ТРУДНЫЕ ПУТИ СЕКСУАЛЬНОГО ВОСПИТАНИЯ

Стандартный
0 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 5 (0 оценок, среднее: 0,00 из 5)
Для того чтобы оценить запись, вы должны быть зарегистрированным пользователем сайта.
Загрузка...


Парадокс состоит в том, что и сейчас, в эпоху равноправия, нее так же считается, что приобретенная будущим мужем в его холостой жизни некоторая сексуальная опытность хорошо повлияет на супружескую жизнь, а такой же опыт у женщины порождает подозрения, что она вела себя аморально, а это часто принуждает ее унизительно оправдываться и долгие годы испытывать чувство вины.

Парадокс заключается также в том, что, хотя в настоящее время молодая женщина вполне способна материально обеспечить себя и своих близких, (ее добродетель уже не является платой

за угол и миску супа), хотя часто это образованный, интеллигентный человек, вносящий вклад в жизнь общества, в интимной жизни она покоряется стереотипам, возникшим в викторианской Англии, когда считалось, что «ножки следует закрывать даже у рояля».

В представлениях о сексе переплетаются самые различные источники: семейные традиции, разговоры со сверстниками, знания, полученные в школе, наблюдения за поведением других, случайные фильмы и книги и, наконец, собственный опыт. Они дополняются бытующими представлениями об интимной близости как о чем-то постыдном и опасном.

Редко кто из родителей говорит свои детям, что физическая близость — это источник глубокого удовлетворения, радости, возрастающей близости между женщиной и мужчиной. Чаще дети слышат, что это грязная, постыдная сфера жизни, что она связана с драматическими последствиями. Почти никогда не говорится, что секс — важная сторона отношений, наполненных любовью и взаимной нежностью, зато много делается, чтобы не допустить и напугать.

Предостерегая молодежь от слишком раннего вступления в половую жизнь, чаще всего пугают венерическими заболеваниями. Но ведь это очевидный нонсенс, нельзя сводить прекрасное явление физической любви к отвратительным болезням. Все это говорится девушкам и молодым людям, которые вовсе не стремятся к приключениям, где роль партнера сведена до уровня вещи. Это говорится молодым впечатлительным людям, стремящимся глубоко и самоотверженно любить, развивать отношения.

Признавая, что многие молодые люди начинают половую жизнь в возрасте пятнадцати-шестнадцати лет (и приняв это явление как необратимое последствие более свободных нравственных устоев), мы лицемерно предостерегаем их от отрицательных последствий нежелательной беременности. Мы объясняем, что рождение ребенка в незаконном, материально несамостоятельном союзе чревато ограничением всех жизненных возможностей. Поистине прекрасная подготовка к будущей роли матери и отца, которая со временем станет для них реальностью!

Зато как редко говорится, что ребенок — это выражение и воплощение любви двух близких существ, что это радость, делающая их жизнь богаче, и что именно это должно диктовать им сдержанность и благоразумие. И уж совсем редко сексуальное воспитание сознательно объединяется с процессом выработки характера молодого человека, чтобы в период гормонального созревания повышенный интерес к сексуальным проявлениям сдерживался воспринятой с детства и осознанной системой ценностей.

Сейчас мы уже не придерживаемся той точки зрения, что| знания по вопросам секса следует просто давать, как школьные предметы в определенном возрасте. Все более широкое распространение получает идея, что отношение к сексу формируется у человека чуть ли не с первых дней его жизни, что секс является одной из очень существенных человеческих потребностей. Но ведь и теперь в семьях можно наблюдать весьма забавные сценки, когда кто-то из родителей в великом смущении пытается просветить наследника-подростка, что детей не обязательно находят и капусте и не всегда их приносит аист, что в действительности дело обстоит несколько иначе.

Ну и что тут смешного? — спросят некоторые. — Разве подростку не нужен разговор с человеком взрослым, опытным и

к тому же близким? Разговор, который помог бы понять мучительное беспокойство, рассеял бы его сомнения, прояснил трудные вопросы, особенно если учесть, что информация, которой он располагает, ущербна, фрагментарна и часто не соответствует действительности.

Ведь это правда, что потребность говорить о сексе бывает у молодежи мучительно острой и, не имея серьезного собеседника, молодые люди обходятся собственными средствами, просвещая друг друга по интересующим их вопросам. Дело также в том, что в подростковом возрасте детям уже известен ответ на вопрос «Откуда берутся дети?», и попытки объяснить им эти элементарные истины оказываются неловкими и бесполезными. Подростку не только известно, что люди делают в минуты интимной близости, но он уже способен сформулировать ответ на этот вопрос на двух разных языках: правильном и «подзаборном», в зависимости от того, кому адресуется ответ.

На этом этапе гораздо важнее разговор о том, как люди приходят к близости, почему для одних близость становится важным и прекрасным переживанием, а для других — источником разочарования и неприятных ощущений.

И к такому разговору с подростком взрослые должны основательно подготовиться. Не обязательно хорошее знание специальной литературы, хотя в публикации по вопросам пола должны заглядывать и родители, и их подрастающие дети. Родителям, я думаю, необходимо разобраться в собственном опыте, в тех событиях, что сформировали их эмоциональный облик. На этом материале можно помочь молодому человеку не только проверить то, что ему уже известно, но также направить его представления о сексе в несколько иное русло.

Понятно нежелание родителей вести такие разговоры. Ведь и сами они часто ощущают неудовлетворенность этой стороной жизни. Собственное их отношение к сексу также исполнено противоречий и неясности, поэтому то, что они могут сообщить своим детям, далеко от простоты и естественности. Увы, родители лишь воспроизводят схему представлений, которые почерпнули в собственном детстве: когда росли они, о сексе говорилось как о чем-то нечистом и постыдном, что, если уж должно происходить, происходит, когда гасят свет. А днем об этих делах лучше всего забыть или вообще не придавать им значения.

В шестидесятые годы сексуальная революция, охватившая наше общество, выявила заглушаемые ранее потребности, процесс постижения сексуальности человека едва сделал первый шаг вперед. Общественное сознание усвоило наконец мысль, что секс — одна из важных потребностей человека, что он основательно влияет на понятие счастья.

Общество усвоило также, что, если половая жизнь не сложилась удачно, можно и нужно прибегнуть к помощи специалиста. Возможность обсуждать такого рода проблемы сняла устоявшиеся веками запреты и предрассудки, хотя многие все еще склонны связывать качество сексуальных переживаний со счастливым стечением обстоятельств или со знанием технических приемов.

Понимание самой сути секса еще не стало достоянием всех и каждого. Пример — часть молодежи, которую неправильно понятая свобода привела к ничем не ограниченным физическим контактам. И еще пример — некоторые скандинавские и западно-европейские страны. Возможность физических контактов с любым партнером без какого-либо эмоционального подтекста (это считалось освобождением от пуританских принципов старшего поколения, признаком свободы и независимости, чем-то вроде приятного спорта или необходимой гигиенической процедуры) привела к тому, что в странах, считавшихся царством сексуальной свободы (например, Дания или Швеция), отказались от свободы секса. Оказалось, что эта гимнастика, усовершенствованная знаниями техники, спустя какое-то время становится занятием неинтересным и утомительным.

К изумлению пропагандистов нового стиля жизни более привлекательным, чем свободная неограниченная «любовь», провозглашенная в манифестах новой нравственности, оказался секс, огражденный запретами, строгими границами различных норм, принятых в обществе, секс с привкусом запретного плода, предмет многочисленных табу.

В свою очередь, женское движение на Западе, упорно сражавшееся за передачу прекрасному полу сексуальной инициативы, пропагандировавшее женское поведение, идентичное традиционному поведению мужчины, привело к тому, что некоторые мужчины просто отказались функционировать в данной области, открыв для себя новый вид «обета безбрачия».

«В течение двадцати лет женщины учились перехватывать сексуальную инициативу, и все это чтобы в конце концов убедиться, что выросло поколение мужчин, научившихся говорить «Нет!» — сказала представителю журнала «Штерн» в Нью-Йорке популярная врач-психоретапевт Рут Вестхаймер. — Только крайне неуверенные в себе мужчины считают, что нельзя пропустить ни одной юбки. Уменье сказать «нет» стало знаменем уверенной в себе, здоровой мужественности».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.





Комментарий к статье

Войти с помощью: 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: