Массовидная психология и перестройка. Что такое забастовка!

Стандартный
0 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 5 (0 оценок, среднее: 0,00 из 5)
Для того чтобы оценить запись, вы должны быть зарегистрированным пользователем сайта.
Загрузка...


Складывается так, что забастовка, изобретенная рабочими как средство классовой борьбы против эксплуататоров, в нашей стране перемещается в среду самого рабочего класса и превращается в средство внутриклассовой экономической борьбы. И тут трудно однозначно оценить высказывания о том, что если забастовка стала неизбежной, то профсоюзы должны ее возглавить. А на чьей стороне должны быть хозяйственники, партийные организации? Против кого поведет рабочих профсоюз?

Закон определил субъектов спора. Кто же они? С одной стороны — это трудовой коллектив, интересы которого представляют профсоюзный комитет, совет трудового коллектива, забастовочный комитет или иной орган, выбранный коллективом. С другой стороны — администрация предприятия, вышестоящий отраслевой (или межотраслевой) орган управления. Все как будто правильно. Но почему только профсоюзы и СТК представляют интересы коллектива? А партийные организации?

Попытку законодательного регулирования забастовок можно только приветствовать. Но принятый Верховным Советом СССР закон назван «О порядке разрешения коллективных трудовых споров (конфликтов)». Тут налицо желание спрятать за ширмой трудовых споров забастовки, которые к собственно труду не всегда имеют отношение. Например, забастовщики Карагандинского бассейна выставили требования — прекратить испытания ядерного оружия в Семипалатинске немедленно, запретить кооперативы, которые занимаются скупкой и продажей государственных товаров. При чем тут трудовые споры (конфликты)? Авторы закона, видимо, исходили из благих намерений, но фактически их позиции напоминают поведение страуса, прячущего голову в песок, чтобы не видеть того, что происходит рядом. Несовершенство законодательства ведет к тому, что оно просто не соблюдается. Это показала забастовка в г. Воркуте.

Нельзя, конечно, было рассчитывать, что закон поможет покончить с забастовками. В Воркуте забастовка началась уже после его принятия. Корень зла находится гораздо глубже — в отношениях собственности. Думается, что главное средство против забастовок — это ускорение темпов проведения экономической реформы, предоставление самостоятельности предприятиям, развитие арендных отношений, реальное уничтожение отчуждения трудящихся от собственности на средства производства, произведенную продукцию. Настоящий хозяин не станет бросать работу, ибо это экономическое самоубийство. Забастовка потому и становится возможной, что рабочие не чувствуют себя хозяевами предприятий. В этом смысле забастовки являются порождением административно-командной системы хозяйствования, и они неизбежны (по крайней мере потенциально) до тех пор, пока эта система не демонтирована полностью.

В декабре 1988 г. двух советских специалистов в области политической психологии, и в том числе автора, пригласили на международный симпозиум в Польшу. Там довелось нам выслушать весьма острый и оригинальный доклад известного психолога Яноша Рейковского. Сейчас, сообщил профессор, в Польше действует пять центров власти (термин этот мне был непривычен, но по здравому размышлению я понял, что докладчик как подлинный ученый называет вещи своими именами). По значимости власти он расположил центры следующим образом: ПОРП, костел, правительство, официальные профсоюзы, «Солидарность».

Профессору задали вопрос соотечественники: «Почему на первое место по удельному весу власти вы ставите ПОРП?» «Очень просто, — ответил он, — около 85% руководителей всех рангов в государственных учреждениях являются членами ПОРП». Такая оценка у меня не вызвала возражений. Смутило другое: всегда считалось, что власть в государстве находится в руках правительства. А тут правительство следует не за партией, а за костелом.

Прошло время. Состоялись выборы в польский парламент, теперь уже двухпалатный. Коммунисты как центр власти поменялись местами с «Солидарностью». А далее положение усугубилось. ПОРП самораспустилась. Это подтверждает необходимость постоянного отслеживания динамики центров власти. Иногда полезно извлечь уроки из чужого опыта.

А урок, мне кажется, вот какой. Забастовки разрушают социальную структуру общества, порождают новые центры власти. Соотношение вновь возникших и традиционных центров власти находится в непрерывном движении. Всякое проявление благодушия в такой ситуации оборачивается фактической утратой реальной власти, как это случилось с некоторыми нашими партийными и советскими органами на местах во время шахтерских забастовок. Обращение к войскам и милиции дает эффект, противоположный ожидаемому: «брожение умов» усиливается, влияние государственной власти на население падает.

Какой же вывод? Коммунистам нужно овладевать, как говорил В. И. Ленин, искусством «привлекать к себе людей» серьезно, основательно. И не методом проб и ошибок, не на основе пресловутого передового опыта, а путем глубокого изучения человековедческих наук, и в первую очередь политологии, социологии, психологии. Только на этой основе можно овладеть политическими методами руководства и сохранить влияние на умы, чувства и волю людей, на их поведение и деятельность.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.





Комментарий к статье

Войти с помощью: 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: