ЖЕСТЫ ПУБЛИЧНОЙ ЛАУДАЦИИ: ДОСТУПЫ К БЛАГУ

Стандартный
0 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 5 (0 оценок, среднее: 0,00 из 5)
Для того чтобы оценить запись, вы должны быть зарегистрированным пользователем сайта.
Загрузка...


«БЛАГО»: СНЯТЫЕ ОГРАНИЧЕНИЯ

Появление публичных жестов лаудации в русской культуре связано с секуляризацией источника благ, произошедшей в основном в XVIII веке. Право на управление благами узурпирует у сверхъестественных благодетелей мирская власть. Процесс тотальной секуляризации иллюстрирует описываемый А.Б. Морозом курьезный случай ориентации соборной колокольни в Каргополе (Вурдьёв От «нсролевсного дома» к государственному интересу: модель происхождения бюрократического поля //S/A’2001. Социоанализ Пьера Бурдьё. Альманах Российско-французского центра социологии и философии Института социолог ии РАН. М.; СПб., 2001. С. 146.). Колокольню срочно возводили к планируемому приезду в город Екатерины II прямо в створе Петербургского тракта, откуда ожидали кортеж императрицы. Установленный крест повернули «лицом» к прибывающей императрице и поперек всех остальных крестов на куполах древних соборов, ориентированных с запада на восток. Курьез курьезом, но пример указывает, откуда отныне строители ожидали «великия и богатыя милости». Государи используют множество форм для изъявления милости: от шуб и кафтанов до земель, крестьян и т. д. Большинство форм поощрения имели материальную ценность — табакерки, драгоценные вензеля, перстни. Первые медали изготавливались из монет разного достоинства.

При Елизавете было всего три фрейлины. При восшествии Екатерины сделали новых шесть — вот благодаря какому случаю. Она. не зная, как благодарить шестерых заговорщиков, возведших ее на престол, заказала шесть вензелей, с тем чтобы повесить их на шею шестерых избранных. Никита Панин отсоветовал ей сие, говоря: это будет вывеска. Императрица отменила свое намерение и отдала вензеля фрейлинам (Недаром «соревнование» имеет тот же корень, что и «ревность». Этимологически связано с «рвением» (от «рвать») — «горячим усердием, прилежанием». (Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка. М., 1956. Т. 4.)) .

Вряд ли стоит сомневаться, что вензеля были драгоценными. Бурдьё в уже цитированной статье замечает, что в династическом государстве «власть покоится на личных и аффективных связях, определяемых социально как верность, любовь, доверие — отношениях, поддерживаемых постоянно, в том числе и посредством “щедрых жестов»» (Словарь русского языка XVIII века, я, 1985. Вып.2.) , в эпоху служения взыскуют положительной эмоции властителя (благодарности, любви, доверия), которая легко конвертируется в материальное поощрение. В работу системы перераспределения благ включается еще одна шестеренка передачи — эмоциональная. Теперь доступ к благу возможен через стимуляцию любви распределителя благ. Клиент/взыскующий старается быть «хорошим», соревнуется за любовь и благодарность с соперниками. Своими поступками и прилежанием он стремится выделиться среди прочих, обратить на себя внимание патрона. Патрон, в свою очередь, испытывает к отличившемуся клиенту любовь/признатель-ность/благодарность и конвертирует свою эмоцию в награду и дар. Далее очередь клиента эмоционально реагировать на внимание патрона. Круг замыкается, взаимные положительные эмоции и награды подкрепляют привычку соревнования и стяжания, вырабатывается условный рефлекс оценки. Словарь русского языка XVIII века фиксирует около 300 словообразований с корнем «благо», из которых 10 сложносоставных слов с корнем «дар». По контекстам словоупотреблений можно описать схему благодарственного канона в высокую эпоху русского «королевского дома». Благодарность адресуется «бенефициарию», коим может быть как одушевленный объект (например, некий господин Эпинус или гвардия), так и неодушевленный (стольный град), а также авторитеты сверхъестественные (Господь, судьба). Благодарили в XVIII веке за полученную полтину, проявленные все тем же господином Эпинусом «остроумие, ученость и прилежание» (похоже, что господин Эпинус — прототип школьных отличников), уместное молчание, угощение, милость государскую и исправность в марше. Благодарность выражали символически: в письме, поцелуем, «держанием стороны», томным голосом, лобызанием, молебствованием, слезами, праздником; а также материально: «петухами там, куры и цыплята. Хотя мала тебе такая плата» . Испытывают и изъявляют благодарность субъекты не только индивидуальные, например наемный лакей и государь, но и коллективные — «ученый свет», который обратил внимание на господина Эпинуса. Благодарность используется в публичном пространстве как символическая форма поощрения не только государем, имеющим, как помазанник Божий, доступ к благу, но сенатом от лица подданных (22 октября (2 ноября) 1721 года Петр по прошению сенаторов принял титул Отца Отечества, Императора Всероссийского, Петра Великого:«.. .помыслили мы, с прикладу древних, особливо ж римского и греческого народов, дерзновение восприять. в день торжества и объявления заключенного оными В. В. (Ваше Величество. — И. В.) трудами всей России столь славного и благополучного мира, по пропитании трактата оного в церкви, по нашем всеподданнейшем благодарении за исхадатайствование оного мира, при несть свое прошение к вам публично, дабы изволил принять от нас, яко от верных своих подданных, во благодарение титул Отца Отечествия, Императора Всероссийского, Петра Великого, кан обыкновенно от Римского Сената за знатные дела императоров их такие титулы публично им в дар приношены и на статуахдля памяти в вечные роды подписаны» (Прошение сенаторов царю Петру I. 22 октября 1721 года). Цитпо.: Петр |. Материал из Винипедии -свободной энциклопедии. URL: http://rn.wikipedia.org/wiki/rieTpJ). Вслед за ними в поле перераспределения символических и материальных благ вовлекаются ученый свет и круг институтов — образовательных, государственных и др. В приватном общении изъявление личной благодарности становится общей конвенцией. Развитая система этикета и учтивости расценивается П. Бурдьё как «инструмент социальной регуляции» в процессе формирования класса «интеллектуалов». Чем могут обмениваться служащие за взаимные услуги? Их материальный ресурс ограничен, а потребность в социальной поддержке в динамичной системе велика. Разумеется, подарками-сувенирами (так возникает великий дарообмен в тезоименитства, юбилеи службы и т. д., вплоть до корпоративных одариваний по случаю 8 Марта и 23 февраля), а также любезностями: похвалой, комплиментами, благодарностями, благопожеланиями.

Распространение в XVII—XVIII веках окказиональной поэзии, заимствованной из Западной Европы и католичества посредством Симеона Полоцкого и его школы, сформировало практику публичных поздравлений с Рождеством, Пасхой, днями рождения и именинами. Поздравляли в стихотворной форме в основном дети — родителей. Некоторые дети действительно были в состоянии написать рифмованные поздравления, но чаще тщательно переписывали сочиненные гувернерами или просто популярные стихи. По замечанию Е.В. Душечкиной, «одной из устойчивых тем детских поздравительных стихотворений является выражение любви и благодарности родителям: ‘‘Осталось лишь благодарить/ Вас поцелуем жарким”» (ДушечкинаГ. В Сборники детсних поздравите/ьныхстихов XIX вена // Детский сборник Статьи по детской литературе и антропологии детства / Сост. Е В. Кулешов, И. М.Антипова, 2003. С. 25.). Стихи писались на дорогой бумаге и вручались в торжественной обстановке в присутствии всех домашних. В публичном пространстве культуры Нового и Новейшего времени лаудация составляет искомую форму социального признания. От тронных дворцовых, гимназических актовых залов до домашних гостиных — всюду воспроизводится одна и та же процедура вручения знаков признания. Благо, материальное и символическое, попав в распоряжение бюрократической власти, черпается не из метафизического источника. Одновременно с изменением месторождения снимаются и ограничения на использование. Как будто запущен механизм символической девальвации. Благодарности и поощрения многократно воспроизводятся в повседневном этикете и ритуалах службы, потеряв материальное обеспечение «твердой валютой».

Все основные компоненты канона лаудации были сформированы в Новое время. В похвале и почестях нуждаются те, чей социальный успех зависит от общественного/государственного признания. Поощрение и похвала — новые инструменты социальной динамики. Поскольку материальные ресурсы власти недостаточны для того, чтобы поощрить массовое общественное служение государству, в ход пускаются бумажные ассигнации: драгоценные вензели и медали заменяются похвальными грамотами и бумажными благодарностями. В результате открытого ресурса символической валюты формируются массовая эмоциональная потребность в поощрении и когорта бенефициариев. В этой ситуации потребовался иной, кроме личной верности, выигранной битвы или построенной новой гавани, повод для ее изъявления. В поле поощрения недоставало массовых поводов. Первые всероссийские юбилейные площадки (столетний юбилей Пушкина и особенно трехсотлетний юбилей дома Романовых) апробируют канон лаудации. Дом Романовых принимает почести и расточает их в виде подарочных изданий, грамот, юбилейных обедов и их меню. «Экспроприировав» у сверхъестественных сил право на производство блага, поздний «королевский дом» подготовил почву для сомнения в праве монопольного владения благом.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.





Комментарий к статье

Войти с помощью: 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: