Социологический психологизм во франции

Стандартный
0 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 5 (0 оценок, среднее: 0,00 из 5)
Для того чтобы оценить запись, вы должны быть зарегистрированным пользователем сайта.
Загрузка...


Считая «оппозицию» своеобразной приватной формой социального конфликта, Тард стремился доказать, что наличие общественных противоречий обусловливается взаимодействием сторонников противоположных социальных изобретений, выступающих в качестве кон-курирующих моделей подражания. Преодоление таких ситуаций, как полагал Тард, во многом происходит в силу действия третьего основного социального процесса — приспособления (адаптации).

Полагая, что «элемент социального приспособления лежит, в сущности, во взаимном приспособлении двух людей, из которых один словом или делом отвечает вслух на высказанный или молчаливый вопрос другого, так как удовлетворение потребности, как и решение задачи, есть только ответ на вопрос», Тард истолковывал «адаптацию» как доминирующий момент социального взаимодействия. В частности, именно такое понимание приспособления было характерно для суждении Тарда о классах и классовой борьбе. Тард был одним из первых буржуазных социологов, охотно пользовавшихся понятием «класс». Но содержание данного понятия он сводил лишь к психическим компонентам и декларировал, что классовая борьба является отступлением от правил «нормальной жизни».

Подчеркивая, что главным моментом межклассовых отношений выступает не борьба, а сотрудничество, Тард рекомендовал «низшему классу» осуществлять восхождение по ступеням общественной иерархии путем абсолютного подражания «высшему классу». По его мнению, роль важного фактора, уничтожающего расстояние между социальными классами, может сыграть, например, вежливое обращение». В дальнейшем аналогичные социальные рецепты преодоления классовых противоречий высказывались многими западными социологами и политологами.

Среди исследовательских интересов Тарда заметное место занимала проблема «психологии толпы» и механизмов формирования общественного мнения. Понимая толпу как собрание разнородных, незнакомых друг другу элементов, Тард утверждал, что формирование толпы происходит в результате двоякого действия механизма подражательности. Толпа, по Тарду, это «собрание существ, поскольку они готовы подражать друг другу или поскольку они, не подражая друг другу теперь, походят друг на друга, поскольку общие им черты являются старинными копиями с одного и того же образца». В качестве общих черт толпы, объединяющих ее участников, Тард называл веру, страсть, цель, «коллективное самолюбие», эгоизм и одностороннюю иррациональную подражательность. Достаточно четко осознавая многоли-кость толп, Тард предпринял попытку их классификации, По его мнению, все толпы, в конечном счете, можно подразделить на выжидающие, внимающие, заявляющие о себе и действующие.

В учении Тарда эта классификация сыграла немалую роль, но принципиального значения все же не обрела, поскольку Тарда главным образом интересовали не отдельные свойства толпы, а ее общие характеристики как зародыша и элемента общества. Утверждая, что существует два различных зародыша общества — семья и толпа, он полагал, что «в деревенских обществах господствует семейное начало… в городах господствует общество-толпа». В целом в исследованиях Тарда приоритет принадлежал изучению толпы как формы организации общества на стадии сформировавшейся городской культуры.

Стремясь к позитивному решению данной проблемы, Тард подчеркивал, что применительно к достаточно развитым обществам, достигшим зрелых этапов общественной эволюции, необходимо говорить не о «толпах», а о «публике» или «публиках». Вводя в социологическую теорию представление о публике как особии разновидности социальных общностей, он характеризовал ее как социальное объединение, формирующееся под воздействием различных средств массовой коммуникации. По Тарду, публика в отличие от толпы не является неким физическим объединением людей. Она представляет собой духовно целую группу «рассеянных» в пространстве индивидов, для которой характерно наличие заметного духовного или идейного внушения, «заражения без соприкосновения», общность мнений, определенный интеллектуализм и общее самосознание. Принципиальным отличием публики от толпы Тард считал то, что в публике каждый получает возможность для самовыражения, в то время как в толпе человек утрачивает свою индивидуальность и интеллектуальность, в силу чего умственный уровень любой толпы значительно ниже, чем интеллект большей части составляющих ее людей. Примечательно, что в рассуждениях о «публике» Тард счел возможным и необходимым подчеркнуть ее особенно быстрый рост в революционные эпохи. Это тем более интересно, поскольку Тард активно проповедовал желательность преодоления нетерпимости со стороны «всякой толпы» (или нации, среди которой господствует «дух толпы») и выгодность «постепенной замены толпы» публикой, поскольку это замещение «всегда сопровождается выигрышем в терпимости».

Основная идея Тарда о существовании «законов подражания» распространялась им на предметные области различных наук и дисциплин. Определенный позитивный эффект имело внедрение его идей в криминалистику, вследствие чего он считается одним из основоположников криминалистического направления в западной социологии.

Человек, справедливо утверждал Тард, становится преступником, а не рождается им. По мнению Тарда, «существует лишь очень немного людей, которые всегда к везде совершали бы преступления, естественные или нет, как лишь очень немногие никогда и нигде не поддались бы искушению согрешить. Огромное большинство состоит из лиц, остающихся честными по милости судьбы, или из таких, кого толкнуло на преступление несчастное стечение обстоятельств».

В общем для концепции Тарда было характерно понимание преступника как «социального экскремента» общества, сформировавшегося в соответствии с законами подражания и приспособления.

В свое время, оценивая работы Тарда о законах подражания как «очень интересное исследование», Г. В. Плеханов отметил, «что подражание играло очень большую роль в истории всех наших идей, вкусов, моды и обычаев, это не подлежит ни малейшему сомнению. На его огромное значение указывали еще материалисты прошлого века: человек весь состоит из подражания,— говорил Гельвеций. Но также мало может подлежать сомнению и то обстоятельство, что Тард поставил исследование законов подражания на ложную основу» [68. С. 13—14]. Эта оценка справедлива и поныне. Некорректная трактовка подражания и преувеличение его роли в общественной жизни в значительной мере снизили ценность ряда социологических концепций Г. Тарда. И тем не менее его социологическое творчество оказало большое влияние на формирование социологического психологизма и социальной психологии, одним из родоначальников которой Тард признается по праву. Его идеи и работы существенно повлияли также на постановку и исследование ряда проблем и теорий социологии. В современной западной социологии к ним принято относить проблему межличностного взаимодействия, проблему психосоциальных механизмов, теории массовых коммуникаций и «массового общества», теории социализации и социального контроля, проблему использования статистических методов в социологии и т. д.

Социология Тарда оказала значительное воздействие на французскую и русскую буржуазную социологию. Но особенно сильно она повлияла на развитие американской социологии и социальной психологии, где под влияние идей Тарда попали многие социологи, в том числе и такие крупные деятели социологического психологизма, как Ч. Кули и Э. Росс.

В ряду французских исследователей социальных проблем, чья деятельность объективно способствовала формированию и развитию социологического психологизма, особое место занимает видный философ, социолог и педагог, один из основоположников и классиков французской социологии, первый профессор ( Эмиль Дюркгейм (1858—1917).

Будучи наследником и реформатором исследовательских ориентаций позитивистского толка, Дюркгейм выступил против примитивистских и наивных представлений об исключительных возможностях психологизма в создании исчерпывающих интерпретаций социальной реальности.

Однако, осуществляя поиск новых идей и форм социологического анализа, способных обеспечить собственно социологическое познание проблем, Дюркгейм не сумел преодолеть ряд принципиальных моментов психологизма, которые присутствуют в его социологии в явной и неявной форме [6. С. 39]. Более того, в силу многих причин и обстоятельств именно социология Дюркгейма, в значительной мере настроенная против психологизации социологической теории, стала одним из инициирующих факторов формирования и развития социологического психологизма.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.





Комментарий к статье

Войти с помощью: 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: