ОЖИДАНИЯ И ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ

Стандартный
0 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 5 (0 оценок, среднее: 0,00 из 5)
Для того чтобы оценить запись, вы должны быть зарегистрированным пользователем сайта.
Загрузка...


В том, что будущего спутника жизни мы отнюдь не «видим насквозь», супруги убеждаются спустя относительно короткое время после свадьбы. Грустным примером может служить тест, используемый одной из наших консультаций. Парам, обращающимся перед заключением брака, предлагаются два листа бумаги. На одном следует перечислить то, что ты ожидаешь от будущего супруга, на другом — все, что будущий муж (или жена) ожидает от тебя.

Первый лист, содержащий собственные пожелания, заполняется быстро, почти без размышлений, и бумаги часто не хватает. На втором листе пишут одну — две фразы, причем чаще всего оказывается, что и эти предположения ошибочны.

Но если нам неизвестно, чего ждет наш будущий партнер от семейной жизни, если мы не знаем, как он представляет себе нашу и собственную роль в будущем общем доме, можно ли говорить о знании друг друга и согласии между ними? Правда, бывает, что некоторые наши ожидания, хотя мы их и не согласовывали, оказываются сходными и в какой-то мере дополняют друг друга. Но гораздо чаще они не совпадают, и должно пройти много времени, прежде чем супруги поймут, в чем кроется причина их трудностей и неудач, и сумеют их преодолеть, для чего и взаимопонимание просто необходимо.

И даже если ожидания обоих супругов очень близки, с течением времени это совпадение может оказаться иллюзорным.

Примером могут быть Эва и Пётр, молодые супруги, считавшиеся всеми в течение двух лет до брака идеальной парой. Их связывали не только общие интересы и сходные взгляды почти на все, но (они всегда особенно подчеркивали это) и абсолютная искренность во всех, даже самых незначительных делах. Решив пожениться, они были убеждены, что знают друг друга настолько хорошо, что в их совместной жизни ничего неожиданного, кроме возможных ударов судьбы, не может произойти.

И именно они уже через год обратились в консультацию, будучи на шаг от развода. Причину трудно было понять, поскольку оба утверждали, что, собственно говоря, ничего серьезного за этот год не случилось, просто у них все чаще вспыхивали поры, как они сами говорили, из-за пустяков. Инициатором стычек был Пётр, все еще утверждавший, что он любит Эву, но что жить с ней под одной крышей ему все труднее. Со своей стороны Эва считала, что Пётр после свадьбы стал очень раздражительным, чего раньше за ним не замечалось, а все его домашние разговоры сводятся к критике того, что Эва делает, включая ее поведение и внешний вид.

Оказалось, что, планируя совместную жизнь, они решили, что первое время это будет продолжением беззаботной студенческой жизни, без каких-либо особых хозяйственных или семейных обязанностей, которых и так не избежать, когда появится запланированный «на потом» ребенок. Они решили, что не будут готовить дома, а будут обедать где-нибудь, не станут тратить деньги на обустройство квартиры, а будут расходовать их на развлечения и туризм. Программа старательно выполнялась. И хотя теоретически такая семейная жизнь вполне могла оказаться удачной, но на практике вышло, что они не учли разницы в привычках, вынесенных каждым из родительского дома.

Эва, которую вырастила мать (полностью поглощенная работой, она не обращала особого внимания на создание дома уюта и домашней атмосферы), часто питалась в столовых и закусочных, и такой образ жизни был для нее привычным и естественным. Пётр же воспитывался в семье, где сохранялись определенные традиции, соблюдался ритуал ужина в семейном кругу и торжественных воскресных обедов, что помогало поддерживать чувство особой близости между членами семьи. Поэтому он вскоре почувствовал, что ему недостает особой атмосферы, возникавшей за семейным обеденным столом. Оказалось также, что (хотя он и не отдавал себе в этом отчета) представление об общем доме связывалось у него с образом женщины, постоянно что-то делающей на кухне, какой была его мать.

Эва ничего не знала об этих привычках мужа, и потому даже и не пыталась делать что-то по дому. А Пётр чувствовал себя все более обманутым в своих ожиданиях, так глубоко «впечатанных» в его подсознание, что он даже не был в состоянии их сформулировать, не то что объяснить Эве. Разочарование выливалось в претензиях к жене, и, хотя раньше они прекрасно друг друга понимали, теперь все шло к отчуждению между ними.

Этот пример показывает, что встреча двух индивидуальностей всегда оказывается столкновением разных взглядов, привязанностей и прочно воспринятых образцов поведения, а умение отказаться от некоторых собственных привычек и выработать совместную линию поведения — задача отнюдь не простая. Именно поэтому начало совместной жизни сопровождается многочисленными трудностями и конфликтами. Неподготовленные к такому повороту, ожидающие прежде всего радости, связанной с новым периодом отношений, молодые люди чувствуют себя потерянными и разочарованными.

Социологические исследования и практика консультаций показывают, что в течение первых нескольких месяцев после свадьбы большинство пар переживает большее или меньшее разочарование и партнере. Разочарование это не всегда бывает серьезным и не обязательно касается принципиальных для обеих сторон проблем. Прежде всего это несогласие с формой поведения, с тем, как партнер выражает свои чувства, как он формулирует замечания и пожелания. Ведь перед свадьбой отношения, даже если они уже содержат элементы супружеской жизни, строятся совсем иначе, чем в семье, предполагающей подлинное единство, в том числе общие «стол и ложе».

Трудности начала совместной жизни связаны также с несовпадением представлений партнеров о взаимоотношениях между супругами. Оба имеют какой-то опыт отношений с противоположным полом, знания, приобретенные в общении с родственниками, друзьями, знакомыми. Наконец, каждая сторона располагает обширными сведениями о жизни собственных родителей. К этому следует добавить представления, навеянные книгами и фильмами. Все это влияет определенным образом на модель семейной жизни.

Эти знания и представления служат чем-то вроде рамы, в которой каждый из супругов размещает то, что ему «нравится», но «нравится», включает в себя самые разнообразные оттенки отношений: как они обращаются друг к другу, как проявляют свои чувства, какую форму приобретают их ласки и интимные сближения, как они проводят свободное время и чем заполняют пространство жилого помещения.

Индивидуальные же привязанности, осознанно или нет, определяются беспокойством, неуверенностью, страхом, не до конца осознанными ожиданиями. Все эти чувства и ощущения сильно влияют на наши представления о супружеской жизни и браке вообще. А их корни следует искать и в переживаниях детства п юности, и в закрепившихся стереотипах «истинной природы» .женщины и мужчины, и в предрассудках, связанных с некоторыми сторонами совместной жизни.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.





Комментарий к статье

Войти с помощью: 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: