Социологический психологизм в австрии и германии

Стандартный
0 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 5 (0 оценок, среднее: 0,00 из 5)
Для того чтобы оценить запись, вы должны быть зарегистрированным пользователем сайта.
Загрузка...


Примечательной особенностью социологии Зомбарта было предложенное им деление ее на психобиологическую и духовную компоненты. В соответствии с ними он различал «психологическую социологию», стремящуюся «понять человеческую культуру как совокупность процессов отдельных индивидуумов, находящихся между собой во взаимодействии», и пытающуюся «разложить этот комплекс душевных процессов на конечные, простейшие, основные факты душевной жизни», и «ноологическую социологию», изучающую 2. Зак. 1407 различные духовные факторы культуры. В таком контексте Зомбарт исследовал, в частности, такой социальный феномен, как мода.

Отвергая представление о существовании общих социальных законов, Зомбарт утверждал, что исторические исследования и основывающиеся на них социологические изыскания являются творческим актом воспроизведения фрагментарного прошлого опыта. Такой подход к социальному познанию открывал практически неограниченные возможности для произвольного отбора исторических фактов (которые к тому же нередко просто подгонялись Зомбартом под собственные теоретические и мировоззренческие установки) или их игнорирования.

Одной из основных теорий социологии Зомбарта было учение об «экономической системе» как выражении духа общества, порождающего экономические институты определенной «экономической эпохи». Наиболее полно эти идеи отразились в исследованиях Зомбарта, посвященных капитализму, который характеризовался им как великое чудо человеческой истории.

Исходной посылкой Зомбарта была идея о том, что любая плодотворная теория капитализма должна непременно исходить из жизни духа. Развивая эту идею, он вслед за М. Вебером утверждал, что возникновение капитализма было обусловлено появлением капиталистического духа. Но в отличие от Вебера, считавшего, что это мировоззрение вызвала к жизни реформация, Зомбарт еще более безосновательно утверждал, что капиталистический дух породили евреи, поскольку их национальные черты и особенности религии привели к формированию у них таких типичных капиталистических качеств, как ум, рассудительность, бережливость, стремление к деньгам и опытность в торговых делах.

Отличительной особенностью этого социопсихологического анализа капиталистического духа как психической основы буржуазного строя было неуемное использование Зомбартом сомнительных аналогий и сравнений.

«Если начать… анализировать,— писал Зомбарт,— психику современного экономического человека, то в своих исследованиях натыкаешься на… ребенка… Душевная структура современного предпринимателя так же, как и все более заражаемого его духом современного человека вообще, лучше всего становится нам понятной, если перенестись в мир представлений и оценок ребенка и уяснить себе, что побудительные мотивы деятепьности у наших… предпринимателей и всех истинно современных людей те же самые, что и у ребенка». Далее Зомбарт сравнивал главные «идеалы» ребенка и содержание буржуазной шкалы успеха. Стремлению к чувственным значениям у ребенка, по Зомбарту, соответствует культ количественных оценок у буржуа (яхты, картины, желание приобрести побольше за единицу времени). Склонности ребенка к быстрому перемещению, по Зомбарту, соответствует страсть буржуа к рекордам скорости в спорте, транспортных сообщениях и т. д. Жажда детей к познанию нового аналогична духу сенсаций, поиску новых форм увеселений и т. д. Желанию ребенка испытывать чувство могущества соответствует установка на достижение экономической власти у собственников и т. д.

В целом социологическим исследованиям Зомбарта явно не хватало исторической и социологической достоверности.

Почти два десятилетия В. Зомбарт называл себя сторонником К. Маркса и его учения. В этот период он переписывался с Ф. Энгельсом и даже опубликовал ряд работ, посвященных марксизму и его основателям. Однако в последующий период, в значительной мере руководствуясь корыстными соображениями, он все более отдалялся от марксизма и в конце концов порвал с ним полностью. Зародыши этого разрыва и перехода Зомбарта на откровенно реакционные позиции содержались в его трудах еще тогда, когда он заигрывал с марксизмом. Так, в свое время высоко оценивая марксистскую теорию классов и классовой борьбы, Зомбарт вместе с тем утверждал что «если мы желаем вообще привести «всемирную историю» к единой формуле, то нам придется, я думаю, сказать, что существует двойной антагонизм, вокруг которого вращается вся история: антагонизм социальный и антагонизм национальный». Впоследствии националистические убеждения Зомбарта были развиты до крайних пределов. В скандально известной книге «Торговцы и герои» (1915) он представлял Германию в качестве европейского героя, а противостоящую ей Англию — в роли бесчестного торговца. Но в последней работе — «Немецкий социализм»— Зомбарт превзошел сам себя, занявшись откровенной проповедью национал-социалистических мифов и пропагандой германского народного духа и вождизма как эффективной альтернативы еврейскому капиталистическому духу.

Социологическое творчество Зомбарта на поздних этапах его деятельности явилось одной из позорных страниц истории социологического психологизма и всей западной социологии.

Известный вклад в развитие социологического психологизма внес брат и последователь М. Вебера Альфред Вебер (1968—1958). В истории западной социологии А. Вебер известен главным образом как создатель так называемой «социологии истории и культуры», разработка которой осуществлялась им под влиянием идей М. Вебера и В. Дильтея.

Считая, что историческое движение определяется свободной игрой духовных сил, А. Вебер уделил особое внимание исследованию трех сопряженных процессов: «общественного процесса» (определяемого естественными силами побуждений и волей народов процесса формирования и развития социальной структуры), «прогресса цивилизации» (характеризующегося развитием науки и техники, унифицирующими человеческое общество) и «культурного движения» (детерминированного развитием политических идей, религии, философии и искусства).

Несмотря на известную произвольность подобного расчленения истории, в данном подходе А. Вебера все же просматривалась попытка различения социальных процессов и их результатов, что частично репрезентировалось в несовпадающих понятиях «культурные» и «цивилизаторские» процессы.

Первопричиной общественного процесса в целом А. Вебер считал желания, стремления индивидов и социальных общностей, некую «творческую энергию добра», которая являет собой «суть вещей» и «душу мира».

Справедливо отмечая известное несоответствие между уровнями развития техники и культуры, он объяснял это несоответствие различного рода «иррациональными факторами». По его мнению, одним из наиболее существенных факторов такого рода является «дух стадности», привносимый в общество деятельностью народных масс и прогрессом техники.

Социально-политические воззрения и деятельность А. Вебера отличались определенной элитарностью и значительной противоречивостью. Так, считая коллективизм силон, враждебной личности, А. Вебер одновременно выступал против идеалов и фашизма, и социализма, не разделяя предположения об их изначальной идейной полярности.

В истории западной социологии идеи А. Вебера всегда заслоняла могучая фигура его брата. Тем не менее специалисты в области «социологии истории и культуры» всегда отдавали ему должное как основателю так называемой Гейдельбергской школы в немецкой социологии.

Определенный вклад в развитие социологического психологизма внес известный немецкий социолог, профессор Ганноверского и Кельнского университетов Леопольд фон Визе (1876—1969).

Развивая идеи Г. Зиммеля, Визе стремился сосредоточить социологические поиски на исследовании всеобщих форм социальных явлений, которое принималось им в качестве основной цели социологии.

Основу социологического учения Визе составляло его представление о том, что понятие «общество» в строгом значении этой категории является фикцией. Подобно М. Веберу, Визе трактовал человеческое общество как сумму отношений, существующих через посредство действия. В силу этого истинной сутью человеческих сообществ он считал «социальное», или «межчеловеческое», состоящее в «спутанной сети» отношений между людьми.

По мнению Визе, предметом социологической науки как относительно независимой общественной дисциплины является исследование этого «социального» или «межчеловеческого» в рамках различных форм отношений типа «Я—Ты» и «Я — Мы», к которым сводятся взаимоотношения людей.

Визе утверждал при этом, что система межчеловеческих отношений не зависит ни от исторического развития, ни от способа производства и по существу своему она «антропологически надвременная».

Находясь под влиянием установок антропологической философии, Визе приложил немало усилий для открытия неких антропологических инвариантов человеческого существования.

Антропологические воззрения Визе отчетливо выразились в его представлениях о взаимодействии социологии с другими социальными науками и дисциплинами. По мысли Визе, социология должна дистанцироваться от экономических и исторических наук, существенно усилив при этом взаимодействие с психологическими и биологическими науками как хранителями фундаментальных антропологических знаний.

В качестве одной из основных исходных единиц социологического анализа Визе использовал понятие «социус», трактуя его как производную от индивида абстракцию. Взаимодействие «социусов» описывалось им посредством понятий зиммелевских схем социации, характеризующих различные модели отношений между людьми. При этом предполагалось, что данная теоретическая конструкция позволит определить функциональную взаимосвязь отдельных процессов или отношений людей со всем социативным процессом (так понималась социальная система) в его конструктивном и деструктивном аспектах.

В работах Визе — виднейшего сторонника функционализма в немецкой социологии — особое внимание было уделено анализу объединяющих и разъединяющих сил социальных отношений. По его мнению, эти факторы сводятся к двум основным типам: ассоциации (в которую входят приспособление, соответствие, смещение и пр.) и диссоциации (соревнование, нарушение, конфликт и т. д.). Именно они, по Визе, выступают основой формирования социальных структур, являющих собой совокупность межчеловеческих отношений. Все социальные структуры Визе классифицировал по признакам длительности существования и степени общности.

Он выделял:

  1. конкретные толпы, видимые и кратковременные;
  2. абстрактные толпы, невидимые и неопределенной длительности — общности;
  3. группы, характеризующиеся личным участием индивидов и организаций;
  4. абстрактную коллективность, где индивидуальности уделяется минимальное внимание,— государство, церковь и т. п.

Эта типология послужила в дальнейшем основой для выработки Визе более корректного представления о первичной социальной группе, которая интерпретировалась им как система взаимозависимых статусов-ролей.

Функциональная трактовка социальных отношений и ряд фундаментальных понятий, введенных Визе в научный оборот («социальные отношения», «социальная дистанция», «социальная позиция», «социальная ситуация»), оказали большое влияние на социологию.

За пределами Германии его идеи были особенно широко известны в США, где Визе находился в эмиграции с 1933 по 1945 г. Ныне влияние Визе на развитие социологического психологизма и всей буржуазной социологии признается почти всеми ее ведущими представителями.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.





Комментарий к статье

Войти с помощью: 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: