Матери — главные зодчие человечества

Стандартный
0 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 5 (0 оценок, среднее: 0,00 из 5)
Для того чтобы оценить запись, вы должны быть зарегистрированным пользователем сайта.
Загрузка...


Урок можно начать следующей беседой.

«Есть прекраснейшее существо на свете, у которого мы всегда в неоплатном долгу. Это мать». Эти замечательные слова, принадлежащие писателю-борцу Николаю Островскому, можно поставить эпиграфом к нашему занятию.

Мать… Для каждого человека — большого или маленького, молодого или пожилого — мать — самый родной человек на свете. Все лучшее в каждом из нас исходит от матери, давшей нам и самое бесценное — жизнь. Материнская забота, тепло, ласка, неустанный труд, терпение, беспокойство окружают нас с первого дня жизни. Ее нежный голос, ее мягкие теплые руки успокаивали нас, вселяли уверенность, придавали бодрость. Вот беспомощное существо, насытившись материнским молоком, спокойно засыпает сладким сном. Вот первая улыбка малыша в ответ на заботливый голос матери. Вот с помощью матери малыш сделал свой первый шаг. И первое слово — «мама». Недели, месяцы, годы она была первой из тех, кто удовлетворял все его потребности, выхаживал, ограждал от невзгод, опасностей. Вместе с тем уже с первых месяцев жизни младенца мать становится для него не только кормилицей и нянькой, но и наставницей, другом, руководительницей, союзницей.

Мать — единственный и неповторимый человек, чья любовь к детям благородна, бескорыстна, удивительна по своей мудрости, безграничности и мужественности. Виссарион Григорьевич Белинский писал об этом: «Мать любит свое дитя сердцем, кровью, нервами, любит его всем существом своим; ее любовь прежде всего физическая, естественная, следовательно, любовь по преимуществу, любовь как любовь. Она носит свое дитя у себя под сердцем, девять месяцев питает и растит его своею кровью, чувствует в себе первые жизненные его движения; оно, это дитя — плоть от плоти ее и кость от костей ее; она рождает его на свет в муках и страданиях, и вместо того, чтоб возненавидеть именно за них-то, за эти муки и страдания, еще более любит его. Это маленькое, слабое, крикливое, неопрятное и деспотическое существо с первого дня своего появления на свет делается предметом нежнейших попечений и неусыпных забот своей матери: она любуется его безобразием, как красотою; его красная морщиноватая кожа только манит ее поцелуи; в его бессмысленной улыбке она видит чуть не разумную речь и готова начать с ним говорить; ей не противно наблюдать за чистотою этого маленького животного; ей не тяжело не спать ночи, бодрствуя над его ложем. И она — бедная мать — будет любить его всегда, и прекрасного и безобразного, и умного и глупого, и доброго, и злого, и добродетельного и порочного, и славного и неизвестного… Ангел-хранитель младенчества детей своих, она друг их юности, возмужалости и старости. Нет жертвы, которой бы не принесла она для детей; их счастие — ее счастие; их несчастие — ее несчастие. Нет ничего святее и бескорыстнее любви матери; всякая привязанность, всякая любовь, всякая страсть или слаба или своекорыстна в сравнении с нею!».

Величие миссии матери отмечали многие крупные мыслители. К. Д. Ушинский писал, что «женщине врождено стремление учить и развивать свое дитя и вместе с тем даны и необходимые для этого способности». А вот что говорил об этом известный русский педагог и хирург Н. И. Пирогов: «Пусть женщины поймут, что они, ухаживая за колыбелью человека, учреждая игры его детства, научая его уста лепетать… делаются главными зодчими общества. Краеугольный камень кладется их руками…».

Вспомните, какой трогательный образ матери создал Н. В. Гоголь в повести «Тарас Бульба».

Ночь перед выездом старого Тараса с сыновьями в Запорожскую Сечь. Все спят. «Одна бедная мать не спала. Она приникла к изголовью дорогих сыновей своих… она глядела на них вся, глядела всеми чувствами, вся превратилась в одно зрение и не могла наглядеться. Она вскормила их собственною грудью, она возрастила, взлелеяла их — и только на один миг видит их перед собою… Вся любовь, все чувства, все, что есть нежного и страстного в женщине, все обратилось у ней в одно материнское чувство. Она с жаром, с страстью, с слезами, как степная чайка, вилась над детьми своими». За каждую каплю крови их мать отдала бы себя всю. И несмотря на это, она благословила сыновей на ратные подвиги за Отчизну.

Максим Горький одну из своих «Сказок об Италии» посвятил матери, которая пришла к Тамерлану. «Пятьдесят лет ходил он по земле, железная стопа его давила города и государства… красные реки крови текли от его путей во все стороны; он строил высокие башни из костей побежденных народов; он разрушал жизнь…» И вот к этому кровавому владыке явилась мать, «босая, в лоскутках выцветших на солнце одежд». Четыре года шла она из далекой страны через моря, реки и горы, через леса. Пришла, чтобы вызволить из неволи своего десятилетнего сына.

«— Слушай! — сказала женщина Тамерлану.— Что бы ты ни сделал, ты —только человек, а я —Мать! Ты служишь смерти, я — жизни. Ты виноват передо мной, и вот я пришла требовать, чтоб ты искупил свою вину… Отдай мне моего ребенка, потому что я — Мать и люблю его!»

Сильнее кровавого владыки оказалась Мать, чья «любовь не знает преград, чьей грудью вскормлен весь мир!». Как гимн звучат слова писателя: «Все прекрасное в человеке — от лучей солнца и от молока Матери,— вот что насыщает нас любовью к жизни!.. Вся гордость мира — от матерей!.. Без солнца не цветут цветы, без любви нет счастья, без женщины нет любви, без Матери— нет ни поэта, ни героя!

Прославим женщину — Мать, неиссякаемый источник всепобеждающей жизни!».

Много сказано о матери добрых, теплых слов. И все же, это тысячная доля того, что она заслужила. Материнство по праву называют подвигом. И в этом нет преувеличения. Материнство не приходит само собой. Иногда говорят: «Материнский инстинкт». В этих словах, видимо, есть крупица истины. Но только крупица. Инстинкт — только первый импульс в рождении вечной материнской любви, за которым следуют высшие социально-нравственные начала. Материнство — великий духовный и физический труд, продолжающийся всю жизнь. Недаром в народе говорят: «Не та мать, которая родила, а та, которая воспитала». Это образное выражение подчеркивает важность воспитательной роли матери и величие материнского подвига женщины, воспитавшей неродных детей. Разве мало у нас таких подвигов!

«Необыкновенно остра материнская чуткость, бесконечны материнские надежды на добрые возможности ребенка.

И еще вот какое чудо: вся в самозабвении, вся в самоотдаче, душа матери богатеет и богатеет. Из каких-то глубин ее мощными родниками постоянно подаются новые животворные волны, весь характер ее укрупняется, получает бесценные прибавления. Из нежности родится сила, из понимания — мудрость, из надежды — энергия».

На наших занятиях мы уже говорили о тернистом пути женщины к равноправию с мужчиной. В социалистическом обществе женщина заняла достойное положение. Нынешняя мать — это неутомимая производственница, государственный деятель, общественница, гражданка. В лихую годину, проводив мужа и сына на фронт, взвалила на свои плечи и их заботы. Она, отдав детям свою крохотную порцию хлеба, голодная шла выполнять мужскую работу. И ни единого слова обиды на горькую судьбу! Об этих днях очень верно сказал поэт:

Да разве об этом расскажешь — В какие ты годы жила!

Какая безмерная тяжесть

На женские плечи легла!

У писателя Константина Лапина есть такие примечательные строки: «Если ты — сверстник мне, был на фронте, ты не можешь забыть, кем была для всех нас мать на передовой. Помнишь, каким огнем загорелись глаза воинов, когда перед строем зачитали письмо матери нашего товарища — не очень складное, но душевное письмо, написанное рукой, весь день обтачивавшей снарядные стаканы. Мать наказывала сыну поскорее одолеть врага, добиться победы и поберечь себя хоть немножко. Письмо шло долго, наш товарищ пал в бою, но разве материнский наказ не касался всех нас? В этот день руки особенно твердо сжимали автомат, снаряды точнее ложились в цель. «За слезы наших матерей из сотен тысяч батарей, за нашу Родину — огонь!..».

Настали мирные дни. И матери, мыкая вдовье горе, восстанавливали разрушенную страну, поднимали детей. И их труд неоценим.

«Не потому ли мы, став взрослыми, остро сознаем неоплатность долга перед матерями. Даже если наша совесть чиста, если мы покоим их старость и бережем их память, все равно, чувствуя в себе их жизнь, думаем, что недодали им заботы и внимания, жалеем об огорчениях, которые когда-то причинили им. И вновь, и вновь воскрешаем милый образ, как самое чистое, до сих пор берегущее все, что есть в нас лучшего. Только теперь понимаем, сколько на нас стирано, штопано, сготовлено, сколько из-за нас недослано, сколько пролито слез, как много себе отказано ради нас».

Всегда стоит перед нами подвижнический пример матери, и сквозь даль годов, сквозь собственный опыт яснее слышится сказанное нам родное слово, слово — остережение, слово — наказ, слово— награда. Недаром наши наиболее весомые и искренние слова обращены к матери.

«Дорогая мамочка!» — так Ленин начинал каждое свое письмо к матери, Марии Александровне. «Ильич всегда очень любил мать,— писала Н. К. Крупская в своих воспоминаниях.— Мне кажется, что талант организатора, который был так присущ Ильичу, он в значительной мере унаследовал от матери». Вот как рассказывается о ней в биографии В. И. Ленина.

«Редким воспитательным талантом владела Мария Александровна. Приветливая, ровная, она никогда излишне не стесняла детей, но в то же время умела поддерживать дисциплину. Всегда аккуратная, организованная, бережливая и скромная, особенно во всем, что касается лично ее, она сумела все эти качества передать детям. Хрупкая на вид, Мария Александровна обладала огромным мужеством, самоотверженностью и стойкостью, которые многократно и с такой удивительной силой проявлялись в годы тягчайших испытаний, выпавших впоследствии на долю семьи Ульяновых».

Рыцарь революции Феликс Эдмундович Дзержинский из тюрьмы писал старшей сестре: «Мама наша бессмертна в нас. Она дала мне душу, вложила в нее любовь, расширила мое сердце и поселилась в нем навсегда…».

С годами в душе каждого из нас образ матери все ярче и прекраснее:

 Я помню руки матери моей,
 Хоть нет ее, давно уж нет на свете.

Я рук не знал нежнее и добрей.

 

 Чем жесткие, мозолистые эти.
 Я помню руки матери моей,

Что утирали слезы мне когда-то,

В пригоршнях приносили мне с полей

Все, чем весна в родном краю богата.

Я помню руки матери моей,

Суровой ласки редкие мгновенья.

Я становился лучше и сильней

От каждого ее прикосновенья.

Можно бесконечно приводить высказывания о матерях. И не только известных мыслителей, писателей, педагогов. Каждый человек хранит в душе проникновенные мысли о матери. Но это мы, взрослые, сами испытавшие родительские радости и горести, теперь так полно понимаем величие материнского труда. А дети?

Есть удивительно веский аргумент в их пользу — они просто любят мать. «Моя мама самая лучшая в мире!». «Пусть всегда будет мама!» Что может быть убедительнее этого? Кто и что может состязаться с этим по мудрости, непосредственности и выразительности эмоций и чувств? Никто и ничто!..

И все же одной любви мало. Мать еще надо — уважать. Но это качество у детей само собой не возникает. Его необходимо формировать. Здесь как раз и взрослые иногда допускают просчеты, в том числе и сами матери. И далее особенно матери. Есть на их трудном пути воспитания детей подводные камни, опасные омуты. Покоряясь призывному зову детского сердца, мать всегда в вечных хлопотах. Просыпаясь, дети видят маму уже на ногах и засыпают, укрытые ее добрыми руками. Они привыкли к ее заботам, теплу и ласке.

Эта привычка, такая понятная, естественная и счастливая, не закрывает ли от детей прекрасную, богатую, самоотверженную душу их мамы? Закрывает, закрывает наглухо, если сама мать не приучает детей к труду, не привлекает их к себе на помощь, не требует этой помощи. Но так не должно быть. «Нам не нужны люди, воспитанные на молчаливом подвиге матери, обкормленные ее бесконечным жертвоприношением…». Тут должна вступать в свои права педагогическая мудрость матери, ее педагогическая культура. Но об этом речь впереди.

Как уже было отмечено, нет ничего бескорыстнее любви матери: «…не сули ей никакой оплаты, никакой награды,— она все равно всю себя будет отдавать детям. Но мать ждет, всем сердцем ждет от них отклика! Не как благодарности даже, а как плода своей любви, как результата своих неусыпных стараний. Слышат ли это дети? Как откликаются на трепетное материнское ожидание?».

Дети еще не в состоянии осознать сложные материнские переживания. Ее повседневные заботы о них, ее хлопоты по дому они даже приблизительно не сопоставляют с подвигом. Подвиг для них что-то необыкновенное, совершающееся в большом мире, далеко, от домашнего очага. А тут обыкновенная наша мама, которую чаще всего видим за такой неброской домашней работой, случается, она ворчит, что-то требует, что-то запрещает…

До многого детям предстоит дойти лишь с возмужанием, но одной высоты они обязаны достигнуть уже в начальные годы жизни. Это первая моральная высота человека — уважение к матери.

Не дожидаясь, пока разовьется сознание и дети смогут осознать свой долг, его надо прививать как чувство. Уважение к матери должно естественно прорасти из любви, из привязанности к ней и также, стать чувством, ибо каждое нравственное правило в детях сначала укореняется как чувство.

Данную нам природой любовь к матери непременно нужно развивать до уважения. Потому что любит свою маму каждый, но не каждый приучен беречь и ценить ее. Дети растут. Они хотят скорее быть самостоятельными, сильными, значительными; не сознавая, от кого их самостоятельность, сила и значительность, бывает, перестают считаться с матерью, могут бросить ей пренебрежительно: «Ну что ты понимаешь!» И, не заметив, положат лишнюю морщинку на родное лицо.

Уважение дорого матери, оно — отклик на ее любовь, благодарность за ее труды. Но это и для самих детей нужно: не здесь ли. зародыш многих и многих качеств, которые затем образуют душевную культуру человека? Именно здесь! Здесь и умение ценить любовь. И первое самоограничительное усилие из боязни огорчить любимую. И противоядие от эгоизма, мерзкой ржавчины, которая заводится в детях, а потом окончательно портит людей себялюбием, потребительским отношением к любви.

Наш урок мы начали словами Николая Островского, который был несгибаемым бойцом революции, замечательным писателем, великим тружеником. И еще — нежным, заботливым сыном.

«Милая матушка! Сегодня я закончил все работы над первым томом «Рожденные бурей»… Весь этот месяц я работал в «три смены». Ты мне прости, родная, за то, что я не писал тебе эти недели, но никогда тебя не забываю. Береги себя…».

Это писал человек, прикованный к постели тяжким, смертельным недугом.

Большим, глубоким должно быть наше уважение к матери. Такому уважению надо учиться всем, и особенно юным!.. Помним ли мы об этом? Хватит ли гражданской культуры и человечности у нас на это?

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарий к статье

Войти с помощью: 

Мы не размещаем навязывающуюся, эротическую, шоковую и любую другую плохую рекламу. Сайт живет за счет рекламы. Пожалуйста, отключите блокировщик рекламы для этого сайта

Обнаружен включенный блокировщик рекламы

Мы не размещаем навязывающуюся, эротическую, шоковую и любую другую плохую рекламу. Сайт живет за счет рекламы. Пожалуйста, отключите блокировщик рекламы для этого сайта

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: