КЛИНИЧЕСКИЕ ВЫВОДЫ

Стандартный
0 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 5 (0 оценок, среднее: 0,00 из 5)
Для того чтобы оценить запись, вы должны быть зарегистрированным пользователем сайта.
Загрузка...


 До сих пор мы идентифицировали ряд важных клинических выводов из современных моделей гипноза. Несколько дополнительных примеров будут весьма поучительны. Психоаналитическая модель Нэша (1991) подразумевает, что клиницисты не должны удивляться, если во время гипноза проявятся материал первичного процесса, аффект или сильная и личная связь с клиницистом, но им следует опасаться доверять точности воспоминаний, всплывающих во время возрастной регрессии. В заключительной главе этой книги мы обсудим, как терапевты могут управлять появлением непредвиденных, неожиданных и временами неблагоприятных переживаний во время гипноза, и познакомим читателей с протестами относительно использования гипноза с целью восстановления исторически точных воспоминаний. Мы рекомендуем читателям познакомиться с книгой Фромма и Нэша (1997) — с ее многочисленными иллюстрациями того, насколько искусно можно интегрировать гипноз в психоаналитически ориентированную психотерапию.

Многие клиницисты принимают принципы неодиссоциативной теории и работают с пациентами в терминах диссоциации. Привлекательность неодиссоциативной теории возможно является результатом того факта, что внушения для скрытых наблюдателей и им подобным приносят клиническую пользу, несмотря на то, что появление скрытого наблюдателя в терапии по всей вероятности представляет собой феномен внушения. Исследование указывает, что внушения для скрытых наблюдателей можно использовать для выявления информации, принадлежащей гипнотическим снам и переживаниям, во время возрастной регрессии (см. Lynn, Маге, Kvaal, Segal, & Sivec, 1994). Позже в этой книге мы объясним, как внушения для внутреннего наблюдателя, внутреннего советника и нового-вы можно продуктивно использовать в психотерапии. Однако мы рекомендуем сообщить пациентам о том, что феномен скрытого наблюдателя — это побочный продукт внушения, а вовсе не проявление подлинной постоянно присутствующей личности или части большей индивидуальности, его можно рассматривать как метафору или образное создание и им можно пользоваться, чтобы получить доступ и открыть канал к ценным личностным ресурсам (см. Lynn, 2000). Вместе взятые, социокогнитивные и феноменологические интерактивные точки зрения подразумевают, что можно в значительной степени усилить гипнотическую внушаемость как в клинических условиях, так и в ситуации исследования (Gfeller, 1993), и что терапевтам стоило бы сделать следующее:

  •     Создайте позитивный раппорт и терапевтический альянс с пациентом.
  •     Проведите осторожную оценку и поймите мотивы пациента и повестку дня (то есть совокупность планов, намерений, пожеланий и ожиданий).
  •     Идентифицируйте личностные установки – что гипноз означает для пациента, включая конфликт и двойственное отношение к опыту гипноза.
  •     Рассейте мифы и неправильные представления о гипнозе и создайте позитивные ожидания от лечения и наборы ответов.
  •     Оцените поток сознания пациентов и их внутренний диалог во время гипноза.
  •     Помогите пациентам с интерпретацией различных внушений и поощряйте использование мягких критериев для проходящих внушений (например: «Не обязательно представлять себе то, что я внушаю, реалистично; даже слабый образ будет хорош»),
  •     Мотивируйте включение в гипноз и поощряйте пациента использовать воображение и уделять внимание тонким изменениям в ощущениях и реакциях.
  •     Изобретайте внушения и гипнотические взаимодействия, приспособленные к психодинамике пациентов, минимизируйте сопротивление и усиливайте воспринимаемое управление во время гипноза.

Многие, если не все из этих пунктов — признают важными психотерапевты различных взглядов. Клиницисты всех направлений согласны также с тем, что гипноз предоставляет терапевту огромную гибкость, расширяя границы его взаимодействия с пациентом (Yapko, 1993). То, что психотерапевт внушает, ограничивается только его креативностью. В мысленном взоре возможно фактически все, и то, что можно себе представить, по крайней мере частично можно реализовать в действительности. В последующих главах мы подробно остановимся на темах, которых коснулись здесь; мы проиллюстрируем, как можно создавать позитивные терапевтические ожидания и наборы реакций, как их поддерживать и укреплять, чтобы максимизировать терапевтическую пользу; и дадим примеры того, как различные расстройства и состояния, с которыми клиницисты обычно сталкиваются на практике, можно вылечить с помощью эмпирически обоснованных принципов и методов.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.





Комментарий к статье

Войти с помощью: 

Мы не размещаем навязывающуюся, эротическую, шоковую и любую другую плохую рекламу. Сайт живет за счет рекламы. Пожалуйста, отключите блокировщик рекламы для этого сайта

Обнаружен включенный блокировщик рекламы

Мы не размещаем навязывающуюся, эротическую, шоковую и любую другую плохую рекламу. Сайт живет за счет рекламы. Пожалуйста, отключите блокировщик рекламы для этого сайта

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: