Интроекция образа психотерапевта – фундамент перемен

Стандартный
0 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 5 (0 оценок, среднее: 0,00 из 5)
Для того чтобы оценить запись, вы должны быть зарегистрированным пользователем сайта.
Загрузка...


В главе 2 я обращал внимание на тесную взаимосвязь между интроекцией и дифференциацией. Ребенок, не обделенный заботой и вниманием родителей, способен собрать большую коллекцию позитивных воспоминаний, которые в будущем позволят ему без опаски исследовать окружающий мир. Чем больше внутренней уверенности накопилось у ребенка, тем охотнее он будет дифференцироваться от своей матери. Тот же принцип действует и в отношении часто избиваемой женщины. Она не может дифференцироваться от своего партнера, потому что ей не хватает позитивных интроекций, которые бы поддерживали целостность ее Эго в отсутствие объекта.

Проще говоря, для подавленной женщины оказывается невозможным отделиться от жизненно важного объекта, пока она не накопит множество воспоминаний о поддержке, полученной во время психотерапевтических сеансов, необходимых для формирования структуры ее Эго. Поэтому именно интроекция, а не дифференциация является первостепенной целью терапевтической программы. Естественно, тот план лечения, который я здесь описываю, предназначен для амбулаторного оказания психотерапевтической помощи пострадавшим женщинам. Этот план подразумевает, что жизни пациентки не угрожает опасность. Если же существует смертельная угроза ее жизни, наилучшим (а часто и единственным) выходом из положения является переселение жертвы вместе с ее детьми в приют для женщин, ставших жертвами насилия в семье. Таким образом они получают защиту от дальнейших нападений, что в большинстве случаев является первоочередной задачей. Но часто случается так, что переезд вынуждает женщину совершать поступки, к которым она психологически не готова. Например, она может наотрез отказаться покинуть своего тирана, потому что ей придется в таком случае самостоятельно справляться с нелегкой задачей поддержания своего самосознания в целостности. Долгосрочная цель амбулаторного лечения, которое я здесь описываю, – укрепить Эго женщины настолько, чтобы она не поддалась искушению вернуться к избившему ее мужчине после того, как она покинет кабинет психотерапевта.

Огромные трудности в психотерапии избитой женщины возникают из-за того простого факта, что психологическая деятельность жертвы полностью зависит от ее мучителя. Фейрбейрн писал, что женщина упорно поддерживает отношения со своим плохим объектом, потому что он – единственный человек, которому она доверяет, как это ни парадоксально. Постороннему человеку может показаться, что мужчина, способный ударить женщину, -наихудший выбор партнера из всех возможных. Однако, как я уже говорил, такая власть над жертвой является результатом его постоянных обещаний впредь любить ее и заботиться о ней. Чтобы амбулаторное лечение было успешным, женщина, подвергающаяся насилию в семье, должна избавиться от привязанности к своему истязателю и сфокусировать свою непомерную потребность в зависимости на отношениях с психотерапевтом, который должен стать ее «хорошим» объектом. Фейрбейрн понимал, что в терапии женщин, страдающих от привязанности к плохим объектам, важную роль играет тактика поведения психотерапевта: он должен стать для женщины «незаменимым хорошим объектом». Позитивное отношение пациентки к психотерапевту должно постепенно вытеснить ее привязанность к возбуждающему, но огорчающему ее объекту. Такой подход возлагает на психотерапевта серьезное бремя, потому что позволяет и помогает пациентке фокусировать на нем всю ее громадную потребность в зависимости. Необходимость как-то реагировать на крайние, можно сказать, экстремальные проявления привязанности со стороны подопечных отпугивает многих психиатров, и они стараются избегать этой непростой категории пациентов.

Такой терапевтический подход вовсе не означает, что психотерапевт полностью посвящает себя удовлетворению несбывшихся желаний пациентки, «балует» ее неограниченными по времени сеансами, долгими беседами по телефону или пытается вернуть ей ощущение симбиотической близости, которого ей (а может быть, и ему самому) так не хватало в детстве. Напротив, психотерапевт должен производить впечатление надежного и предсказуемого человека, чтобы несчастная женщина привыкла полагаться на поддержку другого человеческого существа. Психотерапевт должен обеспечить пациентку неким эквивалентом утешительных воспоминаний, наподобие тех, что летчик-фотограф (в примере из главы 2) вызвал из памяти, захлебываясь в раскаленном топливе. Как происходит этот процесс? На самом деле, все происходит очень медленно и постепенно, капля за каплей. Каждая позитивная инт-роекция сама по себе весит мало. Но «капля камень точит» – незначительное воздействие, повторяемое постоянно, неизменно, может дать заметный результат. Абсолютная надежность психотерапевта, его/ее интерес к пациенту, цельность личности и честность дарят пациентке новое ощущение поддержки, которое, в конце концов, формирует новый массив позитивных интроекций. Из-за постепенного по своей природе процесса интроекции в начале терапии может показаться, что ничего не происходит, но лишь потому, что накоплено слишком мало позитивных интроекций, способных изменить привычную для пациентки стратегию преодоления трудностей.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарий к статье

Войти с помощью: 

Мы не размещаем навязывающуюся, эротическую, шоковую и любую другую плохую рекламу. Сайт живет за счет рекламы. Пожалуйста, отключите блокировщик рекламы для этого сайта

Обнаружен включенный блокировщик рекламы

Мы не размещаем навязывающуюся, эротическую, шоковую и любую другую плохую рекламу. Сайт живет за счет рекламы. Пожалуйста, отключите блокировщик рекламы для этого сайта

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: