординарных обстоятельств окружения и изменением благодаря более позднему опыту» (27).

При этой установке личность чувствует себя зависимой от сострадания других. Здесь есть надежда, так как имеется источник поглаживаний — ваше благополучие, — даже если эти ласкания непостоянны. Такой человек чувствует огромную потребность в одобрении и поддержке, рискуя прослыть липучкой: «Что я должен сделать, чтобы заслужить их симпатию?»

В глазах других это существо будет казаться обузой, болезненно реагирующей на любое проявление невнимания. Такая личность ищет друзей и общения с теми, у кого сильный компонент Родитель, так как здесь будет больше одобрения, контроля и ответственности, а следовательно, можно без излишних сложностей приступать к разыгрыванию роли маленького, беспомощного котенка, который только и способен радоваться жизни, играть да получать очередную порцию любви, а правда жизни, борьба за существование — это привилегия сильных, при которых и за счет которых он намерен жить в качестве миленькой приживалки.

Такая личность стремится, готова, согласна исполнять требования других. Некоторые из наших «лучших людей» таковы по причине усилий, направленных на то, чтобы заслужить одобрение. Однако они всю жизнь взбираются на горы, и когда они достигают вершины одной горы, перед ними возникает другая. «Мое неблагополучие пишет сценарий; ваше благополучие (а я хочу быть, как вы) пишет контрсценарий». Но ничего не ведет к счастью или к чувству устойчивой ценности, пока не меняется установка: «Не имеет значения, что я делаю, у меня все еще неблагополучно».

Имеется два пути, посредством которых люди могут изжить эту установку. Во-первых, следует изменить жизненный сценарий, который утверждает неблагополучие. Его бессознательно записывает компонент Дитя. Сценарий может предусматривать бегство от жизни, так как она слишком тягостна среди благополучных людей. Здесь возможно искать одобрения, поверив или вступив в тщательно разработанную желаемую жизнь.

Сценарий другой личности может предусматривать поведение, в результате которого другие проявляют недовольство (или отрицательное одобрение), и она снова встает перед своим неблагополучием. Это и есть причина появлений «плохих маленьких детей»: «Вы сказали, что я плохой, и я буду плохим!» — своеобразная протестующая месть за собственную несостоятельность. Такой человек может рвать и метать, жаловаться и брюзжать на своем жизненном пути и прийти таким образом к единственно постоянной для мошенника честной установке, на которую он может положиться: Я -, Ты +. В этом есть что-то жалкое, но лишь это чувство поддерживает установку цельной, но и оно же ведет к отчаянию и безысходности. Поскольку он плох по определению, то получить мирские блага естественным способом не представляется возможным; ему остается либо выклянчивать их, как нищенке, либо красть или обманывать, разыгрывая всевозможные роли, но такое лицемерие не может удовлетворить, поскольку вызывает ответное притворство, а полученные или судорожно выцарапанные наслаждения оказываются в результате дешевыми подделками.

В социальном смысле позиция (Я —, Ты +) приводит к отдалению от людей и самоуничижению, передаваемому детям. Носители такой позиции склонны сознательно унижаться перед различными людьми, используя при этом их слабости. Это в основном меланхолики, неудачники, нытики; люди, которые мучают сами себя самоедством и одиночеством. На жаргоне это называется «отказаться от принадлежности к человеческой расе», и терапия, естественно, заключается в том, чтобы пациент восстановил свое членство, получил назад свой членский билет, от которого он отказался где-то между годами младенчества и подростковым возрастом.

В менее серьезных случаях возможен определенного рода компромисс. Так, например, имеется опыт создания специальных центров социальной реабилитации для бывших преступников, людей, потерпевших крушение в жизни. Каждый из таких людей упорно держится за членство в компании неблагополучных своего типа, получая некоторую порцию признания, если носит униформу и придерживается выработанной здесь культуры.

У людей, которые строят свою повседневную жизнь с этой позиции, среди самых распространенных предикатов, выносимых из детства, выделяются те, которые касаются обращения с деньгами и всего с этим связанного: «Есть бедные и богатые. Я принадлежу к бедным». Если такому человеку случится получить много денег, то он не становится Небедным человеком, он просто Бедный человек, у которого оказалось много денег.

Окончательное решение по этой установке — отказ от нее (ведущий к поиску помощи) или самоубийство.

Наиболее общий способ изжить эту установку — создать контрсценарий (также бессознательно) с заимствованием из компонента Родителя: «У тебя может быть благополучно, если…» Когда же установка вскрыта и изменена, достижения и мастерство, явившиеся из контрсценария, могут очень помочь личности в построении новой и сознательной жизненной позиции со Взрослым компонентом.

Следует заметить, что позиция (Я -, Ты +), впрочем, как и три другие, может проявляться в трех совершенно отличных по сути вариантах поведения и при внешней сходности принципиально отличаться по происхождению:

  1. С одной стороны, мы имеем дело с человеком в какой-то степени «аномальным», и в этом заключается его беда. В силу различных причин (родительское «программирование»; решение, принятое в состоянии сильного эмоционального потрясения и боли, сопровождающееся заниженным уровнем сознания и перешедшее в несознательную реакцию (27); или разновидность мироощущения) данная установка заняла доминирующую позицию и окрасила как саму личность, так и весь окружающий ее мир в определенную «цветовую гамму». Понятно, что такой человек оказался как бы пойманным в ловушку собственных константных реакций и теперь сам страдает от этого, независимо от того, проявляется ли это в виде агрессии или подавленности. В данном случае мы имеем дело с неосознанными, подавленными либо вытесненными конфликтами, которые после квалифицированной» коррекционной работы в значительной мере будут осмыслены и ослаблены.
  2. С другой стороны, подобную позицию может совершенно сознательно занимать манипулятор или авантюрист, разыгрывающий роль слабака и старающийся поиметь для себя какую-либо выгоду. Очевидно, что такому человеку психологическая поддержка вряд ли будет необходима, по крайней мере по его мнению.
  3. С третьей стороны, любой человек переживает в жизни взлеты и падения. Общеизвестно, что кризисные периоды, связанные с дальнейшим развитием, могут сопровождаться депрессивными состояниями—собственной неудовлетворенности и осознания своего несовершенства.

Следовательно, необходимо различать жизненную позицию (Я—, Ты +) от маски и от состояния, переживаемого как (Я—, Ты +), так как оно может протекать так же выразительно и глубоко, но будет отличаться от установки относительной кратковременностью и нестабильностью. Например, в подростковом возрасте люди склонны чаще и острее переживать неуверенность в себе и сомнения. В такие периоды терзаний психологическая помощь желательна и полезна, поскольку сможет оказать необходимую поддержку и уменьшить объем негативных переживаний.

Установка (Я—, Ты—): «У меня неблагополучно, у вас неблагополучно» = «Жизнь вообще ничего не стоит»

В конце первого года жизни происходит нечто замечательное — ребенок пытается ходить. Его не надо больше носить на руках; телесный контакт уменьшается. Если его мать сурова и неласкова, если она заботилась о нем в первый год жизни только из чувства долга, тогда с момента овладения ходьбой его «младенческие дни» кончаются, а с ними прекращаются ласки и утешения. Вдобавок вместе с увеличением активности наказания становятся все более тяжкими и частыми: ведь он уже способен вылезать из кроватки и дотрагиваться до разных вещей; он не остается на одном месте и этим доставляет массу хлопот и раздражения. А из-за собственной подвижности он чаще причиняет себе боль и повреждения. Словом, комфортная жизнь первого года теперь становится иной. На фоне увеличивающихся испытаний поглаживания, одобрения и ласки уменьшаются, а порой и заменяются наказаниями.

Если это тяжкое состояние заброшенности длится без облегчения, на втором году жизни ребенок заключает, что и у них неблагополучно. При такой установке Взрослый компонент прекращает развиваться, а личность сдается, поскольку нет никакой надежды и стимула к развитию, нет образа, к которому следовало бы тянуться, и любви, которой бы хотелось быть достойным.

Ребенок привыкает просто тратить жизнь и в конечном счете может кончить ее в заведении по излечению умственных расстройств в состоянии крайнего бегства от жизни с регрессирующим поведением, отражающим смутное, архаическое желание вернуться назад, к первому году жизни, когда он получал единственную, какую он когда-либо знал, ласку — как младенец, которого держали и кормили.

Трудно представить себе человека, прошедшего жизнь без какой-либо ласки: даже при холодной матери всегда найдутся лица, способные позаботиться о малыше. Однако если отношение к окружающему миру уже определилось, теперь все переживания интерпретируются выборочно, чтобы поддерживать стабильность сформировавшейся установки. Словом, позиция (Ты -) переносится и применяется теперь ко всем остальным людям: малыш отвергает любые одобрения, хотя те могут быть и искренними — такова фиксированная природа установки.

Имеется условие, при котором позиция (Я—, Ты—) может быть первоначальной, исходной; таковы условия для ребенка, больного аутизмом (от греч. auto — сам — форма нарушения контактов, уход от реальности в мир собственных переживаний, где аутическое мышление подчинено аффективным потребностям, его произвольная организация нарушена, при сохранении произвольности мышления все это находится в границах нормы), он остается психологически не рожденным. Инфантильный аутизм (задержка в развитии организма на фоне неумения устанавливать контакт) является реакцией неразвитого организма в ответ на катастрофический стресс во внешнем мире, где нет никакого тепла, поддержки и одобрения, которые бы достигали его. Это ребенок, который в первые недели своей жизни не чувствовал себя спасенным от тяжелых переживаний рождения; можно сказать, что он не нашел «никого там, во вне» после своего катастрофического изгнания в жизнь.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.





Комментарий к статье

Войти с помощью: 

Мы не размещаем навязывающуюся, эротическую, шоковую и любую другую плохую рекламу. Сайт живет за счет рекламы. Пожалуйста, отключите блокировщик рекламы для этого сайта

Обнаружен включенный блокировщик рекламы

Мы не размещаем навязывающуюся, эротическую, шоковую и любую другую плохую рекламу. Сайт живет за счет рекламы. Пожалуйста, отключите блокировщик рекламы для этого сайта

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: