ДЕТСКИЕ НОВОГОДНИЕ КАРНАВАЛЫ

Стандартный
0 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 5 (0 оценок, среднее: 0,00 из 5)
Для того чтобы оценить запись, вы должны быть зарегистрированным пользователем сайта.
Загрузка...


ЭМОЦИИ

О том, что новогодние карнавалы были для детей не только увеселением, свидетельствуют эмоциональные переживания, которые сохранились в памяти. Эмоции, которые возникали в детстве на елке, непросто вспомнить: обычно это второй-третий «культурный слой», который открывается при интервьюировании. Спектр эмоциональных переживаний колеблется от восторга и радости до обиды, неловкости, ненависти и страха (Ср. с эмоциональным фоном святочного обряда: «Чувство страха» «часто перерастает, по свидетельству С.В. Максимова, собственно эстетические рамки и даже имеет для участников представления весьма серьезные последствия». ( ИвлеваЛ.М. Ряженье в русской традиционной культуре. С. 223.)) : Был многими. Каждый год разный. Петрушкой, Матросом, Новым Годом, кем-то еще (всего не помню), всегда к этому с восторгом относился, да и сейчас тоже есть желание нарядиться в карнавальный костюм (Форум «Новогодние костюмы» на сайте «76-82.ru Энциклопедия нашего детства». URL: http://www.76-82.ru/forum/viewtopic.php?t=1179) .

А вот вспомнила, во 2 классе я была Бабочкой. Мама мне разрисовала крылышки — марлю на каркасе, усики на голове. Ещё для правдоподобности я была в жёлтой водолазке и жёлтых колготках. Всё вроде ничего, но я хотела хоть какую-нибудь юбку, или шортики, чувствовала себя голой! Но мама всячески убеждала, что юбка здесь лишняя и именно так выглядит Бабочка… Мне было страшно неловко на утреннике, но похоже никого больше это не занимало так как меня. Была там одна девочка из параллельного класса с крошечными крылышками и в Юбке! Блин. А у меня самые настоящие метр в диаметре крылья и… такой конфуз (интервью, ж., 1970 г. р.). В общем, бабочка было просто чудовищной. А когда я увидела костюм девочки из третьей парадной уже в садике, я просто плакала и не хотела участвовать в спектакле. К снежинке (к колготкам) я требовала пришить серебряный дождик, но мама мне отказывала. Поэтому костюм снежинки также был ненавистен (интервью, ж., 1985 г. р.). Эмоциональный накал и память о нем говорят о том, что действо переживается не как рутинное (вряд ли возможно помнить все обиды и радости детского возраста). Вкупесвыделенностью события из ряда прочих, фактором публичной оценки и самооценки карнавал становится моментом идентификации себя.

РОДИТЕЛИ

«У меня нет костюма! У нас мама уехала», — заявляет Дениска Мишке в рассказе Виктора Драгунского «Кот в сапогах». В многофигурной структуре новогодних карнавалов роль родителей пока оставалась на втором плане, на первом были видны организаторы-инициаторы и костюмированные дети. Роль родителей меж тем существенна — они и скрытые стимуляторы маскарадной активности, и жертвы педагогической инициативы. Прежде всего — матери, но и отцы выступали в роли театральных художников и костюмеров — воображая, проектируя и реализуя тот образ, который был предписан ребенку. Неумение шить, отсутствие фантазии или времени для подобных занятий не рассматривались как оправдание: родители должны сделать ребенку костюм. Мама, бедная, не умеющая шить, вынуждена была делать мне костюм снежинки… Она рассказывает, что задача состояла в том, чтобы к белому платью приклеить мишуру и куски ваты (интервью, жен., 1984 г. р„ Ленинград). Решения этой трудной задачи находили самые разнообразные:

  • создавали костюмы из того материала, который был «профессионально» близок взрослым: инженеры клеили костюмы из ватмана. Все костюмы делала мама (работающий инженер). Шляпа Пушкина была из ватмана, как и шляпы арлекина, мушкетера (интервью, муж., 1982 г. р., город Великие Луки Псковской обл.). Наверное, врач травматолог лепил зайцу гипсовые уши. Уши, цельнолитные с облегающей голову шапочкой, сделал из гипса папа. Кстати, очень мастерски сделал  (Форум «Новогодние костюмы» на сайте «76-82.ru Энциклопедия нашего детства». URL: http://www.76-82.m/forum/viewtopic.php?t-1179 ) . Мастерицы шили по выкройкам «Домашней энциклопедии»: Мне бабушка замечательные костюмы шила по выкройкам из старой «Энциклопедии домашнего хозяйства» ( Там же). Остальные разыскивают части костюма по знакомым или обращаются к работающим в театральных костюмерных цехах родственникам и знакомым.

Умение сделать костюм «из ничего» со скоростью сказочных рукодельниц считается обычным материнским умением:

 Костюмы делала мама, шила она их достаточно быстро (Рарианты типа за ночь), она вообще много шила в то время. В принципе, из того, что было:
  • старые платья
  • искусственный мех
  • обрезы ткани из закромов родины… (ж., 1987 г. р.)
  • Подвигом, или как минимум поступком, на этом фоне считалась жертва своим драгоценным платьем (свадебным или новым подарком мужа, как у героини Н. Гундаревой).
  • …мамы и резали свои свадебные платья (а куда ж их ещё было использовать?) Помните сцену из фильма «Однажды 20 лет спустя», где Гундарева разрезает своё платье из блестящей материи, чтобы сшить наряд дочке? Вот моя мама точно так же своё платье изрезала для моего наряда Снегурочки  (Форум «Новогодние костюмы» на сайте «76-82.ru Энциклопедия нашег о детства». URL: http://www.76-82.ru/fonjm/vievvtopic.php?t-1179).

Предпринимая сверхусилия и жертвуя собственными ценностями, матери не задумываются о том, чего они добиваются для своих детей. В чем цель усердия или даже жертвы? Возможно, она совершается для обеспечения детям социального комфорта/успеха. Или собственный материнский успех напрямую зависит от социализации детей и поэтому можно пожертвовать своей женской успешностью (изрезав новое платье без шансов компенсации потери) или женской реликвией (свадебным платьем). С другой стороны, речь может идти и о творческой реализации родителей. Ведь, кроме самодеятельности в домах культуры, возможностей для собственных карнавалов и игр взрослая советская жизнь не предполагала. Творческая активность приветствовалась у детей или ради детей.

Я отлично помню, что, когда мне было лет пять, родители сделали  мне костюм ковбоя на новогодний детский праздник… Мне сделали картонную шляпу, надели на меня клетчатую рубашку, к брюкам пришили бахрому, папа укоротил свои старые подтяжки, и для полноты образа на шею мне повязали мамин платочек. Помню, от платочка пахло духами. А главное, папа сделал из отслуживших свой срок маминых сапог две кобуры и ремень. В одну кобуру вложили красный пластмассовый пистолет, который мог брызгать водой и слегка напоминал револьвер, а в другую — железный игрушечный пистолет, не похожий ни на один реальный аналог. Пистолеты были самой слабой частью костюма. А папа после того карнавала был какой-то грустный. Сейчас я думаю, что он хотел успеха и триумфа сделанного им костюма. А этого триумфа не случилось  (Гришовец Е. А…..а. Повесть. М., 2010. С. 59.). А Данилу в первом классе [шила. — И. В.] костюм индейца. Мне очень костюм понравился, даже больше делать, было интересно придумывать, тогда еще надо было из подручных средств делать, а мне это даже иногда больше нравится, чем, когда все купить можно. И лук и мишень сделали и даже устроили соревнование по стрельбе из лука (интервью, ж., 1945 г. р.).

Учитывая то, что мамы и папы готовили костюмы детям даже тогда, когда педагоги от них этого не требовали (на домашние праздники), и явно до того, как дети могли просить об услуге костюмирования (костюмы для детей 1—2 лет от роду), можно предположить, что родители, и особенно матери, сами становились ритуальными специалистами- костюмерами в деле прививки исследуемого символического навыка. Привитое им официальным институтом умение они считают себя обязанными передать детям: Моя мама очень талантливый человек, с фантазией и золотыми руками. Когда я вспоминаю, какие костюмы она нам делала, я понимаю, сколько труда она в это вкладывала, и кажется, только сейчас я по-настоящему понимаю, как я ей за это благодарна. Спасибо, мамочка, что ты уделяла нам столько времени, что за несколько месяцев начинала нас тормошить и спрашивать «кем ты хочешь быть на новый год?», придумывала и реализовывала наши детские фантазии (Сайт «Каролин солнечное настроение». URL: http://karollr.myl.ru/puhl/1-1-0-6) .

61. Снежинка. 1988 г. Вологда. Архив Л. Голубевой

61. Снежинка. 1988 г. Вологда. Архив Л. Голубевой

Советские детские карнавалы являются устойчивой ритуальной практикой, главным символическим навыком которой служит преображение’, перевоплощение в заранее продуманный образ. Реестр образов определен культурной компетенцией общества, он вполне сформирован, и большинство образов легко вообразимо и воспроизводимо носителями данной культуры. Образное пространство карнавалов неравноценно: существует иерархия желаемости персонажей. Назначение ролей связано с фактором оценки участников организаторами, ритуальными специалистами. Таким образом, в «карнавале» реализуется актуальная социальная иерархия коллектива, который переживает ритуальную, праздничную идентификацию. Кроме детей и воспитателей (представителей государства) в ритуале участвуют и родители, легитимизируя его идентичность и значимость события институциональной оценки ребенка. Оценка эта оформляется праздничной, сказочной декорацией. Возможно, такого рода оценку можно считать самой эффективной с точки зрения суггестии.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.





Комментарий к статье

Войти с помощью: 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: