Психосоциология «человеческих отношений»

Стандартный
0 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 5 (0 оценок, среднее: 0,00 из 5)
Для того чтобы оценить запись, вы должны быть зарегистрированным пользователем сайта.
Загрузка...


Одним из наиболее интересных и перспективных направлений в современном социологическом психологизме является так называемая теория «человеческих отношений»» традиционно понимаемая как совокупность социологически ориентированных идей, принципов и методов управления в различных (главным образом промышленных) организациях» направленная на улучшение морально-психологического климата и стимулирование людей к повышению производительности труда.

Психосоциология «человеческих отношений» обладает по меньшей мере двумя особенностями, знание которых необходимо для правильного понимания ее. Во-первых, современная психоеоциология «человеческих отношений» представляет собой неоднородную совокупность различных классических и неоклассических концептуальных версий (развиваемых многими социологами США и Западной Европы). В силу этого квалификация ее как целостной теории весьма условна и носит не столько содержательный, сколько традиционный характер. И, во-вторых, психосоциология «человеческих отношений», будучи по существу одной из доктрин социологического психологизма, обладает вместе с тем отчетливо выраженным междисциплинарным статусом и занимает пограничное положение между социологическим психологизмом, менеджментом, индустриальной (промышленной) социологией и другими направлениями, школами и течениями современной западной социологии.

Наиболее существенную роль в создании и развитии психосоциологии «человеческих отношений» сыграл одни из основателей американской индустриальной социологии, профессор школы бизнеса Гарвардского университета Элтон Мэйо (1880—1949), чьи теоретические воззрения и экспериментальные результаты обрели ныне статус классики западной социологии.

Отправным пунктом и главным выводом исследований Э. Мэйо было утверждение о том, что решающее влияние па производительность труда и отношения в трудовых коллективах оказывают преимущественно психологические и социальные, а не материальные факторы.

За кажущейся простотой этих положений стояла значительная исследовательская работа, отчасти опиравшаяся на ранее существовавшие представления и главным образом преодолевавшая их с позиций социологического психологизма.

Возникновению психосоциологии «человеческих отношений» в социологии США предшествовали определенные теоретические и эмпирические традиции исследования роли человеческого фактора в организации производства, повышении производительности труда и понижении уровня социальной напряженности.

Эти традиции были созданы неоднородной группой исследователей, представлявших различные школы организации труда и управления производством, сложившиеся на рубеже XIX—XX вв.

Для формирования психосоциологии «человеческих отношений» существенное значение имели:

  1. концепция «раннего научного менеджмента» и система организации труда и управления американского инженера Фредерика Тейлора и его последователей, исходивших из представлений о значительных возможностях рационализации и оптимизации труда за счет его научной организации и материального стимулирования работников в соответствии с доктриной «экономического человека» (упрощенным пониманием мотивов и стимулов трудовой деятельности человека, редуцирующим их до размеров материального вознаграждения, непосредственно связанного с результатами его труда);
  2. идеи американского социолога Мэри Фоллетт о необходимости научного исследования и использования психологических аспектов труда и управления;
  3. различные исследования в области «индустриальной психологии» («психологии труда»), осуществлявшиеся в первые десятилетия XX в. в США, Англии, Германии и других странах.

Формирование психосоциологии «человеческих отношений» было обусловлено не столько абстрактными теоретическими соображениями, сколько реальными практическими потребностями развивающейся промышленности США, настоятельно требовавшей пересмотра роли человеческого фактора в организации производства и его- управлении. В этом плане (во всяком случае на этапе зарождения) психосоциология «человеческих отношений» являла собой направление использования данных конкретных социологических исследований и соответствующих им концептуальных разработок в целях повышения производительности труда и уменьшения текучести рабочей силы на промышленных предприятиях.

В конце 20-х годов нашего века фирма «Уэстерн электрик» совместно с Комитетом по условиям труда в промышленности при Национальном исследовательском совете провела серию обследований на своем заводе в Хоторне близ Чикаго. Целью этих экспериментов было исследовать наличие взаимосвязи между некоторыми параметрами условий труда и уровнем его производительности. Результаты экспериментов оказались довольно неожиданными, и с 1924 г. к работе была привлечена группа сотрудников школы бизнеса Гарвардского университета, среди которых был Ф. Ротлисбергер. С 1927 по 1932 г. этой работой руководил Э. Мэйо. Используя социометрическую технику, он и его коллеги провели серию экспериментальных обследований условий и производительности труда, выявивших важность социально-психических компонентов (в том числе неформальных межличностных взаимоотношений) как определяющих факторов производственной деятельности. Эти обследования, ставшие поворотным пунктом в развитии представлений западной социологии об организованном поведении человека, получили название хоторнские эксперименты.

В описании цеха электрокабелей на Западном электрическом заводе в г. Хоторне один из лидеров современного социологического необихевиоризма Дж.

Хомане выделил следующие закономерности:

  1. если частота взаимодействия между двумя или более лицами возрастает, то усиливается и степень их взаимной симпатии друг к другу, и наоборот;
  2. лица, у которых взаимное чувство симпатии усиливается, выражают эти чувства посредством усиления активности своих действий, и наоборот;
  3. чем чаще лица взаимодействуют друг с другом, тем большее сходство проявляется в их действиях и чувствах, и наоборот;
  4. чем выше ранг данного лица в группе, тем в большей степени его действия согласуются с нормами этой группы, и наоборот;
  5. чем выше социальный ранг лица, тем шире диапазон его взаимодействий.

Концептуальное осмысление результатов экспериментальных исследований, положившее начало теории «человеческих отношений», осуществлялось Э. Мэйо при активном участии Ф. Ротлисбергера, консультациях президента компании «Нью Джерси Бэлл телефон» Ч. Барнарда и помощи группы социологов.

Одним из моментов, определивших и предопределивших основания, содержание и направленность теории «человеческих отношений», было мировоззрение Э. Мэйо, довольно критически относившегося к состоянию к уровню организации производственной деятельности, ее теоретическим интерпретациям и всему западному обществу.

По мысли Мэйо, в современном индустриальном обществе идут разрушительные процессы разобщения людей и дезинтеграции человеческой личности. Эти процессы, как он полагал, в значительной мере обусловливаются «дисфункциональными последствиями разделения труда» и бюрократической формой разноуровневого управления. Критикуя капиталистическую иерархическую систему, Мэйо отмечал значительное распространение в обществе «аномии» и отчужденных, заформализованных организаций, основанных на экономической и административной власти и конфликте между их элементами.

Хоторнекие эксперименты однозначно подтвердили многие представления Мэйо и укрепили его уверенность в правильности первоначальных ориентаций. Данные экспериментов определенно свидетельствовали о том, какую исключительную роль играют социальные, психические и моральные факторы в повышении производительности труда. В частности, среди этих факторов Мэйо и его сотрудники выделили отношения рабочих между собой и их отношения с администрацией, удовлетворенность характером труда и его результатами, возможности работников для удовлетворения своих законных желаний, уровень доверия и доброжелательности людей, чувство товарищества и взаимной помощи, стиль административного руководства, участие работников в общих делах, стабильность и престижность их положения и т. д.

В общем виде результаты экспериментов свидетельствовали о решающей роли человеческого фактора в повышении производительности труда. В силу этого Э. Мэйо и его сотрудники пришли к выводу о том, что решающим моментом эффективности производственной деятельности являются взаимоотношения работников, корпоративный дух и реальный уровень сплоченности трудовых коллективов.

Признав вслед за Э. Дюркгеймом в качестве основного условия равновесия и выживания общества непосредственную психологическую общность людей в группе (прежде всего в трудовой), Мэйо выдвинул задачу преодоления неразумного и неумелого использования достижений индустриальной цивилизации. В качестве средства им было предложено установить более человеческие отношения в трудовых коллективах и обществе в целом. Проповедуя идеи гуманизма, Мэйо настаивал на необходимости рационализации производства и управления на основе учета социальных, моральных и психологических аспектов трудовой деятельности людей. По его мнению, установление более человеческих отношений в обществе необходимо предполагает переход к менее директивному стилю руководства, «демократизацию управления», а также отношение к человеку как человеку, а не как к экономической единице.

Данные положения в значительной мере расходились с весьма распространенными и популярными тогда идеями Ф. Тейлора об «экономическом человеке». Подвергнув их критике, Э. Мэйо сделал существенный шаг вперед, предложив вместо них концепцию «социального человека». Эта концепция предлагала понимание человека как социального существа, чутко реагирующего на различные факторы социального морального и психологического свойства. Используя их как систему стимулирования работников, по мнению Мэйо, можно было достичь не только повышения производительности труда, но и ликвидировать различные трудовые конфликты. В этой связи Мэйо обратил внимание на существование двух основных средств организации сотрудничества между людьми. К ним он относил «социальное» и «техническое» искусство. При этом под социальным искусством разумелось умение достигать и использовать взаимопонимание между людьми и удовлетворять их рациональные потребности и требования в целях обеспечения всеобщего участия в решении общих задач, а под техническим искусством понималось умение использовать различные вещи для удовлетворения стремлении людей. Э. Мэйо полагал, что применение этих средств поможет разрешить ряд проблем, возникающих на промышленных предприятиях.

Следует отметить, что, несмотря на ряд рациональных и позитивных черт психосоциологии «человеческих отношений», она все же в ряде случаев чрезмерно преувеличивала роль психических факторов в организации трудовой деятельности людей.

Идеи психосоциологии «человеческих отношений» оказали значительное влияние на развитие многих западных социологических доктрин. В роли особенно мощного стимула они выступили по отношению к возникновению ряда аналогичных концепций, как правило, не имевших принципиального значения и являвших собой определенные модификации классического образца.

В 50—60-е годы психосоциология «человеческих отношений» обогатилась новой концептуальной версией, получившей наименование концепции «новых человеческих отношений». В общем эта версия представляла собой попытку развития доктрины «человеческих отношений» и ее синтеза с современными западными теориями менеджмента. Наиболее существенными результатами этого синтеза были повышение престижа психосоциологии «человеческих отношений» и усиление эффективности ее практических приложений.

В содержательном плане психосоциология «человеческих отношении» была усилена теориями американского исследователя Д. Макгрегора о «социальном партнерстве» и «управлении через соучастие», ориентированными на достижение всемерной заинтересованности трудящихся в успешной деятельности промышленных предприятий.

В 60—70-е годы благодаря трудам группы социологов США и Западной Европы была создана новейшая версия психосоциологии «человеческих отношений» — так называемая школа «социальных систем». Она представляла собой частичную интеграцию доктрины «человеческих отношений» и нового «научного менеджмента» в связи с общей теорией систем.

В конечном счете новые концептуальные версии психосоциологии «человеческих отношений» значительно укрепили ее теоретические, методологические и практические позиции и обеспечили ей значительные перспективы развития в системе современной западной социологии.

Эти перспективы представляются тем более значительными, поскольку психосоциология «человеческих отношений» пользуется большой популярностью из-за наличия в ней ряда гуманистических компонентов и высокой эффективности практической реализации ее положений и рекомендаций.

Благодаря трудам Э. Мэйо и его последователей использование выводов психосоциологии «человеческих отношений» ныне осуществляется не только на промышленных предприятиях, но и в различных учебных группах, организациях и учреждениях, армейских коллективах и т. д. Более того, от Мэйо до наших дней на Западе предпринимаются систематические попытки использовать идеи «человеческих отношений» для организации сотрудничества всех элементов социальной структуры западного общества — главным образом в конечном счете в интересах его элиты. И хотя решение такой задачи вряд ли возможно, тем не менее психосоциология «человеческих отношений» содействует решению некоторых частных социальных проблем, несмотря на то, что реальный потенциал ее в действительности не всегда оказывается достаточным даже для решения прикладных вопросов. Быть может, это происходит потому, что, как справедливо заметил американский социолог Р. Бендикс, Голиаф индустриальной войны не могут быть убит Давидом «человеческих отношений».

Амбициозные притязания психосоциологии «человеческих отношений» на решение разноуровневых общественных проблем\’ собственными средствами лишь усиливают содержащиеся в ней элементы социального утопизма. Хотя управление производством и обществом, в эпоху НТР без учета комплекса социальных и психологических факторов чревато опасностью экономического краха и социального взрыва, которые и пытается предотвратить психосоциология «человеческих отношений».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарий к статье

Войти с помощью: 

Мы не размещаем навязывающуюся, эротическую, шоковую и любую другую плохую рекламу. Сайт живет за счет рекламы. Пожалуйста, отключите блокировщик рекламы для этого сайта

Обнаружен включенный блокировщик рекламы

Мы не размещаем навязывающуюся, эротическую, шоковую и любую другую плохую рекламу. Сайт живет за счет рекламы. Пожалуйста, отключите блокировщик рекламы для этого сайта

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: