Социологический психологизм в австрии и германии

Стандартный
0 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 5 (0 оценок, среднее: 0,00 из 5)
Для того чтобы оценить запись, вы должны быть зарегистрированным пользователем сайта.
Загрузка...


На формирование западной социологии, а также на становление и развитие социологического психологизма весьма существенно повлияли труды ряда австрийских и немецких обществоведов, опиравшихся на интеллектуальные традиции немецкой классической философии. Эти мыслители, однако, довольно быстро осознали недостаточность теоретического потенциала и методологии социал-дарвинизма. В силу этого обстоятельства процесс формирования идей и концепций социологического психологизма в Австрии и Германии был изначально противоречив. С одной стороны, предпринимались попытки развития ортодоксальных идей Г. Спенсера, а с другой — те же самые обществоведы стремились к модификации традиционалистских идей, к поиску новых концептуальных горизонтов.

Вскоре выяснилось, что из весьма ограниченного арсенал а наличных исследовательских подходов наиболее перспективно использование в социологии традиционных, базисных идей идеалистической философии и сопрягающихся с ними положений психологии.

Психологическая акцентировка социальных проблем в принципе допускала сохранение и приумножение существовавших исследовательских традиций. Внедрение в социологию комплекса психологических идей позволило увидеть социальные процессы в иных измерениях и описать их как процессы социолсихического группового взаимодействия.

Значительный вклад в формирование и развитие социологического психологизма внесли видные австрийские социологи Л. Гумплович и Г. Ратценхофер, а также немецкие представители социологической мысли В. Дильтей, Ф. Теннис, Г. Зиммель, М. Вебер, В. Зомбарт, А. Вебер, Л. Визе и др.

Одним из первых буржуазных исследователей, обратившихся к изучению социальных конфликтов, был основатель социологического психологизма, польско-австрийский социолог и юрист профессор университета в Граце Людвиг Гумплович (18.18—1909).

Социологические воззрения Гумпловича формировались под заметным влиянием идей социального дарвинизма Г. Спенсера. Это обстоятельство в решающей мере предопределило его понимание социологии как социальной дисциплины, базирующейся на законах биологии.

Отправным пунктом социологии Гумпловича было положение о том, что социальная жизнь представляет собой социально-психический процесс группового взаимодействия, основной формой которого является борьба.

Выдвигая в качестве объекта социологии социальную группу, Гумплович предлагал принять в качестве предмета этой дисциплины систему движений этих групп, повинующихся вечным и неизменным законам.

Все социальные группы Гумплович подразделял на «простые» (исходные, первоначальные, примитивные) и «сложные» (группы второго порядка). К «простым» группам он относил все человеческие сообщества, обладающие ярко выраженными антропологическими и этническими признаками (например, первобытные орды, племена и т. д.), к «сложным»—многомерные социальные образования, например сословия, классы, государство и т. д.

Примечательными особенностями социологической доктрины Гумпловича были его стремление к обоснованию тезиса о принципиальной несводимости общественных явлений к природе индивида и интерпретация индивида как реальности второго порядка, являющейся «продуктом группового опыта».

В социологии Гумпловича общество предстает как продукт завоевания социальных групп, а его относительно развитые структурные формы — как плоды военной субординации. Основанием для таких выводов послужили исходные предпосылки его концепции, согласно которым «…людям от рождения присуща взаимная ненависть, определяющая отношения между группами, народами, племенами и расами», постоянно пребывающими в состоянии беспощадной борьбы. Причем, по мнению Гумпловича, по мере развития общества межгрупповые конфликты не исчезают, а лишь приобретают иные формы. То, «…что на примитивнейшей ступени было борьбой антропологически различных орд на жизнь и смерть», в условиях существования государства, сложившегося как результат порабощения, «…обращается в борьбу социальных групп, классов, сословий и политических партий».

Трактуя межплеменные и межгосударственные конфликты как главные формы социальных конфликтов, Гумплович утверждал, что конечными причинами всех социальных процессов являются эксплуатация чужих племен (на ранних этапах исторического развития) и стремление люден к удовлетворению своих материальных потребностей, поскольку «…всегда и всюду экономические мотивы являются причиной всякого социального движения, обусловливают все государственное и социальное развитие. Причем удовлетворение экономических потребностей, согласно концепции Гумпловича, могло осуществляться только посредством использования различных форм принуждения и насилия.

Теоретические построения Гумпловича объективно были направлены на обоснование положений об извечности социального конфликта и общественного неравенства людей, обусловливаемых биосоциальным неравенством рас. Противопоставляя теории классовой борьбы доктрину борьбы рас, интерпретированную в контексте социального дарвинизма, Гумплович утверждал, что любой мощный социальный или этнический элемент стремится к подчинению слабого социального элемента и что в порабощении слабых проявляется естественный закон общества—закон борьбы за существование. И господствующий» и подчиненный социальные элементы, согласно Гумпловичу, обладают стремлением к власти, причем «это стремление у господствующих классов выражается в эксплуатации как можно более интенсивной, и следовательно, в порабощении классов подчиненных; у последних оно проявляется в увеличении силы сопротивления, в уменьшении и ослаблении своей зависимости».

Термин «раса» Гумплович, как правило, использовал для обозначения наций или народов, а не групп с определенными биологическими чертами, в связи с чем «расовая борьба» трактовалась им как борьба гетерогенных социальных и этнических единиц, групп и общностей. В общем, пожалуй, правомерно полагать, что «расовый фактор» у Гумпловича выступал преимущественно как понятие, фиксирующее этнопсихическую отчужденность социальных групп. И тем не менее его расовые идеи могли быть и были истолкованы как «научное» обоснование биологического и социального расизма и впоследствии активно использовались нацистами.

Консервативные, а зачастую и просто реакционные воззрения Гумпловича наложили отпечаток на все концепции его социологии. Отрицая исторический прогресс в развитии человеческого интеллекта и нравственности, источник которой он усматривал в отношениях «примитивной» группы, Гумплович в значительной мере содействовал «социологическому обоснованию» агрессии и тирании. Это было одним из естественных следствий биопсихического редукционизма Гумпловича, считавшего, что все общественные явления обусловливаются неизменной человеческой природой с присущими ей склонностями к господству и эксплуатации, конфликтам и войнам.

В целом социология Гумпловича, которую он сумел эмансипировать от несоциальных наук [10. С. 25], и в особенности его концепция социального конфликта, выступили в качестве инициирующего момента и одного из важнейших источников формирования и развития социологического психологизма.

Идея психосоциологнческой интерпретации социального конфликта была подхвачена и развита в трудах последователя Гумпловича, австрийского военного деятеля, философа и социолога Густава Ратценхофсра (1842—1904).

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарий к статье

Войти с помощью: 

Мы не размещаем навязывающуюся, эротическую, шоковую и любую другую плохую рекламу. Сайт живет за счет рекламы. Пожалуйста, отключите блокировщик рекламы для этого сайта

Обнаружен включенный блокировщик рекламы

Мы не размещаем навязывающуюся, эротическую, шоковую и любую другую плохую рекламу. Сайт живет за счет рекламы. Пожалуйста, отключите блокировщик рекламы для этого сайта

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: