Современная Россия в контексте концепции Российской полиментальности

Стандартный
0 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 5 (0 оценок, среднее: 0,00 из 5)
Для того чтобы оценить запись, вы должны быть зарегистрированным пользователем сайта.
Загрузка...


Российская полиментальность, ее основные менталитеты более или менее эксплицитно отражаются и выражаются в различных идеологических сферах, в частности, в философских и социологических направлениях и школах, начиная с работ славянофилов и почвенников (А. Хомякова, И. Киреевского, Ф. Достоевского, Н. Страхова, Н. Данилевского и др.) и западников (П. Чаадаева, А. Герцена, К. Кавелина, Г. Грановского, В. Белинского и др.).

Так, российско-православная ментальность, помимо трудов отцов церкви и богословов, в XX в. получила яркое воплощение в философских и социологических работах С. Булгакова, И Ильина, Н Лосского, Д. Мережковского, Н. Трубецкого, Г. Федотова, А. Панарина и других отечественных мыслителей. Коллективистско-социалистический менталитет выражают работы классиков марксизма-

ленинизма – Г. Плеханова, А. Луначарского, А. Макаренко, а также многих советских философов и теоретиков научного коммунизма. Индивидуалистско-капиталистический менталитет в России представлен во многих переведенных на русский язык работах западных философов и ученых – представителей ницшеанства, прагматизма, фрейдизма, атеистического экзистенциализма и др., их российских последователей, а в наше время – грантополучателей в различных западных фондах. Криминально-клановый менталитет также имеет своих «теоретиков» и доморощенных философов, вырабатывающих нормы и «понятия» криминального мира.

Менталитеты как умонастроения рельефно и ярко отображаются искусством (Семёнов, 1999а; 2007а; 2008). Так, православнороссийский менталитет выражается в художественных шедеврах в области церковной архитектуры, иконописи, духовной музыки, живописи и литературы; после 1917 г. – в эмигрантском, а позже и в неофициальном искусстве в СССР (от Церкви Покрова на Нерли до Храма Христа Спасителя в Москве; от Андрея Рублева до Михаила Нестерова и Ильи Глазунова; от церковных стихов и распевов XII в. до «Литургии» П. И. Чайковского и «Всенощной» С. В. Рахманинова; от духовных стихотворений М. Ломоносова и Г. Державина до поэзии Н. Клюева, «Лета Господня» И. Шмелева, стихов А. Ахматовой и Б. Пастернака). Ныне наблюдается возрождение этих традиций вплоть до создания сообществ православных писателей, живописцев, музыкантов, кинематографистов.

Коллективистско-социалистический менталитет воплощали многие художники (истоки этого явления можно найти еще в произведениях Н. Некрасова, в романе Н. Чернышевского «Что делать?» и др.), в том числе такие выдающиеся творцы, как М. Горький, В. Маяковский, М. Шолохов, А. Твардовский, А. Дейнека, В. Мухина, Д. Шостакович, И. Дунаевский, С. Эйзенштейн, Г. Александров и др. В наше время выражение этой ментальности прослеживается в произведениях левого оппозиционного искусства (А. Проханов, Э. Лимонов, «красные барды», «красный рок» и т.п.).

Индивидуалистско-капиталистический менталитет, прежде всего, в его западном воплощении в последние двадцать пять лет широко пропагандируется по российскому телевидению и радио, в книгах и журналах, кино- и театральном репертуаре, в концертной и выставочной деятельности. В российском искусстве ХХ-на-чале XXI в. этот менталитет выражают такие его представители, как М. Арцыбашев И. Северянин, 3. Гиппиус, В. Набоков, И. Бродский, М. Шемякин. Н. Сафронов, Виктор Ерофеев и др., а также множество современных деятелей шоу-бизнеса и массовой культуры.

Криминальный менталитет также имеет свое широкое представительство в массовой культуре нашего времени: всегда существовали так называемые «блатные песни», своеобразное подпольное «изопорно» и соответствующее литературное «творчество». В последние годы снова широко зазвучал уголовно-блатной мелос. Происходит героизация и мифологизация уголовного мира и мафии в беллетристике и кинематографе, тиражируются самые пошлые и патологические «чернушно-порнушные» произведения.

Архитектура особенно наглядно отражает особенности менталитета определенной социальной группы, прежде всего, правящей в ту или иную эпоху элиты, как показано автором на примере истории архитектуры Петербурга (Семенов, 2008, с. 319-326).

Петербург удивительным образом как «самый умышленный город в мире» (Ф. М. Достоевский) даже в своих наименованиях воплощает сущность и смену главных российских менталитетов трех последних столетий (сравним хотя бы с неизменностью имени Москвы).

Санкт-Петербург (1703-1914), являясь столичным (с 1712 г.) городом Российской империи, тем не менее имел европейское наименование, по сути, отражающее западные ориентации Петра I и части дворянства. Это нашло выражение в архитектуре, творимой европейскими архитекторами и их русскими учениками (барокко, классицизм, модерн, эклектика). Даже православные храмы в Санкт-Петербурге до середины XIX в. создавались в западноевропейских стилях (вплоть до готики).

Петербург – наименование полуофициальное, представляющее собой как бы снижение официального – Санкт-Петербург (бытовое «Питер» сохранялось на протяжении всего советского периода). Этому названию, появившемуся в эпоху капитализации России после реформ 1861 г., соответствует архитектура поздней эклектики, доходных домов, промышленных и торговых строений – эпоха, лишенная возвышенного «Санкт».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.





Комментарий к статье

Войти с помощью: 

Мы не размещаем навязывающуюся, эротическую, шоковую и любую другую плохую рекламу. Сайт живет за счет рекламы. Пожалуйста, отключите блокировщик рекламы для этого сайта

Обнаружен включенный блокировщик рекламы

Мы не размещаем навязывающуюся, эротическую, шоковую и любую другую плохую рекламу. Сайт живет за счет рекламы. Пожалуйста, отключите блокировщик рекламы для этого сайта

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: