УЧИТЕСЬ РАЗГОВАРИВАТЬ

Стандартный
0 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 5 (0 оценок, среднее: 0,00 из 5)
Для того чтобы оценить запись, вы должны быть зарегистрированным пользователем сайта.
Загрузка...


Например, жена недовольна тем, что муж, по ее мнению, слишком мало занимается ребенком. Выразить это можно по-разному. Можно, например, сказать: «Ты плохой, безответственный отец, ты не любишь собственного ребенка. У тебя на все есть время, нет его только для сына!» То же самое можно сказать иначе: «Как я люблю, когда ты играешь с малышом, и как мне обидно, когда я вижу, что у тебя для него не хватает времени».

В первом случае, хотя реакция искренняя и прямая, в ней содержится отрицательная оценка, и трудно предположить, что, формулируя претензии таким образом, жена сумеет повлиять на поведение мужа. Скорее всего муж постарается отвести упрек в свой адрес, обидится и это не позволит ему сконцентрировать внимание на сути того, что говорит жена. Одновременно он «включит» защитный механизм, а как известно, лучшей формой защиты является нападение. Муж немедленно припомнит жене все ее ошибки в воспитании ребенка и представит их так, чтобы побольнее ее уколоть. В перепалке стороны не сумеют понять, что хотел сообщить партнер, не говоря уже о возможности решить вопрос, послуживший причиной ссоры. Более того, отмежевавшись от необходимости спокойно обсудить происшествие, партнеры почувствуют злость и недовольство друг другом, в очередной раз убедившись, что взаимопонимание между ними просто невозможно.

Обязательно следует подчеркнуть, что любые обобщения, к которым все мы так любим прибегать при отрицательных оценках, как правило, вызывают реакцию прямо противоположную желаемой. Утверждения типа «ты всегда», «ты никогда», любые формулировки, содержащие отрицательную оценку адресата («ты тупица», «деликатности в тебе ни на грош»), наказы и приказы («ты должен…», «ты обязан…», «порядочный человек так не поступает») не только ничего не могут изменить, но наоборот, обостряют отношения, часто являясь сигналом к началу ссоры. В результате — обиды, усиливающаяся взаимная неприязнь, то есть чувства, блокирующие правильное восприятие партнера.

Гораздо легче воспринимается высказывание, информирующее партнера о чувствах второй стороны. Если в нем нет неодобрения, такое высказывание легче понять и воспринять, оно рождает чувство близости и взаимопонимания: «как я рада, когда ты…», «мне так неприятно, если у тебя…», «мне нравится в тебе…», «мне трудно, когда ты…» и так далее. Обращение такого рода как бы сохраняет нейтральный характер, и собеседнику легче отнестись положительно к смыслу замечаний, сделать правильные выводы на будущее.

Опосредованным называется такое способ общения, когда человек выражает свои мысли и чувства в завуалированной, неочевидной форме. Такой способ общения является результатом противоречивых чувств, сложного характера. Такой человек, с одной стороны, ощущает острую потребность высказать то, что он действительно чувствует, с другой стороны, он изо всех сил старается не раскрыть своих чувств до конца, наоборот, скрыть их по возможности. Таким образом, не говоря откровенно, что ему надо, такой человек хотел бы, чтобы партнер его понял и сделал то, что он ждет.

Чтобы проиллюстрировать такую форму общения, приведу пример одной молодой женщины, которой казалось, что муж с ней недостаточно ласков, и которого ей хотелось склонить чаще уделять ей внимание. Сначала она рассказывала мужу, как нежно относятся к своим женам мужья ее приятельниц, однако это не произвело желанного действия. Тогда в один прекрасный день, когда муж, как обычно, читал газету, лежа на диване, она легла рядом. Муж по своему обыкновению не прореагировал на ее близость. Тогда жена вся сжалась, стала растирать себе руки и плечи, но, убедившись, что он никак не реагирует, решила подтолкнуть его, говоря: «Знаешь, мне что-то холодно…», на что муж, не отрываясь от газеты, посоветовал: «Так накройся одеялом».

Сходным образом, например, вел себя мужчина, которому хотелось склонить жену чаще бывать с ним в городе, но прямо он ей этого не говорил. Однажды вечером он сообщил: «Знаешь, кажется, в нашем кинотеатре идет хороший фильм». — «Правда?» — равнодушно сказала жена и добавила: — «Очень может быть, там всегда хороший репертуар…»

В общении такого рода вообще не очень ясно, кто является источником информации, кому она адресуется и чего, собственно говоря, касается, не ясны также намерения говорящего, как и то, что ему нужно от собеседника.

Американка Вирджиния Сейтэр, специализирующаяся в вопросах терапии семейных отношений, говорит, что на первых терапевтических сеансах можно наблюдать, как «пожелания и упреки адресуются, скорее, ближайшей звезде в небе, чем близкому человеку». В этом случае каждой стороне приходится гадать, что нужно, чего хотел бы добиться его партнер. Супруги ведут себя так, будто вторая сторона обладает волшебными телепатическими способностями или чудесным хрустальным шаром; причем предположения и домыслы сторон чаще всего оказываются ошибочными. Обмен информацией в таких парах очень похож на «комедию ошибок», а партнеры, которые вполне могли бы помочь друг другу повысить самооценку, невольно способствуют ее понижению, что ведет к возникновению новых трудностей в общении.

Почти все претензии и неудовольствия чаще всего выражаются лишь опосредованно. Например, мужчина, обиженный тем, что жена уклонятся от физической близости с ним, чаще всего не говорит ей этого прямо, но выжидает момент, чтобы можно было почувствительнее ее наказать. Это может быть, например, полное отрицание ее педагогических способностей в воспитании детей, пренебрежительное отношение к ее профессиональным успехам, частые замечания по поводу недостатков ее фигуры…

Враждебное отношение жены к мужу из-за того, что он не считается с ее интересами, слишком много требует от нее, или из-за подозрений, что он больше интересуется другими женщинами, также очень редко высказывается прямо. Гораздо чаще жена провоцирует стычку, которая затем перерастает в продолжительный скандал, причем причиной может оказаться все, что угодно: позднее возвращение домой, страсть что-то мастерить, с грохотом передвинутый стул, неожиданное появление приятеля, соображения по поводу телепередачи, отсутствие аппетита и так далее.

Как-то раз я случайно услышала разговор уже немолодых супругов. Это оказался прекрасный пример, как можно опосредованно продемонстрировать крайне отрицательное отношение к партнеру. Дело было в кассе парка в Вилянове, где находится королевский дворец. Билеты покупал муж, вдруг он обернулся к жене, спрашивая, что, может, купить билеты не только в парк, но и во дворец…

«Но тебе же известно, что у нас только двадцать минут», — злобно бросила жена. «Тогда не надо», — сейчас же согласился муж. Когда они выходили, я еще слышала, как жена с холодной ненавистью выговаривала ему, что он никогда ничего не соображает… В этих простых словах: «Ведь тебе же известно, что у нас только двадцать минут…» — больше всего было скрытого раздражения. Тон был выразительнее слов.

Конечно, мы общаемся не только с помощью слов, но и жестами, мимикой, интонацией. Например, пара, переживающая так называемые «тихие дни»: никто не говорит ни слова, но из поведения супругов и так все ясно. Муж сидит спиной к жене, читает газету или смотрит телевизор. Его поза, его враждебное молчание жене понятнее всяких слов: оставь меня в покое! Я сыт по горло! Жена с остервенением начинает стирать или погружается в принесенные с работы бумаги, а то и неподвижно всматривается в окно. И ее поведение также понятно мужу, хотя они не говорят ни слова.

Тем, кто счастлив, кому хорошо вместе, те легко и просто понимают друг друга, хотя постороннему наблюдателю это может показаться странным и непонятным. Вот любящие супруги в воскресное утро в машине за городом. На лугу бегает маленький жеребенок. Жена улыбается и смотрит на мужа. Он отвечает ей улыбкой и нежно берет за руку. Она говорит: «Какой красивый!» Он с улыбкой кивает головой. То, что оба заметили жеребенка, что обоим понравился вид из окна машины, это лишь часть информации. Гораздо важнее, и им это вполне понятно, что, подтвердив друг другу сходные ощущения, они еще раз признались, что им хорошо вместе, что они — неразрывное целое!

Совпадения такого рода часто происходят в первые годы семейной жизни. Бывает также, что это свойство сохраняется на всю жизнь. Супруги отлично понимают слова, намерения, поведение друг друга. И то, что все в их отношениях для них ясно, дает им ощущение счастья, им хорошо вместе. Память об этом чувстве сохраняется годами, женщины помнят, например, цветок, который вколол им в волосы возлюбленный, поскольку этот цветок был кульминацией прекрасного, наполненного любовью, вместе проведенного дня. С течением времени, однако, такое глубокое взаимопонимание ослабевает. Все чаще мы не улавливаем намерений партнера, а он в свою очередь не может понять, почему вторая половина вдруг начала вести себя так неприязненно и странно.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.





Комментарий к статье

Войти с помощью: 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: