Социологический психологизм во франции

Стандартный
0 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 5 (0 оценок, среднее: 0,00 из 5)
Для того чтобы оценить запись, вы должны быть зарегистрированным пользователем сайта.
Загрузка...


Исследование проблем самоубийства еще более рельефно определило противоречивость методологии Дюркгейма и оттенило одну из наиболее характерных черт его социологии, которая состояла в том, что, «хотя Дюркгейм отвергает психологизацию социального поведения в прежней трактовке, он неизбежно прибегает к помощи позитивистского социально-психологического анализа, который ограничивается в лучшем случае такими констатациями, за которыми следуют лишь заклинающие рекомендации…» [67. С. 315].

Венцом социологии Дюркгейма стала его концепция религии, изложенная главным образом в его наиболее крупной работе «Элементарные формы религиозной жизни» (1912). Позитивным моментом этой концепции было признание социальной природы религии и понимание религиозных представлений как коллективных представлений, выражающих реальности коллективного характера. Одним из интересных и оригинальных следствий данного понимания религии было рассмотрение ее Дюркгеймом как символической системы знаков, социологическая расшифровка которых позволит выявить ее истинные социальные истоки. Однако в данной концепции Дюркгейма содержались и существенные просчеты. Неправомерное отождествление религии с абстрактной идеологией и необоснованное лишение религии ее главного компонента — веры в сверхъестественное — в значительной мере снижали ценность исследований Дюркгейма.

В целом же Дюркгейм сумел удачно решить ряд актуальных вопросов и сформулировал многие фундаментальные проблемы и задачи социологической науки.

Значительное влияние на формирование и развитие социологического психологизма во Франции оказал один из основоположников западной социологии искусства, видный философ, психолог, социолог, историк и искусствовед, профессор Ипполит Тэн (1828—1893).

Социологические воззрения Тэна сформировались под определенным воздействием позитивистской философии и историографии и идей французских историков эпохи Реставрации.

Стремясь к установлению общих и частных законов истории, Тэн обращал особое внимание на ее психические компоненты, хотя одновременно отмечал определенную незрелость психологии как самостоятельной дисциплины. Примечательно, что психологизируя социологическую теорию, сам Тэн при этом полагал, что по мере развития и становления психологии она будет все более отделяться от социологии [85. С. 307].

В целом для учения И. Тэна характерно социопсихическое обоснование и объяснение гносеологии, истории, искусства и литературы.

Обращаясь к теории познания, Тэн настолько психологизировал ее, что существенным компонентом его гносеологии стало «объяснение развития познания борьбой за существование между отдельными психическими элементами» [16. С. 90], хотя наряду с этим следует отметить стремление Тэна к развитию материалистической гносеологии как науки о фактах.

Анализируя процессы исторического развития, Тэн справедливо подчеркивал, что всякое изменение в положении людей влечет за собой соответствующие изменения в их психике. Но наряду с данным материалистическим суждением он многократно допускал преувеличение роли психики и различных психических факторов в определении положения людей. Это противоречие учения И. Тэна осознавалось и им самим. Однако в конечном счете Тэн не сумел найти рациональный способ разрешения данного принципиального противоречия и ограничился туманными ссылками на «человеческую природу».

В развитии и распространении социологического психологизма немалую роль сыграли работы Тэна по социологии искусства. Рассматривая искусство как общественное явление, Тэн внес значительный вклад в его историко-генетический анализ, последовательно проводя мысль о том, что история искусства обусловливается историей общества. Благодаря такому подходу Тэн смог установить и угадать многие взаимосвязи искусства и общества, хотя и не сумел преодолеть барьеры идеалистического понимания истории.

Определенное значение для развития западной социологии и искусствоведения имели три условия (принципа) И. Тэна, проводившиеся им в ряде сочинений. По мысли Тэна, правильное понимание произведений искусства и их творцов возможно только в том случае, если исследователь установит:

  1. в какой социальной среде они формировались и развивались;
  2. в какой исторический период они работали;
  3. из какой расы (нации, народности) они происходили.

При этом Тэн также уделял большое внимание «господствующей способности» деятелей искусства, но «последний элемент обусловливался в его глазах существенным образом тремя первыми». Своеобразие каждого из трех факторов и конкретные особенности их взаимодействия, но Тэну, предопределяют индивидуальность деятеля искусства и возникновение различных жанров, стилей и школ.

Отвергнув идеалистическую теорию искусства Т. Карлейля, противопоставлявшего «гениев» и «толпу», Тэн настаивал на том, что искусство возникает и развивается по закону «социального механизма». Признание искусства как явления общественной жизни было значительным достижением социологии Тэна.

Обосновывая социальную природу искусства, Тэн утверждал в качестве основных факторов развития его географические и климатические условия, государственное устройство, характер нации («расы»), состояние умов и нравов конкретной исторической эпохи. В этой связи он выдвинул рациональное положение, согласно которому для понимания искусства, художника, группы художников необходимо с полной отчетливостью представить себе мировоззрение и нравы той эпохи, к которой они принадлежат.

Характеризуя «мировоззрение и нравы», Тэн попытался привести их к какому-то общему знаменателю и с этой целью ввел в социологию категорию «моральная температура», которая, по его мнению, должна была отразить некую общую основу мировоззрения и нравов. Современные западные социологи довольно охотно используют это понятие, хотя, подобно Тэну, они не сумели корректно определить его содержание.

В целом социологические концепции И. Тэна носили позитивный характер и выражали его умеренно-либеральные взгляды, которые значительно эволюционировали вправо после Парижской коммуны 1871 г.

Значительное воздействие на формирование социологического психологизма оказали идеи французского социолога, социального психолога, антрополога и археолога Гюстава Лебона (1841 —1931).

Лебон был твердо убежден в том, что основным инструментом познания социальных процессов и истории должна быть модифицированная психология. По его мнению, эта психология должна соответственно ориентироваться не столько на познание сознательных поступков людей, сколько на неосознаваемые моменты их душевной жизни, поскольку «скрытые, ускользающие от нас мотивы» поведения формируются благодаря «на-следственному влиянию» в «бессознательном субстрате» психики.

Уделяя большое внимание изучению современного ему общества, Лебон сформулировал основные идеи одного из первых вариантов теории «массового общества», получившей значительное распространение в современной западной социологии.

Центральным направлением социологии и психологии Лебона можно считать его психосоциологические изыскания в области психологии народов и масс.

Анализируя психические компоненты исторического процесса, Лебон пришел к выводу о телеологическом характере истории и механическом действии ее законов («со слепой правильностью механизма»), столкновение с которыми приводит к неизбежному поражению людей [52. С. 16].

В значительной мере именно действием этих законов Лебон объяснял то обстоятельство, что, как он полагал, «каждый народ обладает душевным строем столь же устойчивым, как и его анатомические особенности, и от него-то и происходят его чувства, его мысли, его учреждения, его верования и его искусства» [51. С. 5]. При этом Лебон считал, что «нравственные и интеллектуальные признаки, ассоциация которых образует душу народа, представляют синтез (обобщение) его прошлого, наследство его предков, мотивы, управляющие его поступками».

Особое место в творчестве Лебона занимали проблемы «толпы» и «расы». По мнению Лебона, в жизни европейского общества в конце XIX — начале XX в. начался качественно новый этап развития — «эра толпы», основным признаком которой является «замена сознательной деятельности индивидов бессознательною деятельностью толпы».

Понимая толпу как группу людей, охваченных общи ми чувствами, настроениями и стремлениями, Лебон выделял характерные черты толпы: зараженность общей идеей, сознание непреодолимости собственной силы, утрату чувства ответственности, нетерпимость, догматизм, восприимчивость к внушению, готовность к импульсивным действиям и бездумному следованию за лидерами.

Рассматривая наступление «эры толпы» как начало упадка цивилизации, Лебон особенно акцентировал деперсонализацию и деиндивидуалнзацию людей в толпе. Согласно утверждениям Лебона, каковы бы ни были составляющие толпу индивиды, как бы сходны или несходны ни были они между собой по своему образу жизни, занятиям, характеру или интеллигентности, один лишь факт принадлежности их к толпе достаточен для образования у них своего рода коллективной души, благодаря которой они совсем иначе чувствуют, мыслят и действуют, чем чувствовал, мыслил и действовал бы каждый из них в отдельности.

Отмечая бессознательный и избыточно эмоциональный характер поведения людей в толпе, Лебон утверждал, что это поведение обусловливается действием бессознательного закона «духовного единства толпы». Этим же законом в значительной мере, как указывал Лебон, детерминируется превращение индивида в толпе в некий безвольный автомат с подавленными рациональными началами, присущими отдельной человеческой личности. Утрата же личностных свойств индивида и индивидуальных черт личности ведет к превращению человека в иррациональное существо, стремящееся к немедленной некритической реализации внушенных ему идей.

Согласно концепции Лебона, разнообразные виды «толпы» в конечном счете могут быть сведены к двум основным типам: «разнородной толпе» (уличные группы, парламентские собрания и т. д.) и «однородной толпе» (секты, касты и классы). В этой связи следует отметить, что даже в социологии самого Лебона эта классификация не обладала принципиальным значением, поскольку автора преимущественно интересовали те общие признаки и характеристики, которые присущи любой толпе.

Проблеме рас в социологии Лебона было уделено значительно меньше внимания, нежели проблеме толпы (масс). В общих чертах изыскания Лебона в этой области были ориентированы на поиск доказательств принципиального неравенства различных рас. Ввиду отсутствия таких доказательств Лебон был вынужден ограничиваться формулировкой необоснованных суждений о том, что «различные человеческие расы отличаются между собой не только очень большими анатомическими различиями, но и столь же значительными психологическими различиями». В силу этого, по его мнению, даже в отдаленной перспективе слияние рас невозможно. Расистские взгляды Лебона выразились также в его трактовке религиозных и династических войн как войн по сути расовых.

Откровенно консервативный характер взглядов Лебона отчетливо проявился в его постоянной борьбе против любых разновидностей идеи социального равенства. Утверждая изначальное неравенство людей, в силу действия закона «неравенства индивидов и полов у высших рас», Лебон настаивал на том, что по мере развития цивилизации неравенство между людьми будет неизбежно возрастать.

Особое рвение Лебон проявил в борьбе против социализма, который трактовался им как общество, состоящее из толп неприспособленных к жизни людей и дегенератов [52. С. 285]. Не останавливаясь перед очевидными инсинуациями по поводу идеологии, теории и практики социализма, Лебон всячески пропагандировал свои концепции толпы как «последнего средства», имеющегося «в руках государственного человека,— не для того, чтобы управлять массами, так как это уже невозможно, а для того, чтобы не давать им слишком много воли над собою».

Антисоциалистические книги Лебона многократно издавались и переиздавались практически на всех европейских языках. Основания для этого были откровенно изложены в предисловии издателя очередного русского перевода: «Книга Густава Лебона — «Психология социализма» — в настоящее время может принести большую пользу в борьбе с социализмом и революционизмом… и, нужно думать, успела оберечь многие умы от гибельных социалистических и политических увлечений».

Социологические концепции Лебона в общем четко отразили теоретические, мировоззренческие и методологические просчеты консервативных версий западного социологического теоретизирования. Однако, несмотря на иногда просто явную несостоятельность и недостоверность спекулятивных доктрин Лебона, они все же послужили существенным импульсом развития социологического психологизма и западной социальной психологии, оказав значительное влияние на самоопределение их предметов.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.





Комментарий к статье

Войти с помощью: 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: