Социологический психологизм в австрии и германии

Стандартный
0 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 5 (0 оценок, среднее: 0,00 из 5)
Для того чтобы оценить запись, вы должны быть зарегистрированным пользователем сайта.
Загрузка...


Ратценхофер был одним из первых буржуазных мыслителей, определенно заявивших о научном статусе социологии. По его мнению, социология является особой философской наукой, выступающей в роли основы всех социальных наук и практической политики, поскольку она познает фундаментальные общественные закономерности.

В качестве основной задачи социологии Ратценхофер выдвинул изучение и описание «взаимоотношений единиц сознания», коренящихся в биологии человека и определяемых «первичной силой» и «внутренним интересом», являющими собой космическую силу, присущую всем общественным и природным явлениям [158|.

Разделяя идеи социального дарвинизма, Ратценхо-фер стремился к истолкованию «внутреннего интереса» как регулирующего фактора сознания и социальных процессов, как силы, обусловливающей борьбу за существование.

Основой социологического учения Ратценхофера являлась концепция конфликта интересов. В целом разделяя мнение Л. Гумпловича о конфликтной природе социального процесса, Ратценхофер утверждал, что социальная жизнь основывается на конфликте противоречивых интересов социальных групп и индивидов. По его мнению, значительное разнообразие интересов может быть сведено к пяти основным типам интересов: прокреативным (стимулирующим продолжение рода), физиологическим (связанным с питанием), индивидуальным (связанным со стремлением к самоутверждению), социальным (родственным и групповым) и трансцендентным (религиозным).

В отличие от Л. Гумпловича, придававшего социальному конфликту статус неизбывной всеобщности, Ратценхофер стремился к выработке более взвешенной оценки роли конфликта в общественной жизни и детальной разработке системы значений интересов, лишь намеченной его предшественником. Признавая первичность и универсальность конфликта, Ратценхофер тем не менее обращал особое внимание на выявление воз-можностеп его социализации, которая понималась нм как присущая конфликту тенденция к самоликвидации. В качестве единственно возможного пути преодоления социального конфликта Ратценхофер рассматривал сотрудничество люден. Это сотрудничество, по его мнению, достигается в силу действия закона «приведения во взаимное соответствие индивидуальных и социальных интересов», который квалифицировался им как основной закон социологии. Сформулированные Ратценхофером идеи о возможной регуляции различных социальных конфликтов в дальнейшем стали одним из популярных мотивов буржуазной «социологии конфликта».

Существенно важным моментом социологических исканий Ратценхофера была последовательная разработка нм теории борьбы за существование. В контексте этой теории Ратценхофер довел антидемократическую тенденцию буржуазной социологии до попытки доказательства того, что идеи свободы, равенства и интернационализма являются фантомами, а идея освободительной революции «просто ненаучна». Многие суждения Ратценхофера (о социальной ценности насилия и подчинения, сведение нм истории общества к борьбе рас и апологетика войны как «формы развития» общества) непосредственно смыкались с возникшей несколько позже идеологией геополитики.

Тем не менее влияние социологических воззрении Ратценхофера на формирование и развитие социологического психологизма весьма значительно. Его социология выступила в качестве важного источника идей Л. Уорда и А. Смолла — основоположников социологического психологизма в США.

Существенно важную роль в формировании и развитии социологического психологизма в Германии сыграли идеи и труды видного философа, психолога и социолога, профессора нескольких немецких университетов Вильгельма Дильтея (1833—1911), одного из основоположников идеалистической антропологии и «философии жизни».

Критически пересматривая традиции немецкой классической философии, Дильтей утверждал, что основной проблемой философии и ее главной задачей является решение загадки жизни. Придавая понятию «жизнь» статус центральной категории философии, он вместе с тем полагал, что строго научное определение этой категории и полное познание жизни вряд ли достижимы. В общих чертах Дильтей понимал жизнь как основу бытия и движущую силу действительности. Признавая возможность познания отдельных проявлений жизни, Дильтей считал, что все категории философии и науки выражают различные формы и состояния «жизни», понимание которой достигается науками о духе.

Одним из важнейших принципиальных положений учения Дильтея было противопоставление им наук о природе наукам о духе (человеке и обществе) в силу различия исследуемых объектов и методологии их познания. По Дильтею, науки о природе изучают внешний опыт, в то время как науки о духе познают опыт внутренний. Естественные науки добывают внешние факты, комбинируют и истолковывают их; науки о духе постигают и переживают скрытую внутреннюю реальность, и именно поэтому только им доступно подлинное понимание жизни.

По мнению Дильтея, естественные науки должны описывать и объяснять различные явления, а науки общественные должны их понимать. Отделяя «объяснение» от «понимания», Дильтей подчеркивал, что объяснение предполагает поиск и установление причинных связей, в то время как понимание основывается на изучении и постижении мотивов человеческой деятельности, обусловившей то или иное событие.

Настаивая на принципиальном и существенном отличии наук, изучающих неодушевленные предметы, от наук, изучающих поступки людей, Дильтей уделял особое внимание разработке теоретико-методологических проблем наук о духе. В этом плане одним из наиболее ощутимых результатов деятельности Дильтея было создание им «понимающей психологии» и «понимающей социологии», которые оказали значительное влияние на формирование и развитие социологического психологизма.

В общем для учения Дильтея характерно последовательно проводившееся им различение двух способов познания душевной жизни человека — объяснение и понимание, которым соответствуют два типа психологии и социологии.

Согласно Дильтею, «объяснительная» (конструирующая) психология стремится к установлению причинной связи явлений душевной жизни, подобно тому, как это делает естествознание по отношению к явлениям природы. Она осуществляет рассудочное конструирование связей и опытным путем проверяет их. Но в силу различия предметов естествознания и психологии перенос в психологию естественнонаучных методов не эффективен. Необходимо разрабатывать «понимающую» (описательную) психологию, основывающуюся на внутреннем восприятии фактов душевной жизни, ее переживании и описании.

«природу мы объясняем, душевную жизнь мы постигаем»,— утверждал Дильтей. Возможность этого постижения заложена в природе человека, обусловливающей сходство психических структур различных людей. Это сходство делает возможным сопереживание и сочувствие, которые выступают как основа понимания, позволяющего расшифровывать и описывать все многообразие состояний и движений чужого внутреннего мира. Таким образом, Дильтей утверждал интроспекцию в качестве важнейшего метода психологического и в конечном счете социологического познания.

Существенным моментом философско-социологических исследовании Дильтея была разработка им герменевтики как метода исторической интерпретации и теории истолкования текстов. В качестве основы герменевтики им принимались «понимающая психология» и «понимающая социология». При этом сама герменевтика определялась Дильтеем главным образом как искусство понимания письменно фиксированных жизненных проявлений.

Психологизм социологических концепций Дильтея в тон или иной мере выступал в качестве несущей конструкции практически всех его доктрин. Причем в ряде случаев он играл роль их основного элемента. Пример тому — его анализ религии. Дильтей полагал, что любое исследование религии предполагает объяснение ее «исключительно в психологической связи» с использованием таких базисных понятий, как чувство, воля, зависимость, свобода и мотив. Избыточность акцентировки достоинств психологического анализа религии, который, конечно же, необходим, обусловила недооценку Дильтеем возможностей ее социального и гносеологического анализа.

Действием главным образом психических сил

Дильтей объяснял происхождение классов, политических партий и государства. Причем, по его мысли, многие из этих сил — в особенности воля — предопределяются самой природой человека и в силу этого выступают в качестве постоянных детерминант исторического процесса. Учитывая большое влияние этих факторов, Дильтей пессимистически относился к идее о возможности разумного преобразования общества, поскольку, по его мнению, «стремление к властвованию и развивающееся из него в истории культуры стремление к приобретению собственности основаны на природе самой воли… Поэтому-то эти побуждения и вытекающие из них отношения исчезнут, вопреки всяким мечтаниям, лишь вместе с самим человечеством».

Важной характеристикой современного состояния общества и демаркационной линией его Дильтей считал существование различных типов психики, определяемых половыми различиями. «У женщины,— утверждал Дильтей,— жизнь чувства и мысли складывается на основании близких переживаемых отношений к семье, мужу, детям, тогда как мужчина под влиянием профессионального воспитания строит жизнь на более широких и объективных условиях, но зато менее непосредственно и интимно».

Еще большее значение Дильтей придавал разграничениям индивидуальных различий в рамках единообразной человеческой природы, породивших социальную структуру общества, в том числе и такие ее элементы, как этносоциальные группы и классы. Несмотря на ошибочную трактовку данной проблемы, Дильтей все же сумел подойти к осознанию ряда существенных гносеологических моментов — идеи о важности учета конкретного социально-исторического окружения познающего субъекта и выдвижения определенных критериев научности полученного знания (общеобязательности и общезначимости его как продукта понимающей интерпретации) и т. д.

В целом философское и социологическое творчество Дильтея содействовало распространению ориентации и исследовательских подходов социологического психологизма на весь спектр проблем социальной философии и социологии того времени. Концепции Дильтея и выработанные им представления о целях, задачах и возможностях познания и понимания социальных явлений и процессов на протяжении длительного времени выступали в качестве исследовательских ориентиров немецких социологов.

Значительный вклад в развитие социологического психологизма внес один из родоначальников профессиональной социологии в Германии, сооснователь и первый президент Немецкого социологического общества профессор Фердинанд Тённис (1855—1936).

Предложив понимание социологии как социальной науки, состоящей из теоретической, прикладной и эмпирической дисциплин, Тённис уделил большое внимание исследованию природы социальных групп и сущности процессов, способствующих организации и функционированию человеческих сообществ.

В классической работе западной социологии «Общность и общество» (1887) Теннис определил содержание понятий, вынесенных в заголовок, и по существу придал им статус базисных категорий немарксистской социологии.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.





Комментарий к статье

Войти с помощью: 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: