Побуждение к труду в новых условиях хозяйствования

Стандартный
0 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 5 (0 оценок, среднее: 0,00 из 5)
Для того чтобы оценить запись, вы должны быть зарегистрированным пользователем сайта.
Загрузка...



Конечно, капиталист — хозяин, и он преследует свою цель: получить больше прибыли. Но и Жак в данной ситуации осознает себя хозяином материальных условий своей жизни. Он непосредственно прочувствует жесткую связь между материальным положением его семьи и качеством и количеством его труда.

Надо сказать, что наше понимание чувства хозяина отличается абстрактностью и не имеет опоры на личные интересы, Мы хотим, чтобы рабочий (колхозник, служащий) проявил себя хозяином завода (колхоза, учреждения) в то время, как ой еще не имел возможности стать «хозяином самого себя», то есть условий своей жизни. До тех пор, пока у человека не появится ощущение, что он хозяин собственных материальных условий жизни, нельзя надеяться, будто он почувствует себя хозяином предприятия. Здесь мы имеем дело с исходным, фундаментальным условием демократизации общества. Если я не хозяин условий своей жизни, если они зависят не столько от меня, сколько от начальника, то нечего от меня ожидать, чтобы я во взаимоотношениях с ним проявлял принципиальность.

2. Еще одно условие успешного труда — расстановка людей по способностям. Когда мы говорим о неиспользуемых резервах социализма, то не всегда помним, что главные преимущества нашего общественного строй связаны с реализацией принципа «От каждого — по способностям, каждому — по труду». Оставим пока вторую часть принципа (к ней мы вернемся позже).

Один из крупнейших просчетов в нашей экономике заключается в том, что до сих пор роль творческого потенциала человека в хозяйственной деятельности недооценивается. Причин тому много. Роковую роль сыграл здесь культ личности. Ведь в 30-е гг. были уничтожены наиболее даровитые, талантливые кадры партии и государства. Не щадила их и война. Вот и получилось, что во времена культа личности сложилась антиинтеллектуальная традиция в системе подбора и расстановки кадров. Хрущевская оттепель исправить этого не могла. Годы застоя еще более усугубили положение. Авторитет интеллекта пал необычайно низко. Не только кадры руководителей, но даже кадры науки (особенно общественной) комплектовались таким образом, что наиболее талантливые люди оказывались не у дел, напрасно растрачивая силы. Может быть, только в оборонных отраслях сложилась иная обстановка, хотя и здесь далеко не все было безоблачно.

Нужно воссоздать психологические службы поиска талантов (они у нас были до постановления ЦК ВКП(б) от 4 июля 1936 г. «О педологических извращениях в системе наркомпросов», которое, по существу, «закрыло» психологическую науку), выработать надежный механизм выращивания талантов с самого детства, расстановки людей по способностям. Требуется обеспечить такие условия, в которых человек сам стремится непрерывно развивать свои способности и реализовать их в хозяйственной практике.

За рубежом подобный опыт уже имеется. Так, в США специальные фирмы изучают контингент учащихся колледжей и студентов университетов, ищут таланты и затем рекомендуют их промышленным предприятиям, естественно за плату, причем немалую (за одного рекомендованного берут в среднем от 1—2 тыс. долларов до годового фонда заработной платы специалиста).

3. Человек, работающий на месте, соответствующем его способностям, и чувствующий себя хозяином материальных условий своей жизни, начнет трудиться в полную силу только в том случае, если он убежден, что заработанное честным трудом принадлежит исключительно ему и на это никто и ни при каких обстоятельствах покушаться не будет. Словом, способный хозяин нуждается еще в неприкосновенности его личной собственности, сложившейся на основе и с полным соблюдением законов. Чувство незащищенности личной собственности — сильнейший тормоз на пути повышения эффективности и качества работы.

Например, колхозники берут подряд на один год охотно, а на восемь лет, то есть на период продолжительности севооборота, — с опаской, поскольку боятся, что труд и средства вложат в землю, а потом закон изменится и все пойдет прахом. История дает основания для подобных опасений. Чувство постоянства, уверенности в прочности уклада жизни — без этого условия ни один хозяин не рискнет начать серьезную работу, которая даст эффект только в отдаленном будущем. Именно поэтому и в кооперативы не все рвутся, так как не уверены, что это надолго и всерьез. Не зря раньше говорили: «Дай крестьянину пустыню в вечное пользование — через пять лет там будет цветущий сад, дай ему цветущий сад во временное владение — не пройдет и пяти лет, как на этом месте будет пустыня».

4. Насколько интенсивно будет человек работать, во многом зависит от пропорций между мерой труда и мерой его оплаты. Это не противоречит тому, что было сказано выше: когда больше платят, человек не обязательно работает лучше. Речь идет о другом. Если токарю платить за выточку только десяти болтов, хотя он может выточить тридцать, то работать в полную силу он не будет. Кто мешает зарабатывать, тот мешает работать.

Традиционно считается, что один человек не может превзойти другого в труде больше, чем на 50—60%. На самом деле различия между людьми по творческому потенциалу, интеллектуальному уровню колоссальны. Еще больше различия в физической силе людей. Следовательно, потенциально продуктивность труда работников различается не на 50—60%, а многократно. И отказ от большого диапазона дифференциации заработной платы в зависимости от трудового вклада приводит к омертвлению трудового потенциала. Человек рассуждает примерно так: «Если мои усилия, прилежание, творчество никак не влияют на мое материальное положение, то зачем я буду стараться». Ясно, верхнего предела заработной платы быть не должно.

Если рабочему за выполнение одной нормы платить, скажем, 100 руб., а за две — 150 руб., то с точки зрения психологии это будет совершенно неграмотно. Ведь, начиная со среднего уровня затрат труда на единицу продукции, дальнейшее повышение производительности требует больших усилий. Сравните: когда человек бежит на пределе сил, а ему надо выиграть хотя бы еще одну секунду, то каждая секунда дается многократно труднее.

5. Конечно, нужно формировать чувство хозяина у каждого человека. Но он должен обладать еще и коллективистским чувством хозяина, чувством сособственника, совладельца и сохозяина.

Такое коллективистское чувство возникает при соблюдении трех условий. Первое — технологическое. Надо, чтобы операции, выполняемые рабочими (служащими) в одном коллективе, были взаимосвязаны. Осознание технологической зависимости, понимание того, что работу нельзя сделать одному, закладывает фундамент коллективистских отношений. Если сама технология не заставляет человека понять, что работу надо выполнять коллективно, то коллективистское чувство у него не возникает. Отсюда вывод: когда технологические операции не зависят друг от друга, коллектив (звено, бригаду) создавать не обязательно. С другой стороны, при конструировании техники и технологии полезно заранее предусмотреть технологические связи, которые четко отражались бы в сознании человека и тем самым формировали коллективизм. Эту проблему следует решать в каждом конкретном случае совместно конструкторам, технологам и психологам.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.





Комментарий к статье

Войти с помощью: 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: