ФРЕЙДИСТСКАЯ СОЦИОЛОГИЯ

Стандартный
0 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 5 (0 оценок, среднее: 0,00 из 5)
Для того чтобы оценить запись, вы должны быть зарегистрированным пользователем сайта.
Загрузка...


Это расщепление психики и личности первобытного человека объяснялось Фрейдом тем, что якобы в результате убийства и каннибалистского акта первобытные люди обрели неведомое нм ранее чувство вины, которое испытывали братья перед убитым и съеденным отцом, и чувство страха разделить впоследствии его участь. По мысли Фрейда, эти чувства вынудили братьев-отцеубийц заключить своеобразный общественный договор об отказе от сожительства с женами отца (запрещение инцеста) и об отказе от убийства (запрещение убийства).

Так, по Фрейду, чувства вины и страха привели первобытных людей к установлению табу (норм-запретов поведения) и первых социальных ценностей.

Мифологизируя жизнь первобытной орды, Фрейд экстраполировал эту мифологизацию на жизнь современного общества. Он утверждал, что последовательный прогресс цивилизации был во многом обусловлен чувствами вины и страха, которые инициировали первые ограничения изначальных и вечных аморальных влечений (инцеста и убийства), вытекающих из Эдипова комплекса. Однако, по Фрейду, влечения эти не исчезали, а передавались от поколения к поколению столь стабильно, что вполне отчетливо проявляются и в современных людях, хотя и подавляются, как правило, индивидуальным сознанием и общественной моралью.

Фрейд полагал, что установление первых норм-запретов древнего общества (табу) обусловило переход сю к другому уровню организации — от орды с жестоким и ревнивым самцом во главе к братской общине с коллективной ответственностью, что послужило толчком к развитию общества и цивилизации.

Наряду с установлением системы табу, другим весьма важным историческим фактором этого периода Фрейд считал возникновение первобытной религии (тотемизма), суть которой трактовалась им как символическое воскрешение убитого самца в образе зверя-тотема, место которого впоследствии занял бог.

Существенным элементом теории Фрейда о происхождении культуры и религии была его концепция фетишизма, который трактовался им как один из основных компонентов религиозного миросозерцания и повеления.

Понимая под фетишизмом поклонение неодушевленным предметам, которым приписывались сверхъестественные свойства, Фрейд правильно подчеркивал роль фетишизма как одного из наиболее общих и постоянных элементов религии, верно подметил, что в первобытном обществе фетиш являлся предметом поклонении и почитания как независимый объект, а не потому, что в нем усматривалось присутствие какого-либо духа Однако в понимании природы фетишизма многое было интерпретировано Фрейдом некорректно в силу того, что его источником он считал детские эротические впечатления и не обратил должного внимания на его связь с культом плодородия.

Известное место в изучении Фрейдом религиозных верований и первобытного мышления заняли исследования и анализ мифов как явлений, формирующихся под влиянием психоэротических сил.

В общем Фрейд рассматривал мифологическое миросозерцание как «проектированную во внешний мир психологию», как своеобразный результат символической сублимации бессознательных эротических влечений. В этой связи сущностная основа мифологических образов сводилась им по существу к процессам с на и сновидений, а сами мифы рассматривались как некий коллективный сон народа, который может быть истолкован с помощью предложенной сексуальной символики сновидений. Впоследствии эти идеи получили значительное развитие в трудах ученика Френда К. Юнга.

К числу факторов, способствовавших образованию культуры и прогрессу цивилизации, Фрейд относил возникновение религиозных верований и религиозных систем. При этом сама религия и ее идеология рассматривались им как производные от деятельности биопсихических механизмов, а социальные источники религии освещались им недостаточно полно.

Фрейд в целом правильно подметил, что среди основных причин, обусловливающих возникновение религии в первобытном обществе, было бессилие людей перед природой. В этой связи одной из важнейших функций религии первобытного общества он считал ее роль как силы, иллюзорно защищающей человека от произвола природы. Наряду с этим Фрейд обращал внимание и на другую функцию религии — функцию защиты человека от несправедливостей культуры. «Я старался показать,— писал Фрейд,— что религиозные представления выросли из той же потребности, как и все другие достижения культуры, т. е. из необходимости защищаться против подавляющего превосходства сил природы. К этому присоединился и другой мотив — стремление исправить тягостные для людей несовершенства культуры».

Утверждая, что «примитивный человек является жертвой постоянно подстерегающего его чувства страха», Фрейд истолковывал само суеверие как нечто такое, что в значительной мере может быть определено как «ожидание несчастья». Постоянный страх и тревожное ожидание несчастья истолковывались Фрейдом в качестве одного из базисных источников возникновения религиозных представлений.

По Фрейду, возникновение религиозности и религии обусловливается биологическими и психическими причинами, которые выступают в качестве единого биопси-хического источника. Началом и основой религии является Эдипов комплекс, в котором будто бы совпадает «начало религии, нравственности, общественности и искусства».

Указывая, что, согласно психоаналитическому пониманию, «в комплексе, связанном с родителями, мы усматриваем корень религиозных потребностей, всемогущий праведный бог и благодетельная природа кажутся нам величественным сублимированием отца и матери, еще больше, возобновлением и восстановлением ранних детских представлений об обоих», Фрейд подразделил все религии на отцовские и материнские. К материнским религиям, в которых символическое влечение к матери преобладает над запретами отца, Фрейд относил главным образом восточные религии (Астарты и Ваала), а к отцовским, в которых запреты отца преобладают над влечением к матери,— иудаизм.

В общем, как полагал Фрейд, любой бог может быть понят как символизированный и возвеличенный отец первобытной орды. «Психоаналитическое исследование,— писал Фрейд,— показывает с особенной ясностью, что каждый создает бога по образу своего отца, что личное отношение к богу зависит от отношения к телесному отцу и вместе с ним претерпевает колебания и превращения и что бог в сущности является не чем иным, как превознесенным отцом».

Среди многообразных попыток Фрейда проникнуть в сущность религиозных верований и оценить их роль в социальной системе известный интерес представляло его стремление установить функции богов. Фрейд правильно подметил изменение функций богов в процессе развития религиозного миросозерцания, показав, как боги порой начинают выполнять функции, прямо противоположные первоначальным. Если вначале бог психологически способствует уменьшению страха человека (т. е. выступает как доброе начало), то в процессе развития религии функции божества претерпевают своеобразное отчуждение, и в конечном счете «добрый бог» сам становится источником страха.

Признавая, что религия «содействовала укрощению антисоциальных влечений, однако не в достаточной мере», Фрейд обратил внимание на несомненное сходство содержания и формы навязчивых действий невротиков и религиозных обрядов.

Проводя четкую аналогию между религией и неврозом навязчивости, Фрейд сформулировал крамольное утверждение о том, что «религию можно было бы назвать общечеловеческим неврозом навязчивости, которая, как и детский невроз, происходит от Эдипова комплекса, из отношения к отцу».

Психоаналитический анализ религии привел Фрейда к выводу о том, что религиозные иллюзии «являлись сильнейшей защитой от невротической опасности для людей, которых они связывали»: «верующий в высокой степени защищен от опасности заболевания известными неврозами: тот факт, что он получил общий невроз, снимает с него задачу развития первоначального невроза». Мнение Фрейда об известной позитивной психотерапевтической ценности религиозных верований, обладающих своеобразными свойствами профилактической психотерапии, пожалуй, можно принять. Но при этом необходимо отметить и другую сторону этой проблемы — религиозные верования нередко инициируют и провоцируют возникновение различных невротических и психопатических состояний.

Атеистическое отношение Фрейда к религии заключало в себе немало своеобразных элементов, но он однозначно заявлял о том, что «безнравственность во все времена находила в религии не меньшую опору, чем нравственность» и что «сохранение современного отношения к религии представляет для культуры гораздо большую опасность, чем отречение от него». Более того, размышляя о возможных путях развития культуры, Фрейд указал на решающую роль науки в крушении религии и се предпосылок.

Важной составной частью фрейдистской социологии явилась психоаналитическая интерпретация разнообразных феноменов межличностных отношений и психологии масс.

Среди многообразных проблем этой части учения 3. Фрейда значительное место занимает анализ природы социальных связей, исследование сущности организаций и групп, изучение явлений массовой психологии и поведения разнообразных социальных общностей.

Следует отмстить, что примечательной особенностью фрейдовских изысканий в данных областях было то, что они осуществлялись на основе его понимания природы и сущности человека с использованием наработанной индивидуалистической методологии.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.





Комментарий к статье

Войти с помощью: 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: