КУЛЬТУРА СОВМЕСТНОЙ ЖИЗНИ

Стандартный
0 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 5 (0 оценок, среднее: 0,00 из 5)
Для того чтобы оценить запись, вы должны быть зарегистрированным пользователем сайта.
Загрузка...


Если такие отношения сложились между молодыми супругами, им хоть на время прекратить «военные действия» и восстановить взаимную симпатию помогает секс, но спустя какое-то время и в этой области отношения могут испортиться.

Для многих мужчин с приближением ночи все дневные проблемы отодвигаются на задний план, и если жена отказывается «исполнить свои обязанности», они искренне удивляются и обижаются, сознательно или неосознанно не желая связывать ее отказ с тем, что произошло днем. Психологу они часто говорят, что если бы жена охотнее соглашалась на физическую близость, они бы более доброжелательно реагировали на все домашние дела. «Да, — соглашаются женщины, — если я не против, бывает немного лучше. Но неужели он не в состоянии понять, что прямо перейти от ссоры, во время которой он меня унизил и обидел, к нежностям в постели просто невозможно? Я чувствую себя униженной и оскорбленной, а он как ни в чем не бывало требует близости…»

Но и женщины допускают ошибки. Бывает, что жена, не обращая внимания на общее состояние и усталость мужа, провоцирует его на близость, причем часто вопреки собственному желанию и потребности. Для такой женщины половой акт, даже крайне примитивно понятый, является единственной возможностью проверить чувства мужчины. Если ситуация будет повторяться, мужчина может подумать, что его вынуждают к физическому обслуживанию, и это вызовет у него раздражение и неприязнь. Правда, если муж отказывается от сексуальной близости и вообще демонстрирует равнодушие к женской сущности жены, женщина чувствует себя глубоко обиженной.

Обобщая сказанное, приходится констатировать, что во многих случаях, «оформив официально» брак, одна из сторон воспринимает этот факт как закрепление права собственности на вторую.

С этого момента вторая сторона обязана выполнять все ее желания, любые потребности, каждый каприз. В таком браке очень тонкая, чрезвычайно деликатная сфера сексуальных отношений становится ареной серьезных злоупотреблений, взаимных обид и унижений. Многим женщинам так и не суждено узнать, что такое по-настоящему заботливое, сердечное отношение к ним, внимание мужчины к тому, что женщина чувствует и переживает. Некоторые мужчины считают (и прямо об этом говорят), что они женились для того, чтобы у них всегда была женщина «под рукой», а то, что она думает и ощущает, не имеет ни малейшего значения.

Приходится с грустью констатировать, что подобные коллизии переживают не только в простых семьях, но и в семьях людей образованных, «культурных». Да и рукоприкладство и вульгарные эпитеты, к сожалению, обычны для многих супружеских пар. Об этом пишут в письмах и говорят обращающиеся к нам пациенты, причем поведение такого рода, к сожалению, уже никого особенно не удивляет. «Когда-то, если ему случалось сказать мне что-то плохое или он меня ударил, он потом долго извинялся, жалел меня, приносил цветы. Сейчас он считает это в порядке вещей, и мне приходится первой заговаривать с ним».

К сожалению, ругательства перестали быть спецификой мужской речи. Бывает, что и женщины позволяют себе так поддать свои спутникам жизни, не обращая ни малейшего внимания на детей и посторонних, что и мужчина бы сгорел со стыда.

Говоря о трудностях в отношениях с партнером, люди по большей части рассказывают о каких-то конкретных происшествиях и конфликтных ситуациях. Анализируя услышанное, врач затем классифицирует возникшие трудности (споры по финансовым вопросам, воспитание детей, дисгармония в вопросах секса, несовпадение мнений о том, как проводить свободное время). Однако мне кажется, что все это лишь признаки, но никак не суть дела. Пациент рассказывает врачу о трудностях, которые по форме вполне совпадают с определениями, встречающимися в социологических исследованиях. Но в процессе дальнейшей работы с пациентом выясняется, например, что источники конфликта кроются в другой области, и спустя какое-то время ссоры могут возобновиться уже на другой основе.

По сути дела, «конфликтогенный» механизм сводится к тому, насколько каждый из партнеров ощущает себя достаточно значимым и любимым. Борьба всегда идет за любовь и одобрение, а источник конфликта чаще всего кроется в глубокой эмоциональной неудовлетворенности одной из сторон. Есть люди, способные прямо заявить, что им трудно, потому что они ощущают недостаточно высокую оценку со стороны партнера. В этом случае есть реальная возможность преодоления конфликтной ситуации и достижения взаимопонимания. Однако большинство не в состоянии заявить свои претензии открыто, и это рождает тем большее озлобление и неприязнь, чем больше у них страх потерять партнера, но одновременно и желание быть любимым.

Страх перед потерей любимого для многих делает затруднительным, а то и совершенно невозможным открытое выражение своих эмоциональных потребностей. В этом случае конфликт переносится в менее опасную область, на отношения, где можно и осудить и наказать партнера за разочарование, причем не признаваясь в этом. Борьба может вестись в любой области супружеских отношений: в сексе, в финансовых делах, в домашнем хозяйстве и даже в отношениях с детьми. Но перемещение конфликта еще больше затемняет смысл претензий к партнеру, как и его реакцию на них. А если еще учесть нашу низкую культуру выражения чувств и распространенный обычай демонстрировать собственные отрицательные эмоции в вульгарных словах и резких действиях — возможность взаимопонимания, по-видимому, сведется на нет, как и сама возможность разобраться в причинах неурядицы.

Вообще перенесение конфликта на «запасное поле» отнюдь не случайно. У каждого из нас есть свое слабое место, для одних это финансовые вопросы, для других — пожилые родители и еще многое другое, в чем можно легко и весьма болезненно поддеть партнера.

Мы уже говорили, что стремление скрыть истинную причину своих огорчений часто вызывается страхом утратить чувства партнера. Такого рода страх характерен для людей с низкой самооценкой, для которых главной причиной вступления в брак было желание самооутвердиться, доказать себе, что их можно любить, что они могут заинтересовать и удовлетворить партнера и в области эротики. К сожалению, любовь в этом случае является всего лишь элементом самоутверждения. И если ожидания не сбылись, обе стороны почувствуют себя обманутыми и будут выдвигать разного рода претензии и упрекать друг друга в отсутствии чувств. Лучше всего было бы прямо выразить неудовольствие и опасения, но это чаще всего невозможно, поскольку равносильно признанию в собственной слабости и в возможности дальнейшего понижения самооценки.

Совершенно иначе обстоит дело у тех, у кого самооценка достаточно высока. Они могут себе позволить проявление терпимости и легко переносят несовпадение в поведении партнера, поскольку убеждены, что несхожесть не только не угрожает прочности их союза, но совсем наоборот — является чем-то вроде особо ценного подарка для любимого человека. И даже если в какой-то период одна из сторон дает другой больше чувства и поддержки, чем получает сама, она спокойно к этому относится, потому что уверена, что в сходной ситуации партнер ответит ей тем же.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.





Комментарий к статье

Войти с помощью: 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: