ТРУДНЫЕ ПУТИ СЕКСУАЛЬНОГО ВОСПИТАНИЯ

Стандартный
0 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 5 (0 оценок, среднее: 0,00 из 5)
Для того чтобы оценить запись, вы должны быть зарегистрированным пользователем сайта.
Загрузка...


К этой картине можно присоединить некоторых наших подростков, которые так рано начинают половую жизнь, что, достигнув восемнадцати лет, уже содрогаются при одной мысли о физической близости. Курс техники любви они освоили по печатным изданиям, практикой занимались в группах ровесников, и все это — чтобы прийти к выводу, что секс полностью перестал их интересовать. Один восемнадцатилетний молодой человек, объясняя с вою неприязнь к кокетству девочек-ровесниц, сказал с отвращением: «Они слишком рано начинают и слишком быстро идут к финалу».

Здесь уместно добавить, что в консультации иногда обращаются нары, которые просят научить их технике сексуальных отношений, по, использовав все доступные источники знаний, они бывают удивлены, что секс дает им мало радости.

Отстаивая, и совершенно правильно, право человека на гармоничные сексуальные отношения, мы слишком часто ограничиваемся технической стороной, забывая, что данная сфера жизни — особое пространство человеческих отношений и что в ней недопустимы неестественные, произвольные манипуляции.

Между ханжеским отношением к эротике и отменой всех тормозов, стремлением всего лишь правильно провести половой акт, есть место истинному единению любящих, для которых, как пишет врач и философ доктор Г. Гизе, «совокупление является прежде всего завершением сложного развития, приносит разрядку, снимает напряжение… Позволяет почувствовать и понять, что на пути, свершившимся им, что-то ему предшествовало».

Итак, возвращаясь к исходному пункту наших размышлений: отношение взрослого человека к сексу формируется в самом раннем детстве, но правильные выводы из этого утверждения делаются далеко не всегда.

Человек, впервые вступающий в сексуальный контакт, как правило, чувствует себя недостаточно подготовленным к этому шагу: он (если только не под влиянием сильного алкогольного ошеломления и это не насилие) находится под воздействием сильного эмоционального напряжения. Естественно, что он не способен размышлять в этот момент, как он относится к вопросам пола, как повлияло на его отношения прошлое, отношения между родителями, какие запреты и строгие правила он намерен выполнять. А ведь именно эти составляющие создают определенную психологическую конструкцию, в которую методом проб и ошибок вписывают личный эмоциональный опыт. Содержание каждого из звеньев влияет, хотя чаще всего мы это не осознаем, на отношение и готовность к собственному сексуальному опыту и в значительной степени определяет его результаты.

Тем не менее не следует думать, что женщина, сексуальное воспитание которой было направлено на сохранение девственности до дня официального бракосочетания (которой о физической близости говорили как о тяжкой супружеской повинности), окажется неспособной получить сексуальное удовлетворение. Достижение его возможно, но ей придется избавляться от привитых ей взглядов и преодолевать собственное противодействие — результат воспитания, — и тогда добиться созвучия с партнером.

Если принять, что вершина сексуальных эмоций — это прежде всего раскованность (вы спокойно и естественно чувствуете себя в наготе, не боитесь высказать свои предложения и соображения о том, что вам хочется вместе почувствовать, что получить и что дать партнеру) или глубокое доверие (даже если что-то в вашем поведении покажется партнеру неприемлемым, он вас не накажет отстранением или насмешкой), то следует признать, что такая форма поведения не вырабатывается в одно мгновение. Это результат индивидуального совершенствования с момента рождения и всю жизнь. И самым важным оказывается индивидуальный опыт, связанный с позитивным или негативным отношением взрослых к словам и поступкам ребенка.

Например, если малыш, трогая свои половые органы, как он трогает другие части своего тела, каждый раз будет слышать резкий окрик, он может поверить, что любые манипуляции в этой области недопустимы и влекут за собой наказание. Взрослому человеку в сексуальных контактах придется преодолевать чувство вины, пробуждающееся в нем в момент ласк, концентрирующихся ниже пояса. Беспокойство, неизбежное при преодолении любого табу, не позволит ему в полной мере насладиться этими ласками а в худшем случае может привести к прочному убеждению, что секс вообще не может доставлять удовольствие. Более того, забыв о причинах, породивших такие взгляды, человек будет с убежденностью утверждать, что он «холоден», «не разбужен», что «секс не доставляет ему удовольствия» и что «можно прекрасно обойтись и без этого». У него может возникнуть отрицательное отношение к человеку, для которого поиски наибольшего удовлетворения в половой жизни являются естественными.

Таким образом, вынесенный из детства отрицательный опыт, страх быть отвергнутым близкими, может привести к нарушению эмоциональной сферы взрослого человека, к нарушению или обеднению такой важной сферы эмоций, какой является секс.

Очень характерной бывает также реакция родителей или воспитательниц в детском саду на типичное для малышей поведение, когда они с увлечением открывают для себя половые различия сверстников. Со стороны взрослых в этом случае чаще всего следует окрик, осуждающий взгляд, часто непонятный для ребенка комментарий или насмешки в присутствии других детей. Поведение родителей и воспитателей в общем-то вызвано стремлением уберечь ребенка от неприятностей и проблем, которые они, возможно, когда-то пережили сами или о которых наслышаны. И взрослые стараются отвратить ребенка от слишком раннего сексуального пробуждения, не допустить возможного онанизма (маструбаций) и, наконец, насколько это возможно, оттянуть момент полного сексуального самоосознания.

Но усилия воспитателей не достигают цели. Закрывая ребенку возможность свободно и естественно проникнуть в тайну сложного мира пола, они добиваются того, что ребенок, во-первых, начинает скрывать от них пробудившийся интерес и, во-вторых, богатая, важная и прекрасная сфера эротики суживается для него до области половых органов.

Во время беременности мать передает будущему человеку такое богатство впечатлений, что это не может не влиять на его сознательную жизнь. Сейчас известно, что плод переживает абсолютно те же эмоциональные состояния, которые переживает мать. Если она счастлива и спокойна или, наоборот, огорчена и испугана, ребенок «отвечает» на эти ощущения и настроения. Женщина, которую любят, для которой материнство является предметом гордости и подтверждением достоинств ее мужчины, передает ребенку иную информацию о жизни, чем женщина, страдающая от одиночества, чувства заброшенности, сознания, что беременность отдалила от нее мужа, или такая женщина, что охотнее всего вообще избавилась бы от ребенка и уже обвиняет его, еще не родившегося на свет.

Разные слова шепчут на ушко своему новорожденному счастливая мать, муж которой ежедневно шлет в роддом нежные записочки, цветы и фрукты, женщина, уверенная, что ее с ребенком с нетерпением ждут дома, и та, о которой некому позаботиться, которая тревожно гадает, какой будет встреча с родителями, как прореагируют на новые обстоятельства знакомые, как ей удастся все устроить, когда она выйдет из роддома.

Младенец не понимает значения слов, но прекрасно чувствует эмоциональную тональность голоса и теплую, сердечную атмосферу, созданную любящими его людьми. Чувствует он и как прикасаются к нему родители. Счастливая мать каждым своим движением ласкает ребенка, каждым прикосновением повторяет ему, что он желанный и любимый. Обманутая в своих ожиданиях, оставленная мужчиной, одинокая женщина невольно переносит на ребенка какую-то долю ожесточения и горечи. Бывает, что ей трудно его видеть, где уж тут говорить об объятиях и ласке.

Иногда обманутое женское чувство порождает «компенсационную материнскую любовь», которой мать старается вознаградить и себя, и ребенка за отсутствие в их жизни мужчины. Но и этот вариант не принесет ребенку счастья, поскольку с самого начала, вопреки насущным жизненным потребностям, для матери эта любовь должна компенсировать пережитое ею разочарование.

Вместо того, чтобы любить просто так, за то, что он есть, за то, что развивается — а участие в его развитии прекрасно и радостно, — ребенок становится объектом гипертрофированных чувств, из-за того, что мать страдает от отсутствия любви. Более того, материнская любовь дается ему как бы в кредит. Когда он повзрослеет, ему придется расплачиваться за чрезмерные к нему чувства, если матери не удастся устроить свою жизнь. И в его отношениях с нею всегда будет присутствовать чувство вины, поскольку матери обязательно будет казаться, что он неблагодарен, неспособен должным образом оценить принесенные ею жертвы и ее самоотверженность. Кроме того, в отношениях с матерью он всегда будет ощущать тень связанного с ним сожаления.

Из сказанного следует, что различия в подготовке к эмоциональной жизни человека появляются уже в самом начале его существования. А что происходит потом?

Вспомним, что, если подросшему ребенку захотелось приласкаться, если он старается прижаться к телу матери, касается ее груди, целует в шею, большинство родителей приходят в замешательство, их реакция оказывается резко отрицательной. Ребенку говорят, что он не маленький, чтобы так себя вести. «Неуместные» ласки отвергаются с чувством стыда, а то и с возмущением.

Гораздо умнее ведут себя в подобных случаях матери из первобытных племен, которые инстинктивно понимают, насколько необходим маленькому человеку полный физический контакт, чтобы он чувствовал себя безопасно в окружающем его огромном мире. Первые несколько лет они носят ребенка в специальных носилках, закрепленных на спине или на животе, и без ограничений позволяют ему прижиматься к обнаженной груди. Ритм сердца матери действует успокоительно на ребенка: он приспосабливает к нему ритм собственного сердца. Грудь матери является символом безопасности, ее мягкая упругость пробуждает блаженные воспоминания о состоянии младенчества, о безопасном укрытии, покое и расслабленности.

Многие мужчины фетишизируют женскую грудь, и эта сторона дамской привлекательности пробуждает в них сложные, противоречивые чувства, связанные с тем, что в раннем детстве им запрещалось прикасаться к этой части тела матери, а значит, она являлась одновременно и чем-то желанным и возбуждала страх.

Во Многих семьях, например, вообще не принято ласкать подросших детей. А во время терапии супружеских пар выясняется, что супруги просто не умеют проявлять сердечность друг к другу, если это не связано с чем-то экстраординарным.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.





Комментарий к статье

Войти с помощью: 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: